10 причин их ненависти: кто такие хейтеры и зачем они занимаются травлей

10причинихненависти:ктотакиехейтерыи зачемонизанимаютсятравлей

На самом деле причина у хейтеров только одна, и она очень простая: преследование дает им чувство силы и безграничной власти над жертвой. Но что делать, если жертвой оказалась ты? В нашем спецпроекте об этом расскажут психолог, юрист, знаменитости, которые столкнулись с кибербуллингом, и даже девушка, которая много лет была хейтершей.

T

«Есть люди сумасшедшие, есть совершенно сумасшедшие, а есть те, кто пишет письма в газеты». 

 С . Ф р а й 


Кибербуллинг – явление относи­тельно новое, но сам феномен хейтерства существует много лет. С ним имели дело и исторические личности (Оскар Уайльд, Мэрилин Монро), и обычные люди. Разница в том, что теперь хейтерам больше не нужно встречаться с жерт­вой, чтобы получить доступ к ее частной жизни. Достаточно просто погуглить.

Преследователи сегодня могут «авто­матизировать свой труд». Например, заспамить чело­века сообщениями или письмами. Или просто тегнуть и рас­сказать о нем чудовищные вещи всем его друзьям – он не успеет снять метку достаточно опера­тивно. Возможность проделывать это всё анонимно дает чувство безопасно­сти и толкает на всё более жестокие экс­перименты. А жертве некуда спрятаться – вся ее жизнь в Сети как на ладони.

Хейтеры даже создали собствен­ные блоги – сущест­вуют сайты, где люди анонимно годами обсуждают жизнь других людей в совершенно удиви­тельной тональности.

Некоторые идут дальше: например, могут устроиться на работу к фото­графу, который им не понравился, делать снимки у него в студии, общаться с его детьми и вести детальный отчет о том, что происхо­дит в его жизни.

Однажды, когда произошел «деанон» преследователей Божены Рынски, известный блогер обнаружила, что ее репутацию годами очерняла довольно близкая знакомая, которая ни разу не сказала ей плохого слова в лицо.

Со стороны это может показаться безумием. Зачем тратить время и энергию? Как можно читать полные ненависти диалоги по двести – триста страниц?


Реальная история
Залина

Я несколько раз переживала травлю. В феврале этого года я высказалась в поддержку девушек, снявшихся в клипе Rammstein. В ответ мне стали поступать ежедневные угрозы, а одна из радикальных организаций объявила денежную награду за видео с моим избиением. Тогда я была беременна и, чтобы защитить себя и ребенка, обратилась в полицию.

Главное, что при­влекает хейтеров, – эмпаурмент, то есть обретение силы. Со стороны кажется, что селебрити или просто публичные личности находятся на вершине (что, конечно, не всегда так, тем более что за последние десять лет понятие «звезда» значительно обесценилось). Обычному человеку становится обидно, что кто-то другой, по его мнению недостойный и мало что умеющий, получает внимание, деньги или другие ресурсы. Поводом также может быть личная неприязнь или вообще случайность: хейтеру не понравилось чье-то высказывание в сетевой дискуссии, и он придумает основание для травли. Точно также сквоттеры в Испании (те, что захватывают пустующие во время коронавируса дома богатых иностранцев) говорят, будто они вламываются туда из чувства справедливости: им негде жить, а у людей вон сколько всего!

Использование явно нечестных методов – оскорблений, слежки, публикации фальшивых новостей, сплетен – обычно не смущает хейтера. Он легко оправдывает себя тем, что на войне все средства хороши. Как правило, преследователи, затевая травлю, либо выдумывают недостатки жертвы с нуля, либо намеренно их преувеличивают, раздувают скандал. Например, первых феминисток, которые вообще-то были обычными работающими женщинами с детьми, называли уродливыми, одинокими, грубыми и наглыми, иными словами, категорически не соответствующими закрепленным стандартам правильной жены и матери.

Такой подход дает хейтерам ощущение правоты и единства («мы вместе делаем хорошее дело»), а также возможность выразить скопившиеся негативные эмоции, поиграть в детектива, получить заряд энергии. Всё это – без каких-либо серьезных рисков, в полной безопасности. Эдакая поездка на американских горках не выходя из дома.


Звездный кейс
ОЛЬГА БУЗОВА
телеведущая, певица


Мне тяжело найти ответ на вопрос, почему люди хейтят. Я живу по другому принципу – лучше похвалю, если увижу что-то красивое или достойное. Мне хочется излучать позитив. Слово «хейтеры» в принципе появилось не так давно, мне кажется, с моим появлением. (Смеется.) Но вообще тема очень серьезная, и, если говорить о буллинге в школе, то мне очень жаль, что люди с детства испытывают такие негативные чувства. Почему они это делают? Им так проще? Мне сложно ответить.

Есть просто хейт, когда человек не воспринимает другую личность, не любит ее, но ведь невозможно всем одинаково нравиться. А есть оскорбления, которые могут задевать человеческое достоинство. Я всегда смотрю по ситуации. На многое уже стараюсь не обращать внимания, чтобы не тратить свое время на негативные эмоции, но если задевают мою честь, достоинство, если обижают моих поклонников, то я могу ответить и показать людям, что так делать нельзя.

Хейт может выбить из колеи, и ты начнешь заниматься не тем, чем нужно. Считаю, что стоит выработать иммунитет и не пропускать негатив через себя. В моем сердце не живет такое чувство, как ненависть, и я на самом деле стараюсь многих оправдать, ведь причиной могут быть слабость и несостоятельность. Я правда стараюсь не обращать внимания. И поступаю так, как подсказывает сердце.

Я с 18 лет нахожусь на глазах у миллионов людей, поэтому было бы глупо говорить, что мне всё равно, что обо мне скажут. Конечно, меня интересует, что обо мне пишут, мне важна реакция на мои продукты, клипы, треки. Я очень активный пользователь Сети и всегда ищу обратную связь с поклонниками. Но решения принимаю сама. Если я уверена в чем-то, если у меня есть конкретная задача и конкретная мысль, то никто меня с дороги не собьет. Я Козерог, и меня в этом случае невозможно переспорить, скажем так. Но, конечно же, интересно, что обо мне думают.

Я очень чувствительная и ранимая девушка. Не знаю, сколько должно пройти лет, чтобы у меня появилась такая броня, чтобы совсем не обращать внимания на колкости или оскорбления. Я очень трепетно на всё реагирую, и меня до сих пор можно обидеть. Я не всегда это показываю и считаю, что лучшее оружие – это любовь, добро и улыбка. Наверное, это одно из моих достоинств. Шоу-бизнес, весь этот негатив, сложности, в которые я попадала, не сломали меня, не сделали из меня черствую буханку хлеба, я по-прежнему радуюсь мелочам и могу принять что-то очень близко к сердцу.

Тем, кто сталкивается с хейтом, я могу сказать: “Мои хорошие, идите своей дорогой, ставьте цели, добивайтесь их! Если вы будете обращать внимание на происходящее вокруг, на все мнения и замечания, это будет сбивать вас с пути. Конечно, близкие люди могут вам что-то подсказать и посоветовать, но мы говорим именно о добрых намерениях. С хейтом можно бороться только любовью. Постарайтесь не сеять негатив в своем сердце. Верьте в себя, и у вас всё получится!”


Несколько раз хейтерские сайты даже принесли пользу: помогли разоблачить и задержать мошенников. Но чаще всего подобные сообщества только распространяют слухи и недостоверную информацию. Жизнь людей, за которыми следят аноны (как они себя называют), значительно ухудшается. Известны случаи, когда жертвам хейта приходилось менять имена и переезжать. Некоторые пытались покончить с собой (особенно уязвимы перед потоками ненависти подростки). Хейтеров ничто не останавли­вает. Им кажется, что жертва заслужила всё, что с ней проис­ходит. Если же она пытается сопротив­ляться, объясняться или просить пощады, это только подхлес­тывает преследовате­лей. Они принимаются высмеивать ее слова, искать в них скрытый смысл – и ненависти становится еще больше.

Хейтерам не обязательно быть орга­низованной группой. Иногда человек подвергается пресле­дованию спонтанно, потому что публично поделился мнением, которое оказалось непопулярным.


Жертва травли
Хана Кимура
22 года

Участница реалити-шоу Terrace House: Tokyo 2019–2020 получала около сотни хейтерских комментариев ежедневно. В конце концов в мае 2020-го Хана покончила с собой, оставив сообщение: «До свидания. Я вас люблю, живите долго и счастливо. Простите».

Существует даже термин FOSO (Fear of Standing Out) – страх выделиться, произнести что­-то не то и превратиться в изгоя.

Легко вспомнить, как в разгар острой политической ситуа­ции страшно хоть что­-нибудь сказать на волнующую всех тему, потому что в коммен­тариях может разра­зиться война, и вполне приличные люди внезапно перейдут на личности, отфрен­дят или забанят, а ты будешь потом еще месяцы расхлебывать последствия.

Именно ужас перед таким исходом формирует у людей социальную тревож­ность: многие боятся открывать телефон и читать новости, тем более комментиро­вать их.

Звездный кейс
Алексей Воробьев
артист


Во время и после «Евровидения» у меня было столько хейтеров, что в итоге они стали моей основной поддержкой. Я так много выслушал в свой адрес и от незнакомцев, и от коллег, и в СМИ, что понял, сколько людей проживали момент вместе со мной. А это чертовски здорово! Я тогда натренировался не обращать внимания на хейт, так что теперь меня трудно чем-то по-настоящему зацепить.

Кто уязвим перед хейтерами?

В первую очередь страдают дети и подростки (самое большое количество хейта адресовано группе 11–16 лет), во вторую – женщины. Мужчин ненавидят и преследуют гораздо реже. Градус ненависти усиливается, если у жертвы есть некие хорошо различимые особенности (хейтерами они воспринимаются как недостатки). Например, женщин с избыточным весом хейтят в десять раз сильнее, чем террористов.

Другими причинами для травли могут быть: цвет кожи, национальность, религиозная принадлежность, акцент, политические убеждения, сексуальные предпочтения, ментальные проблемы и другие проблемы со здоровьем. Впрочем, если даже поверхностно изучить этот список, мы легко увидим, что основанием становится всё что угодно: от прически до формы пальцев, от преступления до стихотворения.


5 фильмов о кибербуллинге

«Кибер-террор» (2011)

«Как я дружил в социальной сети» (2011)

«Молчание до гроба» (2012)

«Кибер-террор» (2015)

«Убрать из друзей» (2015)


Какие люди становятся хейтерами?

Ими могут быть и муж­чины, и женщины – в зави­симости от того, кто выбран объектом травли. 

Хейтеры не считают, что делают что-­то ужас­ное: более 40% людей, начавших кибербуллинг, полагали, что это шутка или просто невинный троллинг. Больше всего хейтеров среди подрост­ков (как и жертв), меньше всего – среди тех, кому 25–35 лет. Система­тическое проявление ненависти требует много времени и ресурсов, поэ­тому часто кибертрав­лей занимаются люди, работающие из дома или оставшиеся без работы.


Жертва травли
Беатрикс «Трикси» Харт
16 лет

Бывшая участница телешоу «Британия ищет таланты» покончила с собой из-за травли в интернете, которую устроили сетевые тролли. Они критиковали ее голос и певческий талант, манеру одеваться, называли ее уродиной и шлюхой. Трикси удалилась из всех соцсетей, но это не помогло, и в сентябре 2018 года Харт добровольно ушла из жизни.


Как распознать кибербуллинг

В 2007 году автор книг о сетевой безопасности Нэнси Уиллард создала список признаков интернет-травли. Вот он:

• угрозы, преследование, оскорбления;

• домогательства и сексуально окрашенные навязчивые послания;

• выставление в черном свете;

• создание фейковых страниц от имени преследуемого человека и публикация на них неприятного контента (например, от имени уважаемого писателя подписчикам могут сыпаться предложения сексуального характера);

• разглашение контактов и другой значимой информации, публикация переписки;

• бойкот и социальная изоляция (удаление из групп, отказ отвечать на сообщения, игнорирование) и спам.


Звездный кейс
Ида Галич
БЛОгер


По моему мирощущению хейт делится на два вида. Один – более или менее логичный, когда человек делает что-то не то и поднимается волна негодования в его адрес, а второй – необоснованный и хамский, который является для сторонних людей просто выбросом эмоций. Я убеждена, что счастливый человек никогда негативных хейтерских комментариев не напишет.

Например, человек приходит с нелюбимой работы в нелюбимую семью, занимается нелюбимым делом, и вот он срывается на какой-то женщине из другого города (к примеру, она фитнес-тренер) и пишет ей всё, что думает: про лицо, фигуру и т. д. И это такой вид хамства, который мы вынуждены терпеть в XXI веке в интернете и не имеем возможности его избежать.

Я уверена, что на хейт реагировать нельзя, потому что так ты инициируешь лавину. Когда ты публикуешь в сторис смешной ответ дурацкому хейтеру, это дает повод другим для еще большего количества негативных комментариев, тем самым провоцируется нескончаемый поток какой-то онлайн-ненависти. И неважно, публичный ты человек или обычный. Закон лавины работает для всех одинаково.

И в такой ситуации я обычно поступаю очень просто – жалею людей, которые способны выдавить из себя столько негатива. Я поняла, что они глубоко несчастны и мои ответы им ни к чему в общем-то. Так зачем мне тратить на них свои эмоции и энергию?

Думаю, что каждый человек в течение жизни обрастает броней, которую порой кому-то все-таки удается пробить. Меня задевают какие-то вещи, особенно когда они бьют по-больному. Бьют сильно. Но я стараюсь и учусь абстрагироваться.

Если ты столкнулась с хейтом в стиле "Фу, некрасивая", помни, что воспитанный, счастливый, адекватный человек, у которого всё хорошо, никогда не напишет, что ты толстая, даже если это так. Просто пожалей его и иди дальше. Не реагируй, не надо! Если речь идет о какой-то неадекватной критике – пропускай ее и не зацикливайся. Всё, что говорят тебе в этом случае, – ерунда!


К чему приводит кибербуллинг: 

• Появляется тре­вожность, в том числе социальная. Страшно откры­вать сообщения в мессенджерах или вообще брать телефон в руки; не хочется выска­зывать свою точку зрения, делиться сомнениями, взаимодействовать с другими людьми, выходить из дома.

• Ухудшаются сон и физическое состояние: чело­век постоянно мобилизован, напряжен. Орга­низм изнашивает­ся, могут сниться кошмары или даже появляются галлюцинации.

• Пропадает аппетит.

• Часто жертва замыкается в себе и пытается спа­стись в иллюзор­ном мире: больше играет, читает или иным образом организовывает себе простран­ство, где его не смогут найти (алкоголь и нар­котики не исклю­чаются).

• Снижается само­оценка, появляются суицидальные мысли и/или желание себе навредить.

• Может развиться паранойя: страшно заводить романтические отношения, дружить и называть кого­-то своим другом, в целом общаться с людьми, доверять им.


Звездный кейс
Айза Долматова
блогер


Я не психолог, чтобы выявлять причину ненависти в интернете. Быть хейтером – это, конечно, некий диагноз, потому что писать гадости человеку нужно еще уметь. Хотя хейт хейту – рознь. Есть объективная критика, есть очень хороший юмор – сарказм, а есть откровенные оскорбления. Мне кажется, что эти люди хотят внимания.

Когда ты реагируешь на хейт, он только увеличивается. Человек начинает общаться с тобой именно таким образом, зная, что ты даешь обратную связь. Я этого не делаю, но знаю, что многие мои друзья отвечают на грубые сообщения. Я с ними не согласна, но каждый по-своему проживает свою боль. Я же обычно молчу или желаю всего хорошего. Даже не блокирую. Просто искренне желаю всего хорошего, правда.

В целом меня не очень волнует, что обо мне говорят. Конечно, бывает иногда не очень приятно, когда пишут откровенную ложь. Но с каждым годом я все проще и проще к этому отношусь.

Тут дело в понимании. Ты можешь 20 лет быть в игре и продолжать реагировать. Я просто стараюсь понять людей, которые пишут мне гадости. Понять, почему они это делают. Но я не хочу никого менять.

Самый популярный комментарий под моими фото, если это хейт: «Да ты просто бывшая жена Гуфа!» Если это добро: «Ты самая откровенная и честная женщина в социальных сетях!»

Однажды, очень давно меня и Гуфа пригласили на шоу к Сергею Минаеву. Был миллион сообщений (за спиной шел чат, а Сергей читал вопросы) – хороших и плохих. Среди них попадались гадкие. Сережа, глядя на нас, сказал: «Ребят, ну вы же понимаете, что это слава? Если про вас говорят плохо, то это слава!». Просто поблагодарите тех, кто так искренне интересуется вашей жизнью, кому она не дает покоя.


Что делать, если травля началась?

• Постарайся деанонимизировать хейтера, особенно в случаях локальной травли (на работе, в школе и пр.). Так зачинщика можно будет уволить, наказать или иным способом призвать к ответственности. Пока преследователь чувствует себя в безопасности, он не захочет оставить жертву в покое.

• Не бойся огласки и не стесняйся просить помощи. В России нет внятного законодательства, касающегося сетевой агрессии, но есть статьи закона, к которым можно при случае обратиться (например, статья о клевете). Здесь понадобится консультация юриста.

• Мысленно верни хейтеру ответственность за его действия. «Сама виновата» – позиция агрессора.



Реальная история
ЕКАТЕРИНА

Я вела блог на форуме, посвященном дому и кулинарии. Делилась своими проблемами. Девочки меня поддерживали и давали советы. Но я им не следовала, возражала, и в какой-то момент все решили, что я ничего не хочу менять, а хочу просто привлекать к себе внимание. Меня стали ненавидеть, называли ленивой, глупой, толстой...

Когда я выкладывала фото, писали: «Неудивительно, что с мужем проблемы, посмотри на себя».

В итоге я закрыла блог от читателей, а потом и с форума ушла. Но эти унижения привели меня в кабинет психолога, потому что жить мне не хотелось.


Бывают редкие случаи, когда жертва травли действительно сотворила что-то жуткое. Например, профессор Соколов, убивший и расчленивший девушку, жаловался на травлю в интернете и обвинял СМИ в том, что это они создали ему ужасную репутацию. Но часто проступок жертвы не сопоставим с уровнем вернувшейся агрессии, и за нее ответственны только те, кто ее проявляет.

Изучи вопрос: сейчас есть книги и статьи о том, что такое буллинг, кто такие хейтеры, что ими движет и как жертва может себе помочь – с детальными инструкциями.

Если с травлей столкнулся близкий человек, ни в коем случае не говори ему вещей в духе «Не обращай внимания», «Они скоро потеряют к тебе интерес» и «Будь выше этого». Лучше проконсультироваться с юристом и организациями, которые специализируются на помощи пострадавшим от кибербуллинга.


Комментарий юриста
Мария Меркурьева,
основательница проекта «Юридический ангел для нормальных людей»

Каждый имеет право на защиту чести, достоинства и деловой репутации. Если кто-то распространяет порочащие тебя и неправдивые слова, потребовать опровержения можно, опираясь на статью 152 Гражданского кодекса. Свой запрос адресуй оператору площадки (администрации соцсети, онлайн-издания и т. п.) и самому автору, если его личность известна.

Если опубликованы не только оскорбления (Маша – дура!), но и угрозы (найдем тебя, Маша, и обольем грязью), то требование об удалении текста стоит направить и провайдеру хостинга.

Если раскрыта персональная информация (адрес, телефон, паспортные данные), стоит написать жалобу в Роскомнадзор. Через суд можно требовать прекратить размещение оскорбительных текстов, опубликовать опровержение, компенсировать моральный вред и убытки, причиненные ложью.


Как я была хейтером

Наша героиня решилась на очень важный шаг: она рассказала, каково это – быть человеком, который ненавидит и преследует другого просто за то, что он есть.

Началось все случайно: одна известная женщина, звезда, довольно скандальная, в очередной раз выступила с заявлением: «Когда уже эти свиноматки научатся воспитывать своих выродков!». Мы обсуждали это с приятельницей, и она скинула мне ссылку на форум хейтеров. И я пропала. Я вовсе не собиралась никого преследовать. Сначала мне просто интересно было читать и всё знать об известных людях – хейтерам нет равных в умении накопать информацию.

Потом я поймала себя на том, что мне очень нравится дух и атмосфера сообщества. Хейтерские форумы всегда анонимны, некоторые настолько, что у пользователей нет даже ников, и все там очень смелые. Эдакая вольница, место, где можно всё и ни за что не забанят. Я была убеждена, что презираю ту женщину за дело. Если говорить объективно, ее в самом деле было за что ругать – и даже тоже назвать хейтершей. Много раз она позволяла себе ненавистнические публичные высказывания. Была замечена в поддержке интернет-травли: такое, знаете, «ату ее, ату!». Ну и, наконец, она меня откровенно раздражала. Всем.

Ненависть объединяет: в хейтерском сообществе я нашла безусловную поддержку и принятие. Тем временем мои личные отношения ухудшались: мужчина требовал то детей, то пирожков, то тела фитоняши, чтобы со мной «не стыдно было выйти в люди». С деньгами тоже стало плохо. Хейтерство сделало меня сильно беднее: вместо того чтобы работать (я фрилансер), я тратила часы на поиски информации о моей жертве и клепала оскорбительные мемы.

Закончилась история буквально в один день, и закончилась страшно: в жизни женщины, которую я упоенно травила, случилась трагедия. И мне захотелось поговорить об этом с виртуальными «друзьями». Я была уверена, что мы все сейчас это обсудим, и… Ну и прекратим травлю, потому что как иначе? В тот момент я чувствовала, будто у меня тоже трагедия, ведь я сейчас потеряю огромную и значимую часть моей жизни, привычные ритуалы (проснуться и посмотреть, «что там у нашей»), эмоции, на которые уже подсела. Но что делать – я думала, что вариантов нет. А оказалось, они есть… Несколько часов подряд на форуме сыпались сообщения в духе «Она, конечно, мерзкая, но мне ее жалко». Но потом начали появляться вопросы «Интересно, что она теперь будет делать?». И плотину прорвало: «Ха, карма догнала!»; «Сейчас деньги начнет клянчить, убогая!»; «Надеюсь, она теперь сдохнет». Я не знаю, почему мне повезло оказаться… ну в какой-то степени порядочным человеком, что ли, несмотря на всё, что я делала. У меня еще была внутренняя планка, понимание, что есть грань, за которую нельзя заступать. У этих людей ее не было совсем, и мне стало страшно. Я удалила все аккаунты и больше никогда туда не возвращалась.

Поначалу было нелегко. У меня случилась самая натуральная ломка. Не хватало этих ярких эмоций, ощущения того, что я лучше, что я права. А потом меня отпустило. Да, пришлось учиться заново жить нормальной жизнью, и теперь я даже ей довольна – по-настоящему.

Только жаль, что я потратила несколько лет на виртуальную ненависть, которая чуть не разрушила меня саму. И вот еще: мне до сих пор стыдно за это.




{"width":320,"column_width":15,"columns_n":6,"gutter":45,"line":20}
default
true
300
450
false
false
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: Arial; font-size: 17px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}
    Загрузка статьи...