Женское дело: почему мужчины не имеют права голоса в вопросе аборта

Почти каждый месяц в нашем обществе поднимается вопрос частичного запрета абортов. Вот и неделю назад РПЦ вновь выступила с инициативой: на этот раз предлагается вывести аборты из системы обязательного медицинского страхования. И, заметим, поскольку инициатива исходит от церкви, значит она исходит от мужчин, у которых вообще нет и не может быть никакого права голоса по этому вопросу. Давай разберемся почему.

Женское дело: почему мужчины не имеют права голоса в вопросе аборта

На самом деле всё, конечно, очень просто: нет матки — нет права голоса. Но почему-то мужчины всё чаще заявляют, что имеют право распоряжаться женским телом на том основании, что ребенок был зачат от них. Но достаточное ли это основание?

Имеет ли мужчина право требовать рождения ребенка?

Ответ однозначен: нет. Мужчина имеет право высказать свое желание стать отцом в случае незапланированной беременности, но не более того. Никаких прав у него нет и быть не может.

Последнее время в Сети появилось много мужских пабликов, участники которых возмущены тем, что их ущемляют в репродуктивных правах: мол, с какой стати женщина сама решает, жить или не жить их общему ребенку, не спрашивая отца? Давай разберемся.

Во-первых, эмбрион — не ребенок. Уже рожденного ребенка отец в состоянии забрать себе, кормить, лечить, содержать и воспитывать — это пожалуйста.

Но отец не в состоянии пересадить эмбрион себе куда-нибудь в печень и потом родить. И мужчина вообще ничем не рискует. А вот женщина рискует всем.

Женщина рискует жизнью

Смерть от последствий абортов составляет около 27% в общей картине материнской смертности, остальные случаи — смерть на поздних сроках беременности или в родах. При этом нужно иметь в виду, что понятие «аборт» в статистике включает в себя абсолютно все случаи: и самопроизвольные аборты (выкидыши), и аборты по медицинским показаниям, и криминальные аборты. Так что, выходит, шанс умереть от медицински грамотно проведенного аборта по желанию очень и очень невелик. А вот умереть родами или, скажем, от эклампсии можно запросто. Вправе ли мужчина требовать, чтобы женщина рискнула своей жизнью, потому что ему захотелось ребенка? Нет, конечно.

«С первой дочкой я лежала на сохранении в институте им. Отта. Наблюдала довольно страшную историю. Девочка, 18 лет. Замужем за религиозным человеком. Двойня. Полиорганная недостаточность у девочки, какой-то редкий конфликт организма матери и плода. Врачи и родители девочки мучительно долго убеждают прервать беременность. Девочка третий раз лежит. Муж непреклонен. Девочка уходит в бессознательное состояние, под этим предлогом ее чистят. Поздно. Не смогли вытащить. Девочка ушла».

Женщина рискует здоровьем

Во-первых, нужно развенчать самый главный миф — о том, что аборт может привести к бесплодию: прерывание беременности в нормальной операционной или с помощью медикаментов не влияет на фертильность, нет никаких научных подтверждений вреда. Но аборт, как и любое медицинское вмешательство, может иметь последствия для здоровья. Немного статистики: осложненные медицинские аборты составляют в около 2% случаев. Самое частое осложнение — остатки плодного яйца, самое редкое — перфорация матки, что иногда может привести к ее ампутации.

Список осложнений при беременности и родах огромен. Но приводить его нет смысла: все понимают, что от аборта у женщин не выпадают зубы, не возникает артериальной гипертензии, не отслаивается сетчатка, не выпадают геморроидальные узлы, и так далее, и так далее. Вправе ли мужчина требовать, чтобы женщина рисковала своим здоровьем, которое, скорее всего, не удастся полностью восстановить? Конечно, нет.

«Моя подруга забеременела случайно (единственный незащищенный контакт в самом конце цикла, по идее, ничего не должно было случиться, парень уговорил на „без презерватива“). Она не хотела оставлять беременность, но он объединился с ее матерью, стали вдвоем ходить кругами и капать на мозги: „Ну давай, мы поженимся, всё будет хорошо“. Поженились, родили, через год развелись, после родов у нее полетел гормональный фон, уже больше десяти лет на лекарствах, послеродовая депрессия сроком в год, склонность к депрессиям (клиническим, с врачом и таблетками) после родов осталась. Он платит алименты, к ребенку приходит раз в месяц от силы. С новой женой третьего ждет».

Женщина рискует карьерой

До тех пор пока отцов не обяжут брать половину отпуска по уходу за ребенком на себя (обяжут, а не дадут им такое право), карьерой будет рисковать только женщина. Именно ей придется взять на себя почти все родительские обязанности и при этом потерять возможность трудиться, потому что совмещать полноценный рабочий день с уходом за младенцем физически невозможно. А учитывая, какова средняя заработная плата в стране, все понимают, что нанять няню не вариант в большинстве случаев. Безусловно, в декрете некоторым удается подрабатывать, но к карьерному росту это не имеет ни малейшего отношения. Именно женщина на полтора, а то и на три года выпадет из рабочего процесса, и потом ей придется восстанавливать утерянные навыки. И, если она не специалистка высочайшего класса, ей трудно будет сменить работу ради перспектив: матерей неохотно берут на службу, ведь именно они, а не отцы, сидят на больничном, когда болеет ребенок, отпрашиваются на детские утренники и стараются уйти пораньше, чтобы малыш не сидел в детском саду один, когда уже всех «разобрали».

Рискует ли своей карьерой мужчина? Абсолютно нет. Его, скорее, даже повысят, ведь ему теперь семью кормить.

Женщина рискует внешностью

Мы целиком и полностью за бодипозитив, но не имеем права не сказать о том, что беременность и роды сильно изменят тело женщины. Не мужчина получит растяжки, шрамы и выступающие вены; не мужчина заработает прогиб в пояснице - сначала от тяжести плода и околоплодных вод, затем — от постоянного ношения ребенка на руках; это не его грудь за несколько месяцев сменит несколько размеров и непоправимо деформируется; не у него, наконец, начнут выпадать волосы и, возможно, зубы. Так с какой стати он вправе требовать, чтобы женщина пошла на всё это ради него?

Женщина рискует качеством жизни

В любом случае. Тезис «Дети — это счастье!» совершенно несостоятелен, поскольку звучит так, словно дети — это только счастье.

На самом деле нет.

Женщина может не полюбить ребенка и многие годы мучиться и чувством вины, и необходимостью этого нелюбимого ребенка воспитывать.

Женщина может заболеть послеродовой депрессией.

Женщина совершенно точно столкнется с депривацией сна, частичной социальной изоляцией и полной потерей личной свободы — пусть и временной.

И, что характерно, женщина столкнется с огромным количеством проблем, которые ей создаст наше якобы детолюбивое общество. В тот самый момент, когда она и так окажется в уязвимом положении. Мы уже писали о том, как женщинам выдвигают противоречивые требования буквально с момента зачатия. О том, как от нее опять же потребуют материнского подвига. О том, как обзовут яжематерью и потребуют, чтобы спрятала подальше и своего младенца, и свои «отвратительные молочные сиськи, от которых нормальных людей тошнит». И, наконец, от нее начнут требовать, чтобы она всем угождала, потому что никто ничего ей не должен. Только она вдруг всем задолжала. Вправе ли мужчина требовать от женщины согласия на все это, если она вообще не хочет ребенка, и даже гипотетическое материнское счастье ее в этой ситуации не утешит и не поддержит? Разумеется, нет.

Второй, куда более страшный риск — рождение особенного ребенка. Или, что еще хуже, врачебные ошибки, которые приведут к его инвалидности. Наша колумнистка Зоя Атискова писала о том, с какой легкостью мужчины бросают жен, родивших им «бракованных» детей, — и общество их не осуждает. И это значит, что женщине придется заботиться о ребенке одной, всегда — вплоть до своей или его смерти. Безусловно, женщина имеет право отдать ребенка на попечение государства — вот только ее, в отличие от мужчины, в этом случае не просто осудят, а заклеймят.

И, наконец, ни о каких правах отцов и речи быть не может в государстве, где задолженность по алиментам на конец 2018 года превышает 100 миллиардов рублей. Да, безусловно, в эту печальную статистику входят и женщины, укрывающиеся от выплаты алиментов, но их меньшинство. Большинство — мужчины: около 70% разведенных отцов в принципе уклоняются от уплаты алиментов, а из оставшихся 30 значительная часть платит минимум, и тот нерегулярно. О каком качестве жизни матери может идти речь, если она вынуждена взять на себя 100% родительских обязанностей? Да пусть даже 90%? Имеет ли мужчина право голоса в вопросе абортов, если де-юре родительские обязанности у него есть, а де-факто он может в любой момент перестать их исполнять, причем совсем? Конечно же, нет.

«Мой бывший в буквальном смысле выражения выревел ребёнка. Стоял на коленях и даже немножко на них бегал, хватая паникующую меня за руки: „Давай оставим, не убивай, ты же мать, это Знак Судьбы, что мы должны быть вместе“.

Клялся, что не допустит ситуации, в которой мне придётся бросить учёбу, что будет „во всём помогать“.
Когда я была на четвёртом месяце — начал орать и придираться к каждому взгляду и жесту. Когда была на седьмом — ударил. Беременность была тяжёлой, причём меня никто не жалел и не поддерживал, на меня гундели в духе „Делала бы ты всё как-нибудь не так, правильно, всё было бы хорошо“.

Ребёнком занимался в духе „Прикинь, а если его перевернуть и держать за ноги, он перестаёт орать“. Приблизительно через пять лет изменил, подал на развод. Потом выяснилось, почему подал — долгов наделал, а раздел имущества (в которое мой вклад был больше) помогал ему выгрести. Ничего не оставил, алименты три года не платил, ещё лет десять — платил какие-то копейки. С сыном не общается, незачем — имеется новый, чистовой вариант ребёнка».

«Моей подруге было 16, когда она забеременела. Этот ее, не помню уж как зовут, обещал жениться, „оставь ребенка“, забрал ее вещи, перевез к себе. Любовь. На пятом месяце беременности „ушел из дома и не вернулся“, квартира съемная, с долгами какими-то. Отбивалась беременная от кредиторов. Вернулась к бабушке, та ее последними словами крыла. Из роддома ее я забирала, из университета ее потом отчислили».

В итоге мы имеем следующее: женщина рискует всем, мужчина — ничем. У кого должно быть право голоса — вопрос, конечно, риторический.

Может ли мужчина настаивать на аборте?

Итак, мы выяснили, что у мужчины нет права требовать от тебя рождения ребенка. Но, может быть, он имеет право требовать от тебя аборта? Давай разберемся.

Многих мужчин возмущает эта ситуация: женщина вроде как может сделать мужчину отцом против его воли — неважно, хочет ли он ребенка, если она решила рожать, ему придется 18 лет платить алименты. «Разве это справедливо?» — как бы спрашивают нас мужчины. На первый взгляд нет: возникло даже понятие «юридического аборта» — права мужчины отказаться от отцовства и всех сопутствующих обязанностей в срок, когда женщина еще может сделать аборт по собственному желанию. Но пока это право не узаконено. И едва ли будет.

Потому что не существует ни одного средства контрацепции со стопроцентной надежностью. И мужчина, вступая с женщиной в сексуальную связь, знает о своих рисках. В том числе и о риске стать отцом против своей воли.

Но выход у мужчин есть. Вернее, их как минимум три:

  • не заниматься сексом с женщинами;
  • не заниматься сексом с фертильными женщинами;
  • сделать вазектомию.

Правда, в последнем случае у 1% мужчин функция семявыводящих протоков частично восстанавливается, но все же это неплохой способ серьезно снизить риски, если первые два мужчину почему-то не устраивают.

Но, как правило, оказывается, что мужчин не устраивает ни один из этих способов: они хотят сохранить и функцию естественного зачатия (стать биологическим отцом можно и после вазектомии — достаточно сохранить свою сперму), и возможность заниматься сексом с теми, кто им нравится, а не с теми, кто не может зачать, и при этом получить право отказаться от всех рисков. А вернее, переложить всю ответственность на женщину.

«С его стороны началась бомбежка по мозгам каждый день: роди! роди! роди мне сына! Причем у человека уже есть дети, он в разводе. Я перестала предохраняться и через 3 месяца забеременела… Я ездила и покупала детские вещи, кроватку, 4 пакета вещей и обуви, ходунки, матрасик, ванночку, рассказала на работе, что беременна и что скоро уйду в декрет. Сообщила родителям и всем подругам. Но прошел месяц, и человек начал выносить мне мозг. Он курил рядом со мной, меня тошнило, он орал на меня, я на него, что он не заботится о моем здоровье. Он орал, что я пожирнею, обвиснет грудь и что как женщина я не буду его привлекать. „У нас не будет секса, я не готов, я уйду на второй план!“ Мне приходилось это слушать и оправдываться. Когда беременность была месяца полтора, когда я от радости накупила гору вещей, этот человек все-таки довел меня: „Ты не сможешь! Ты нервная! Ты психованная! Ты его убьешь! Я тебя люблю и боюсь тебя потерять, между нами встанет ребенок!“ И я сделала это… Потом выгнала его через какое -то время, потом начала пить. Затем понемногу узнавала про феминизм, потом узнала про перверзных нарциссов, про манипуляции, про абьюз… Я очень жалею, что сделала это. На работе сказала, что случился выкидыш».

Нет, так не бывает: единственный способ обезопасить себя от нежелательного родительства — не делать того, что может превратить тебя в родителя.

И этот постулат справедлив в равной степени как для мужчин, так и для женщин.

С той только разницей, что женщина в случае беременности всегда рискует собой. Не деньгами и иными ценностями, а собой — всем тем, о чем здесь написано.

И потому право голоса должно быть только и исключительно у нее. В любом случае.

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария