Режиссер фильма «Мифы» Александр Молочников о вдохновении и работе над дебютом

16 ноября в прокат вышла комедия «Мифы» театрального режиссера Александра Молочникова, для которого фильм стал дебютом в кино. Картина рассказывает историю иностранца, оказавшегося в центре светского сообщества и выяснившего, что все наши представления о жизни звезд — мифы.

Когда пришла идея браться за кино и что родилось первым: идея фильма «Мифы» или желание попробовать себя в киноиндустрии?
Второе, как бы это постыдно не звучало (улыбается). По‑моему, у каждого актера есть желание попробовать себя в киноиндустрии в качестве режиссера. Оно пришло у меня достаточно давно, просто внезапно поступило уже конкретное предложение снять фильм от продюсерской компании Hype Production в лице Ильи Стюарта.

Как долго и как трудно проходили переговоры с актерами проекта? Кто оказался самым недоступным?
Честно говоря, все были доступны. Каждый согласился достаточно легко, работали с азартом, с энтузиазмом, как пионеры (смеется). На самом деле, проблем внутри самого съемочного процесса почти не было. Это касается и организации процесса в целом, и коммуникации с актерами. Они полностью доверяли.

Случалось ли тебе в жизни придумывать мифы о себе: чтобы понравиться, получить работу, отделаться от кого-то?
Мифов нет, не было. Не помню, чтобы я создавал что-то такое про себя. Может быть, это связано с тем, что мой лучший друг, друг детства, жил тем, что постоянно придумывал про себя какие-то истории. Это нельзя назвать враньем, это именно красивые мифы. Например, я ездил с папой автостопом во Францию, Германию, возвращался, рассказывал ему об этом, а он всегда отвечал: «Да, Франция, Германия — прекрасные страны, мне нравятся», а оказывалось, что он никогда там не был и почти не уезжал тогда из Санкт-Петербурга. Или, помню, нам было по 5−6 лет, и он утверждал, что был в Москве, я спрашивал «Ты был в Москве? А когда ты ездил в Москву?» «Я был на платформе, там продавали видео кассеты с надписью — для продажи только в Москве». А я был очень наивным в детстве и действительно ему верил. Конечно, потом, повзрослев, он перестал рассказывать байки, отучился на операторском факультете во ВГИКе и сейчас работает в киноиндустрии в Петербурге. Но такие истории можно назвать, в той или иной степени, мифами.

Что нового ты узнал о самом себе — как человеке и режиссере — в процессе работы над первым фильмом? Может быть, открыл какие-то новые стороны?
Всё, что происходило, было, естественно, новым для меня. Может быть, я открыл в себе, что могу так убедительно делать вид, будто бы это все происходит не в первый раз, будто это уже десятый фильм, хотя, на самом деле, вообще не понимал до конца, как организовывать такой огромный проект. Ведь снимаясь, как актер, есть примерное представление, как складывается кинопроцесс, но как выстроить и снять так, чтобы далее смонтировать и получить готовую картину, ничего этого я не знал. В театре ты можешь прийти домой, подумать над сценой, переделать какие-то моменты, сказать: «Давайте здесь сделаем вот так, а здесь так», а в кино все по‑другому. При съемке фильма абсолютно другой процесс по техническим составляющим. Тебе говорят — здесь нужен камера lock (позиция при которой нельзя двигать штатив, перемещать его, потому что снимается сцена сестер близнецов и актриса должна переодеться), я на этот момент не знаю что это, говорю — конечно lock, А никто не замечает, что ты этого не знал: «Точно камера lock зафиксирована? Хороший Loc?». Это такая немного «остапбендерщина».

Есть ли в кино какой-то особенный посыл, который, как тебе кажется, зритель может не понять или понять неправильно?
Про него можно считать, что фильм снят про обличение бомонда, который возомнил, что они Боги. Но эта картина не о светской жизни. Вообще тема правды светской жизни для меня скучна, она не интересна. А создание какого-то нереального мира, может быть, с намеком на реальность, да.

Кто из режиссеров — классиков и современников — повлиял на тебя?
На меня, на самом деле, много кто повлиял: Алексей Балабанов, Алексей Герман, Борис Хлебников, Василий Сигарев. Но, если говорить конкретно про «Мифы», а здесь речь, все-таки, о легком жанре, для меня примерами были те режиссеры, кто умеет талантливо делать легкие фильмы. В первую очередь, Вуди Аллен, который имеет нереальный, парадоксальный склад ума, при этом ироничен, своеобразно ироничен, ведь ему более 80 лет, но он умеет делать свои фильмы круто. Его картины не получают Гран-при на зарубежных кинофестивалях, они, как правило всегда идут вне конкурса, не становятся суперхитами, но у него есть своя ниша, и этот жанр, в котором он снимает, можно назвать жанром «Вуди Аллена». Когда мы писали наш сценарий, с прекрасными соавторами — Ольгой Хинкиной и, впоследствии, Еленой Ваниной, мы как раз старались пропускать все через призму легкости. Насколько это удалось, уже решит зритель.

Но, конечно, есть и другие прекрасные комедии, например, «Реальная любовь», по‑моему очень крутой продукт, смешной, обаятельный, трогательный. Он тоже мотивировал. В какой-то степени вдохновлял Movie 43, он более трешовый, но там уникальное количество голливудских артистов, больших как Хью Джекман и Кейт Уинслет. И такая самоирония, так посмеяться над собой и так круто это сделать, я считаю, это требует такой невероятной смелости и таланта. Мне хотелось, на самом деле, встряхнуть нашу киноиндустрию, которая развивается, имеет свои плюсы и минусы, но в плане комедии, на мой взгляд, «подзапылилась». Хотелось, чтобы артисты посмеялись над собой и бросились во что-то смелое. И в «Мифах» артисты изумительно это сделали: и Сергей Безруков, и, Виктория Исакова, и Ксения Раппопорт, и Ирина Розанова, и, Паулина Андреева, и все остальные.

Если говорить об актерах проекта и их образах по сценарию — у кого самое большое разногласие с экранным персонажем?
У Ксении Раппопорт. Я думаю, она прекрасна в этом фильме. Ксения вообще редкий интеллигентный артист. Она способна сыграть и спасение детей в блокаду, и несчастную украинскую проститутку в Италии. У Ксюши есть феноменальное качество, она может броситься в авантюру, которая ее зажигает, и мне с ней работать было просто счастьем. Честно сказать, в первый день было тяжело снимать Ивана Урганта, он непрерывно шутил на площадке, и все смеялись, казалось, что мы ничего не сняли, но все отлично сложилось. В этом был такой драйв, что я всем очень признателен. Про Ваню можно сказать, что он самый близкий к своему персонажу. Опять же, утверждать со 100% гарантией не могу, но, он не созданный образ, он не из тех, кто в гримерной один, а выходит другим. Ваня просто человек с отличным чувством юмора, которого нет ни у кого больше.

Фильм в прокате с 16 ноября.
Более подробную информацию ты можешь узнать здесь.

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария