Все испортил д'Артаньян: как детские влюбленности влияют на взрослые отношения

В каких актёров мы влюблялись в детстве и как это отразилось на наших будущих отношениях с реальными мужчинами?

Все испортил д'Артаньян: как детские влюбленности влияют на взрослые отношения

В выходные в фейсбуке вспыхнул флэшмоб с тэгом #женихи — девушки вспоминали свои допубертатные увлечения. В 10−12 лет нашими прекрасными принцами были артисты, секс-символы наших мам, но для нас они оставались чистыми романтическими идеалами. Я, например, если разобраться, хотела только скакать со своими кумирами на лошадях — так уж вышло, что почти все они были конными, и если бы мечты исполнились, за мной бы мчался целый гусарский разъезд.

Я попробовала разобраться в типажах — конечно, я увлекалась прежде всего персонажами, а не реальными актёрами.

Вне конкуренции был Владимир Высоцкий — Дон Гуан из «Маленьких трагедий». Актриса Белохвостикова хлопала ресницами и едва шевелила бледными губами: «О, Дон Гуан, как сердцем я слаба». А знойный соблазнитель вымаливал у неё поцелуй: «Один, холодный, мирный…» Даже я понимала, что он обманщик, но мы с донной Анной ничего не могли с собой поделать, уж слишком хорош. Как оказалось, этот сценарий остался моим любимым, и через многие годы страсть, напор и опыт действовали на меня неотразимо. Бабники умеют обольщать даже тех, кто всё про них понимает.

Совсем другим был Жюльен Сорель, герой романа «Красное и чёрное», в фильме его играл Николай Ерёменко. По красивому холодному лицу невозможно понять, о чём он думает, но внутри у него кипят страсти, чувство долга и честолюбие побуждают его безумствовать. Он слишком замкнут на своих переживаниях, занят отношениями исключительно с собой, а женщины служат ему всего лишь инструментом для самоиспытания. Меня потом долго привлекали сложные вычурные натуры, пока я не догадалась, что даже самый изощрённый эгоцентризм удивительно однообразен, потому что ты-то остаёшься снаружи и упираешься в непроницаемую стену.

Зато Арамис и д'Артаньян обещали девушке море эмоций. В детстве я мечтала разделять с ними их приключения — да, с обоими сразу, а что особенного? Один красивый, другой забавный, с такими не соскучишься. С тех пор мужчина, способный меня рассмешить, казался таким же завидным партнёром, как и самовлюблённый красавчик — с одним весело, а на другого можно любоваться.

Сочетанием их обоих был Костик из «Покровских ворот» — остроумный, циничный, хорошенький и бесконечно инфантильный. Носиться по Москве, хохотать, кататься на велике, умеренно врать и оставаться беспечным в любой ситуации — что может быть прекраснее? Для семьи эти юные разгильдяи решительно не годились, но до определённого возраста мне это не мешало.

А для сложных отношений существовал Александр Абдулов, Медведь из «Обыкновенного чуда». Красивый, тонкий, чувствительный и очень серьёзный. Понял, что влюблён, всё за всех решил, сорвался с места и сбежал. Брошенная Принцесса не понимает, в чём дело, проходит все круги горевания одна, а он тем временем живёт богатой внутренней жизнью — такой прекрасный и мужественный герой. Но будучи маленькой девочкой, я запомнила только медленно разлитое молоко и финальный поцелуй, поэтому боль, которая досталась девушке, стала для меня большим сюрпризом.

Из череды прекрасных принцев порядком выбивался персонаж Олега Янковского — Игорь Брагин из фильма «Влюблён по собственному желанию», похмельный парень с трёхдневной щетиной и лёгким тремором. Дело в том, что за время своего счастливого детства я не видела вблизи ни одного алкоголика, поэтому Брагин казался ужасно оригинальным, творческим и умным. Бывший спортсмен, звезда, эмоциональная натура — с ним наверняка мог получиться страстный роман. Лишь став взрослой, я догадалась, что у зависимых людей глубокие отношения складываются только с алкоголем или наркотиками, а с другими людьми вряд ли.

А в фильме «Звезда пленительного счастья» меня сразил Игорь Костолевский в роли блестящего кавалергарда Анненкова. Уж в нём-то были и благородство, и честь, и настоящая трагедия. Даже его жене, скромной французской модистке, удалось стать героиней, ссыльной декабристкой. Всего-то и понадобилось — положить свою юность на алтарь… Чей? Какой? Неважно, главное, как её роняли в снег злобные жандармы, а она только улыбалась и говорила гордо по‑французски: «Передайте моему мужу, что я совершенно счастлива». Честное слово, я была так впечатлена, что в семнадцать лет вышла замуж и уехала в Сибирь.

Правда, долго я там не прожила, но это неважно. Главное, что детские сценарии, которые мы проигрывали в невинных мечтах, удивительным образом отразились в нашей взрослой жизни. Поэтому если хотите разобраться в себе, вспомните, о ком вы грезили в десятилетнем возрасте. Возможно, кое-какие странности вашей жизни станут на удивление понятными.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария