Не хочу об этом знать: почему мы боимся правды

Есть дремучее мнение, что детей стоит оберегать от информации о сексе. Считается, что она может их травмировать или развратить. Да и взрослые люди побаиваются правды о самых разных сферах жизни. Может, на самом деле не всё стоит знать?

Не хочу об этом знать: почему мы боимся правды

В детстве у меня не было иллюзий о деторождении. Никакой ерунды о капусте, аистах и магазине, где родители покупают маленьких хорошеньких девочек. Мама прямо сразу предложила непротиворечивую наукообразную историю: врач берёт кровь у папы и колет маме, от этого у неё в животе заводится ребёнок. Через девять месяцев ей развязывают пупок и достают младенца. Версия была — не придраться, её хватило до самой школы.

В первом классе подружка Светка отозвала меня от толпы девочек в коричневых фартучках и, страшно тараща глаза, сказала, что детей делают совершенно варварским способом: голый дядька должен пописать на голую тётку. Я ужаснулась и решила, что детей у меня какое-то время не будет, да и мужа, пожалуй, тоже.

В пятом классе подружка Танька горестно сообщила, что её родители решили родить ещё одного ребёнка, и когда она об этом узнала, сразу обыскала их постель на предмет пятен — она знала, что когда «делают это», обязательно течёт кровь. Ничего не нашла, но «они точно делали то самое, представляешь?!».

В девятом классе учительнице биологии было стыдно изучать с нами крошечный параграф о размножении и устройстве половых органов человека, вместо этого мы повторяли пройденный материал.

Когда в выпускном классе школьницы стали «залетать», потому что предохранялись с помощью лимонной дольки во влагалище, родители страшно удивлялись: «Мы же растили вас такими чистыми, так берегли, откуда что взялось?»

Примерно с тех пор я считаю, что информация никогда не бывает лишней. Не говорить с дочерью о сексе — значит плохо её воспитывать, лишать базовых знаний о мире и подвергать опасности. О чём бы ни шла речь, скажите мне правду, а как к ней относиться, что чувствовать и что с нею делать, я решу сама. Но, как оказалось, не только детей держат в неведении. Взрослые тоже не совсем понимают, что им самим делать с фактами, омрачающими их картину мира.

Мне кажется, что травмирующими бывают не факты, а впечатления. Рассказывать детям о сексе необходимо, вот показывать им порнофильмы незачем. Нельзя закрывать глаза на жестокое обращение с животными, но совершенно не обязательно смотреть об этом ролики с ужасными сценами. Но нет, активным зоозащитникам недостаточно просто рассказать о проблеме, нужно довести окружающих до шока и тошноты понятными картинками, чтобы они по ночам просыпались с воплями. В результате чувствительные люди вообще ничего не хотят об этом знать и наглухо закрываются от темы.

Возьмём знаменитые флешмобы о сексуальных домогательствах. Важные разговоры о травме во время #янебоюсьсказать потихоньку обрастали такими подробностями, что многие истории читались как заправские порнорассказы. Тот же случай — информацию подменили впечатлением, жгучими деталями, а в результате начинание было скомпрометировано. Хотели показать, что за сухими цифрами статистики стоят живые люди и их боль, но как-то незаметно увлеклись и сделали эротическое шоу.

Сейчас в Сети возникла волна протеста против полезного флешмоба #meetoo. Говорить об этом было необходимо, но некоторые барышни так упивались рассказами о своих осквернённых коленках, что не только мужчины, но и определённая часть женщин испытала раздражение. В этом смысле нужно понимать вот что. Толерантность к домогательствам постепенно повышается с возрастом. Если в десять-двенадцать лет девочку схватили за попу в тёмном переулке, для неё это очень глубокая травма — до тошноты, паники и ночных кошмаров. И в семнадцать реакция будет довольно резкой.

А в районе сорока это чаще всего только повод хмыкнуть и дать обидчику в глаз, мы становимся прочными, и самооценка наша перестаёт зависеть от поведения отдельно взятых уродов. И я вижу в Сети зрелых женщин, которые забыли, как это может быть больно, они начинают высмеивать тему, не замечая, что потихоньку переключаются на жертв. Их раздражение против дам, устраивающих шоу из неловких ухаживаний, так велико, что они пытаются обесценить переживание по поводу сексуальных домогательств в принципе.

Я продолжаю настаивать на том, что вредной информации не существует, любые факты лучше, чем их отсутствие. Но стоит быть готовым к тому, что как только — кроме фактов — вы начинаете «качать эмоцию», расцвечивать истории подробностями и подкармливать воображение, запускается механизм спекуляции, вызывающий у публики реакцию, которой вы не ждали. Просто помните об этом, расписывая в Сети, как «его рука медленно ползла по моему колену вверх, а я едва не теряла сознание от ужаса».

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария