РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Тест на клитор»: новое правило для оценки откровенных сцен в кино

Наша колумнистка Екатерина Попова рассказывает о новом «тесте на клитор» для кино и книг, фильмах, которые его проходят, и проблемах, которые появляются в реальной жизни из-за того, как нам показывают секс на экранах.
«Тест на клитор»: новое правило для оценки откровенных сцен в кино
Legion media, Persona Stars, Getty images

От принципов Бекдел к тесту на клитор

Тест Бекдел, к которому сейчас относятся весьма серьезно, появился в далеком 1985 году как шутка. Художница и мультипликатор Элисон Бекдел в своем комиксе Dykes To Watch Out For изобразила двух девушек, которые собираются в кино. Одна из них упомянула, что смотрит только фильмы, отвечающие трем критериям. Они были предельно просты: во-первых, в киноленте есть хотя бы две женщины, во-вторых, они говорят друг с другом, в-третьих, беседа ведется о чем-то, кроме мужчин.

Тест был всего лишь ироничной феминистской зарисовкой, однако очень скоро его подхватили кинокритики, и закон Бекдел стал одним из стандартов оценки фильмов и книг. Казалось бы, что может быть проще трех этих пунктов? Они не выглядят невыполнимыми или сложными, однако огромное число кинолент, включая лауреатов известных премий, правилу Бекдел не соответствуют.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Несмотря на то что из шутки тест Бекдел превратился в своеобразную гендерную метрику, которой начали пользоваться даже киноинституты, идеальным он никогда не был. Например, его не проходит «Гравитация», хотя фильм полностью посвящен женщине-космонавтке. Тем не менее правило, придуманное карикатуристкой, остается самым известным: более сложные альтернативы для оценки художественных произведений на гендерную предвзятость так и не стали столь же популярными.

Аналогов закону Бекдел существует не менее десятка. Есть, например, тест Эллен Уиллис: она предлагает поменять пол персонажей и заново оценить историю — не стал ли сюжет нелепым? «Синдром Тринити» советует обратить внимание на главную героиню. Не вышло ли так, что невероятно крутая и сильная женщина, которая может почти всё, тем не менее будет спасена мужчиной?

В 2020 году среди таких тестов появился новый, посвященный не просто женщинам, а их сексуальному удовлетворению. Создательницы назвали его тестом на клитор. 

Клитор, а не вагина

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Возьми любую сцену секса в фильме, и ты увидишь, что она сконцентрирована на проникновении. Женщина не просто испытает от него оргазм — ей хватит буквально нескольких минут: «Бам-бам, всем спасибо, все свободны!» Но в реальности мы редко получаем удовольствие от пениса, оказавшегося в вагине. Какое исследование ни возьми, оно покажет: 70–80% девушек нужна стимуляция клитора.

Тест на клитор придумала 34-летняя Фрэнсис Рейнер из Глазго, расстроенная тем, как показывают интим на экране. «Когда я росла, то ничего не знала о собственном удовольствии. С раннего возраста я имела представление о проникающем сексе, минете и мужской мастурбации. Но контент, который я потребляла, не объяснял, как устроен женский оргазм. Вводящий в заблуждение сексуальный сценарий, который тиражируют в поп-культуре, — главная причина того, что девушки сталкиваются с разочарованием от секса с мужчинами», — говорит она.

Тест на клитор еще проще правила Бекдел: фильм проходит его, как только признает существование этой части тела женщины. Это может быть голова или рука, исчезающие под одеялом, упоминание женской мастурбации или даже выражение недовольством секса, который был только проникающим.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Несмотря на примитивность теста на клитор, проходят его фильмы нечасто. Можно вспомнить сцену мастурбации в «Малхолланд-драйв» или фразу главной героини «Дэдпула»: «Дай мне чуть-чуть пообвыкнуться, крепко выпить, и я с радостью оседлаю это лицо». Редко, но всё же встречаются ленты, которые берут планку сверхуспешно: например, в анимационном фильме «Аномализа» весь эпизод секса выстроен вокруг реалистично показанного куннилингуса.

Однако большинство кинопроизведений и художественных книг экзамен Рейнер с треском проваливают. А вот стереотипов в демонстрации или описании секса, от которых мы устали, в них полно.

Синхронный оргазм через три минуты

Киношный секс в 99% случаев показывают одинаково. В центре эпизода обязательно окажется нефритовый жезл как главный и единственный источник женского удовольствия. Прелюдия будет смазанной: пара поцелуев и несколько кадров с крупным планом мужской руки, сжимающей грудь женщины так, словно любовник собирается выполнить пятилетку по надоям за один вечер. Затем последуют падение в постель, громкие стоны и одновременная кульминация.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Никто не будет говорить о предохранении и не полезет за презервативом. Не случится диалога о предпочтениях: ты любишь куннилингус? Как ты относишься к минету? Секс будет спонтанным: вот взгляды женщины и мужчины встретились – и через минуту пара уже неистово целуется, стягивая одежду. Девушка обязательно получит удовольствие, и неважно, что это был первый секс с новым партнером, а она не слова не сказала о том, что ей нравится.

Картинка при этом идеальная: в кадр не попадут складки на талии, зато грудь будет торчать в любой позе, насмехаясь над законами гравитации и физиологией. Лица любовников останутся такими вдохновленными и возвышенными, словно они слушают любимую оперу, а не занимаются сексом. Саундтреком станут только женские стоны: никаких смешных звуков вроде квифа в кино вы не услышите. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Желание будет возникать вне зависимости от обстоятельств. Только что на глазах девушки зомби съели ее лучшего друга? Это не помеха страсти, как и усталость после работы, подъем на Эверест, ссора с мужем, больной ребенок в соседней комнате, проникающее пулевое ранение брюшной полости или обязательства перед другим мужчиной. Место подойдет любое — от ванной до общественного туалета. Верь нам, зрительница, лежать на кафельной плитке удобно и ничуть не холодно!

Через раз нам показывают позы, в которых проще получить травму позвоночника, чем оргазм: например, партнершу, которая висит на мужчине, обняв его ногами за талию. Одежда рвется легко и непринужденно (если вы пытались разыграть такой порыв страсти дома, то наверняка знаете, что так легко белье не сдается — даже самые потрепанные жизнью трусы не разлетаются в клочья от одного рывка). Никого не начнет тошнить от горы сливок, слизанных с партнерши.

Про штампы в киношном сексе можно говорить часами. Возьмите любую сцену и найдете их не меньше десятка — от обязательного синхронного оргазма и до прически, оставшейся в полной сохранности. И потому женщины, у которых в голове сформирована такая идеальная картинка, нередко оказываются разочарованными реальностью.

Можно, конечно, сказать: глупо верить в то, что показывают на экране или описывают в любовных романах. Любая здравомыслящая девушка должна понимать, что реальный секс будет отличаться от того, который мы видим в «Дикой орхидее» или «Голубой лагуне». Но есть один нюанс: других источников информации у женщин, особенно юных, просто нет.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Никаких учений – сразу в бой

Начнем с простого: учебников, которые рассказывают об анатомии. Как ни странно, тест Рейнер многие из них тоже не проходят: на днях моя френдесса выложила в Facebook фотографии пособия для восьмого класса, где изображены половые органы женщины. Малые и большие половые губы, влагалище, матка и яичники есть, а клитора — нет. Почему так получилось, остается только гадать. Составители постеснялись написать, что у девушек есть орган, предназначенный для получения удовольствия?

Другой способ раздобыть достоверную информацию — это беседы с «опытными пользователями». Однако секс до сих пор остается табуированной темой в большинстве семей: родителям неловко говорить с детьми «об этом». Матери готовы рассказать о безопасности: пользуйся презервативами, не бойся отказывать, расскажи мне, если забеременеешь или заболеешь, я не буду тебя ругать и отведу к врачу. А вот обсуждать клитор и способы его стимуляции женщины с дочерьми не хотят, да и самим девочкам участвовать в таких беседах неловко.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Общение с подругами и сверстницами вносит только сумятицу: на один реалистичный рассказ приходится десяток других в духе анекдота «И вы говорите» про множественные оргазмы от проникновения, огромные члены, многочасовые «ночи любви» и затейливые позы. К тому же личный опыт одной девушки совсем не обязательно подойдет другой, даже если физиология обеих схожа и оргазм они получают от стимуляции одного и того же органа.

Третий возможный источник информации о сексе — это уроки полового просвещения. Однако их в России как не было, так и нет: с момента ратификации конвенции ООН о правах ребенка, в которой говорится о секспросвете, чиновники настаивают — такие уроки в нашей стране не нужны, этим должны заниматься родители. Но даже если вдруг случится невероятное и Минобразования пересмотрит свою точку зрения, то это вряд ли поможет: секспросвет в первую очередь предназначен для того, чтобы обезопасить подростков, а не научить их получать удовольствие.

Фактически мы оказываемся в ситуации, когда самым распространенным и близким к истине источником информации о сексе оказывается порнография. Эксперт по сексуальному образованию Юлия Ярмоленко рассказывает, что сейчас средний возраст первого просмотра порнофильма приходится на 5–9 лет. Иными словами, с ней сталкиваются даже дошкольники. И они оказываются в информационном вакууме: обсудить увиденное не с кем, ведь взрослые после признания, что ты смотрел порно, скорее накажут, чем начнут отвечать на появившиеся вопросы.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Близость» порнографии к реальному сексу тоже весьма условна. Увиденные в подобных фильмах половые органы скорее вызовут комплексы, и не только у мальчиков: актрисы нередко корректируют вид половых губ при помощи лабиопластики, отбеливают зону промежности и анус. Клитор девушка, разумеется, увидит, равно как и его стимуляцию, однако в центре внимания всё равно останется проникающий секс, и нередко противоестественный и унизительный.

Даже те источники информации, которые должны быть максимально адекватными, зачастую поставляют нам сомнительные данные. Сексологи не стесняются рассказывать про «ведра», в которые вагины превращаются после родов, чтобы продать свои курсы интимной гимнастики. На одну качественную книгу, написанную компетентным специалистом для женщин и с уважением к ним, приходится десяток созданных авторами, которые до сих пор не знают, что нет ни одного убедительного доказательства существования точки G, и надо искать не ее, а позы, которые позволят одновременно с проникновением стимулировать клитор.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Представь себе, что тебе надо научиться кататься на коньках, но представление об этом виде досуга можно получить только из шоу «Ледниковый период». Получается, что за месяц любой человек может научиться прыгать тулуп, ведь участникам это как-то удается! Как? Неизвестно, поскольку единственная информация, которой ты располагаешь, — пара минутных отрывков, в которых показывают тренировки.

Других новичков-фигуристов ты не видишь, однако от многих нередко слышишь: «Я вообще прыгаю тройной аксель, ничего сложного в нем нет!» Мужчины настаивают, что на каток имеет смысл идти только с девушкой, которая умеет делать ласточку и лутц в четыре оборота. В итоге твои собственные достижения на льду всегда будут выглядеть жалкими, а удовольствие — сводиться на нет мыслями: «У всех отлично получается, а я недостаточно хороша».

Примерно в такой ситуации мы оказываемся из-за многочисленных штампов, при помощи которых секс изображают в кино, порнографии и книгах. Из-за этого женщины нередко начинают получать удовольствие от интима уже в зрелом возрасте, когда влияние общественного мнения ослабевает и можно сказать себе и всему миру: «К черту ваши оценки, я буду делать то, что мне нравится!» Но к этому мы приходим через годы плохого или просто удовлетворительного секса, лишая себя удовольствия.

И этих лет очень, очень жаль. И потому всякий раз, глядя на сцену пылкого соития в кино, напоминай себе: это не эталон того, к чему надо стремиться. Единственный ориентир — получаемое удовольствие. И дело не только в оргазме, но и в самом процессе, который не должен быть неприятным, о чем бы ни шла речь: постоянных мыслях «А виден ли в этой позе мой живот?» или попытке партнера научить тебя сквирту любой ценой.

Загрузка статьи...