Нат Анапай: «В искусстве, в прочем, как и в жизни я доверяю интуиции»

Нат Апанай – молодая художница из Татарстана, ее работы отличаются необычной архитектурной техникой — она не пишет, а словно выстраивает их на холсте, как сложные живописные скульптуры. Эмоциональное переживание, которое вызывают крупные абстрактные полотна, сродни медитации: магической воронкой они затягивают в себя, не давая возможности вернуться в реальный мир без усилия воли. Многие картины хранятся в частных собраниях Лондона, Нью-Йорка, Абу-Даби и Дубая, а имя художницы все чаще звучит в арт-кругах Москвы. Нат ответила на вопросы редакции Cosmo и рассказала как начала творить, в чем заключается главный смысл ее работ и о многом другом.
Нат Анапай: «В искусстве, в прочем, как и в жизни я доверяю интуиции»

Расскажите, как давно вы начали заниматься творчеством? Когда поняли, что хотите стать художницей? 

Рисовала я всё свободное время еще в детском саду, лепила из пластилина часами, создавала поделки из всего что попадет под руку: цветы, камни, земля, бумага, кора и ветки деревьев, сажа. И без малейшего сомнения заявляла взрослым, что стану великим художником. И дело не в амбициях, а в том, что меня завораживал процесс, когда я часами могла творить из материи новые формы, изобретать мои миры, странствовать по ним, знакомиться с их обитателями. Поэтому то, что люди зовут «художником», идеально подходило для того, чем я мечтала заниматься всю свою жизнь изо дня в день. А «великий» значит для меня глубину личной природы, величину погружения в свое ремесло, в поиски средств воплощения своего мироощущения.

Поделитесь, в каком стиле вы пишете? Почему вы выбрали именно его?

В искусстве, в прочем, как и в жизни я доверяю интуиции и всячески стремлюсь развивать абстрактное мышление, поэтому со временем отошла от фигуративной живописи и избрала полем творчества абстракцию, как метод исследования и познания. Мой стиль - абстрактный экспрессионизм, который позволяет мне выразить бурную страстную энергию жизни, которую я ощущаю в себе и во всем окружающем. При этом мои работы отличаются выраженной скульптурной пластикой, многослойными биоморфными формами, транслирующими вибрирующее нестатичное состояние бытия. Кроме того, я использую в работе природные материалы: камни, смола, кости, ветки, пепел, кровь, мох и синтетические материалы: силикон, пластик, деньги, нефть. Соединение этих материй на одной творческой территории являет собой осмысление сосуществования мира природы и человека.

Что является вашим главным вдохновением? 

Главными вдохновителями являются природа и научный метод ее познания. Моя мастерская расположена в тихом зеленом уголке Подмосковья, я много гуляю по лесам, езжу с картинами по окрестностям, медитирую на открытом воздухе, я – дитя природы, она мощно наполняет меня энергией созидания и любви. При этом испытываю сильное влечение к наукам: физике, философии, биологии, нейрофизиологии и космологии. Много времени провожу за постижением современных исследований, теорий, чтобы настроить свою оптику на многогранное восприятие природы реальности.

В чем заключается основной смысл вашего творчества? 

Творчество — это мой метод повествования о том, как я вижу, ощущаю свою внутреннюю личную истину и внешнюю природу реальности. Мне важно раскрыть потенциал своего интеллекта, а также побудить когнитивные и эмоциональные реакции у зрителя. Практически всё жизненное время и силы посвящаю процессу исследования формы человека и понятию человечности, чтобы задать важные своевременные вопросы: Кто мы? Зачем мы? Я отвергаю навязанныеобществом потребления и отвлекающие конструкции и фокусируюсь на идее постижения сущности феномена смерти человека, как ключевого стимула. Таким образом, искусство для меня – это философское рассуждение на языке изменения материи в пространстве и создания образов. Сейчас биотехнологи уже модифицируют коды ДНК в эмбрионах, миллиардеры мечтают о бессмертии в виде оцифрованного сознания, пребывающего в симуляторе, или о престижном бункере на Земле или куполе на Марсе, мы увлеченно прописываем принципы новой этики, однако, я считаю, что нам необходимо прежде, чем совершать шаг в этот манящий кибер рай, разобраться с актуальными вопросами человеческих ценностей, идентичности (боги мы или животные) и отношения к планете. Это темы моих творческих поисков.

У вас есть художественное образование? По вашему мнению образование для художника – необходимость? 

У меня художественное академическое, архитектурное и философское образование. Эти знания помогают мне считывать и осознавать информацию. При этом я согласна с Йозефом Бойсем в том, что каждый человек – художник. Невероятно интересно встречаться в общем для нас внешнем пространстве (территории реальности) и обмениваться целыми мирами фантазий, творческих идей, созерцать психоприроду личности, общаясь на общем языке искусства. 

Как проходит ваш будний день? 

Мои дни все разные, нет будней и выходных, есть только время на быт и остальное - на искусство. Порой я неделями даю созреть идее, подпитываю ее научными статьями, художественными книгами, медитативными практиками и общением с друзьями-художниками вживую и через соцсети со всех уголков земли. Я много думаю о волнующей меня теме, а потом в какой-то момент отпускаю ее, не фокусируюсь, тогда мыслительный процесс переходит в стадию осознания и переработки. И вот в один из дней я просыпаюсь после яркого психоделического сновидения обычно около пяти утра и сразу иду в мастерскую, чтобы в этом струящемся состоянии, когда чистая идея заполнила меня целиком, начать переносить ее во внешнее поле, поле холста. Но что объединяет каждый мой день – так это ежеминутный процесс размышления над творческими замыслами, которые живут во мне.

Недавно вы принимали участие в международном фестивале современного искусства, где выступили с лекцией на тему «Абстрактное искусство в мирах космоса, квантов и нейронов». Почему вы выбрали именно эту тему? 

Я воспитывалась в семье потомственных врачей, поэтому научных метод был основным и привычным для меня с детства. И, так как абстракция очень интересует меня, мне важно было понять взаимосвязь между искусством в целом и абстрактной живописью в частности и нашего мозга. Обратившись к современным исследованиям, я наткнулась на относительно новую научную дисциплину – нейроэстетику, которая возникла на стыке нейрофизиологии, психологии, биологии и изучает то, как наш мозг воспринимает искусство, что происходит в голове, когда перед нами картина художника-реалиста или абстракциониста. К примеру, данные МРТ указывают на то, что при созерцании абстрактных полотен и объектов активизируются больше зон головного мозга и даже формируются новые творческие нейронные связи. Кроме того, теории и гипотезы, выдвинутые на данный момент в областях квантовой физики и космологии будоражат и стимулируют мое абстрактное мышление. 

Ваши картины хранятся в частных коллекциях Дубай, России, Швейцарии, Америки и художественной галереи ОАЭ. Как публика разных стран мира реагирует на ваши картины? 

Большинство заверяют, что картины словно движутся, мазки перетекают, создается впечатление постоянной меняющихся нестатичных образов, особенно в разное время суток при разном освещении. Это увлекает зрителя в длительное созерцание и разгадывание сокрытой тайны. При этом все отмечают, что картины прекрасно вписываются в пространство интерьера, тут, видимо, играет свою роль мое эстетическое ощущение, благодаря архитектурному образованию и многолетнему опыту работы с крупными международными бюро.

Осенью 2020 ваши выставки пройдут в Лондоне и Париже. Вы пишете новые картины конкретно под страну, в которой пройдет выставка, или ваши картины не имеют границ для аудитории? 

Я ощущаю себя человеком единого подобного мира, для меня не существует больших различий между людьми из разных стран, и это мироощущение можно прочесть в моих абстрактных работах. Поэтому галереи, эксперты жюри, коллекционеры и кураторы в любом уголке планеты распознают сродную им мысль, воплощенную в материальном образе.

Какие ваши дальнейшие творческие планы?

Я намерена получить еще несколько профильных и смежных образований, люблю учиться и считаю важным расширять диапазон и инструментарий. А мечтаю сейчас реализовать один непростой проект - отразить Идею Жизни, как сверхтекучей субстанции случайностей, в крупных скульптурных и архитектурных арт объектах, а также продолжить написание фантастической книги об иномерном сгустке, неожиданно заселившимся в человеческую оболочку.