Пожертвовала собой и изменила мир: 3 женщины, без которых нас могло бы не быть

Многие женщины совершали воистину героические поступки, которые меняли мир к лучшему. Но эти три женщины не просто изменили мир — они пожертвовали собой ради других. В том числе ради нас.

Пожертвовала собой и изменила мир: 3 женщины, без которых нас могло бы не быть

Зина Туснолобова

Зина Туснолобова родилась в 1920 году в простой крестьянской семье, которая перебралась из хутора близ белорусского города Полоцка в маленький шахтерский городок Ленинск-Кузнецкий на Кузбассе. Там Зина пошла в школу, а после, закончив ее, поступила на работу в трест «Ленинскуголь» на должность лаборанта-химика.

Это была обычная жизнь обычной советской девушки: днем работа, вечером — танцы, а потом, может быть, свидание. На свидания Зину приглашал Иосиф Марченко — хороший парень, в которого Зина, конечно, влюбилась. Отношения пары строились по законам того времени: танцы, походы в кино, невинные поцелуи… Весной 1941 года Иосиф сделал Зине предложение, и она согласилась. Пара начала готовиться к свадьбе, но пожениться они не успели. Началась война.


Иосиф ушел на фронт с первым же призывом добровольцев. Зина, как комсомолка, не могла остаться в стороне: девушка закончила курсы медсестер и поступила в распоряжение 7-й роты 849-го стрелкового полка 303-й стрелковой дивизии в Воронеже. Санинструктор Туснолобова оказалась на действующем фронте в 1942 году. Двадцатидвухлетней девушке пришлось эвакуировать раненых с поля боя: вес взрослого мужчины в полном обмундировании намного превышал вес самой Зины, но всего за 5 дней, с 19 по 23 июля, Зина умудрилась спасти 25 бойцов советской армии. Вскоре она была назначена старшиной медицинской службы и награждена орденом Красной Звезды. После — за тот же подвиг — ее наградили орденом Красного Знамени. За 8 месяцев на фронте Зинаида Туснолобова успела спасти 123 раненых солдата, прежде чем пострадала сама.

В феврале 1943 года в бою за станцию Горшечное Курской области был ранен командир взвода, лейтенант Михаил Тимошенко. Зина попыталась спасти командира, но попала под огонь: девушке перебило ноги. Зина не отступила и продолжала ползти к раненому лейтенанту, но опоздала: тот был мертв. На обратном пути ползущую Зину догнал немец. И почему-то решил не стрелять. Вместо этого он начал избивать девушку ногами и прикладом оружия. Зина потеряла сознание.

Разведгруппа нашла Зину ночью. Солдатам пришлось буквально вырезать Зину из снега, в который вмерзло ее тело. Лишь на третий день девушку удалось доставить в госпиталь, но было уже поздно: от сильного обморожения всех конечностей развилась гангрена. Зина перенесла 8 операций и выжила, но руки и ноги пришлось ампутировать.

Сотрудники и пациенты госпиталя восхищались стойкостью Зины: она терпела невыносимую боль без слез и жалоб. Ей было всего 23 года, и она осталась без рук и ног, но не позволила себе впасть в отчаяние. Просто попросила медсестру написать и отправить письмо Иосифу. Медсестра отказывалась, но Зина настояла. Вот это письмо:

«Милый мой, дорогой Иосиф! Прости меня за такое письмо, но я не могу больше молчать. Я должна сообщить тебе только правду… Я пострадала на фронте. У меня нет рук и ног. Я не хочу быть для тебя обузой. Забудь меня. Прощай. Твоя Зина».

Зина не хотела всю жизнь быть обузой любимому: ей казалось, что жить с калекой, неспособной себя обслужить, невыносимо. Но вскоре она получила ответ:


«Милая моя малышка! Родная моя страдалица! Никакие несчастья и беды не смогут нас разлучить. Нет такого горя, нет таких мук, какие бы вынудили забыть тебя, моя любимая. И у радости, и у горя — мы всегда будем вместе. Я твой прежний, твой Иосиф. Вот только бы дождаться победы, только бы вернуться домой, до тебя, моя любимая, и заживём мы счастливо. Вчера твоим письмом поинтересовался один из моих друзей. Он сказал, что, судя по моему характеру, я должен с тобой отлично жить и в дальнейшем. Я думаю, он правильно определил. Вот и всё. Писать больше некогда. Скоро пойдём в атаку. Желаю быстрейшего выздоровления. Ничего плохого не думай. С нетерпением жду ответ. Целую бесконечно. Крепко люблю тебя, твой Иосиф».

Тем временем война продолжалась. Рядом с госпиталем, где находилась Зина, располагался Свердловский танковый завод. Рабочие трудились в три смены, и буквально падали от усталости рядом со станками. Но фронт требовал работы, сил на которую больше не было. В этот момент Зина попросила сотрудников госпиталя отнести ее на завод. Ей хотелось сказать несколько слов рабочим.

«Дорогие друзья! Мне двадцать три года. Я очень сожалею, что так мало успела сделать для своего народа, для Родины, для Победы. За восемь месяцев пребывания на фронте мне удалось вынести с поля боя 123 раненых солдата и офицера. Сейчас я не могу воевать и не могу работать. У меня нет теперь ни рук, ни ног. Мне очень трудно, очень больно оставаться в стороне… Товарищи! Я вас очень-очень прошу: если можно, сделайте за меня хотя бы по одной заклёпке для танка!»

К концу месяца рабочие выпустили 5 танков сверх плана. На каждом из этих танков было написано: «За Зину Туснолобову!»

Зину перевели в Московский институт протезирования, где она продолжила лечение и училась жить с протезами рук и ног. Зина больше не могла воевать, но следила за новостями с фронта. В 1944 году, когда немецкие войска подошли к ее родному Полоцку, Зина написала письмо во фронтовую газету:

«Отомстите за меня! Отомстите за мой Родной Полоцк!

Пусть это письмо дойдёт до сердца каждого из вас. Это пишет человек, которого фашисты лишили всего: счастья, здоровья, молодости. Мне 23 года. Уже 15 месяцев я лежу, прикованная к госпитальной койке. У меня теперь нет ни рук, ни ног. Это сделали фашисты.

Я была лаборанткой-химиком. Когда грянула война, вместе с другими комсомольцами добровольно ушла на фронт. Здесь я участвовала в боях, выносила раненых. За вынос 40 воинов вместе с их оружием правительство наградило меня орденом Красной Звезды. Всего я вынесла с поля боя 123 раненых бойца и командира.

В последнем бою, когда я бросилась на помощь раненому командиру взвода, ранило и меня, перебило обе ноги. Фашисты шли в контратаку. Меня некому было подобрать. Я притворилась мёртвой. Ко мне подошёл фашист. Он ударил меня ногой в живот, затем стал бить прикладом по голове, по лицу…

И вот я инвалид. Недавно я научилась писать. Это письмо я пишу обрубком правой руки, которая отрезана выше локтя. Мне сделали протезы, и, может быть, я научусь ходить. Если бы я хотя бы ещё один раз могла взять в руки автомат, чтобы расквитаться с фашистами за кровь. За муки, за мою исковерканную жизнь!

Русские люди! Солдаты! Я была вашим товарищем, шла с вами в одном ряду. Теперь я не могу больше сражаться. И я прошу вас: отомстите! Вспомните и не щадите проклятых фашистов. Истребляйте их, как бешеных псов. Отомстите им за меня, за сотни тысяч русских невольниц, угнанных в немецкое рабство. И пусть каждая девичья горючая слеза, как капля расплавленного свинца, испепелит ещё одного немца.

Друзья мои! Когда я лежала в госпитале в Свердловске, комсомольцы одного уральского завода, принявшие шефство надо мной, построили в неурочное время пять танков и назвали их моим именем. Сознание того, что эти танки сейчас бьют фашистов, даёт огромное облегчение моим мукам…

Мне очень тяжело. В двадцать три года оказаться в таком положении, в каком оказалась я… Эх! Не сделано и десятой доли того, о чём мечтала, к чему стремилась… Но я не падаю духом. Я верю в себя, верю в свои силы, верю в вас, мои дорогие! Я верю в то, что Родина не оставит меня. Я живу надеждой, что горе моё не останется неотомщённым, что немцы дорого заплатят за мои муки, за страдания моих близких.

И я прошу вас, родные: когда пойдёте на штурм, вспомните обо мне!

Вспомните — и пусть каждый из вас убьёт хотя бы по одному фашисту!

Зина Туснолобова, гвардии старшина медицинской службы. Москва, 71, 2-й Донской проезд, д. 4а, Институт протезирования, палата 52».

На призыв Зины письмами ответили более 3000 бойцов. Призыв «За Зину Туснолобову!» появился на бортах многих советских танков, самолётов и орудий, в том числе на фюзеляже самолёта Героя Советского Союза Петра Андреева. Клич «зЗа Зину Туснолобову!» поддерживал бойцов в атаке. Солдаты шли мстить за то, что случилось с этой девушкой. И победили.

А Зина Туснолобова тем временем ждала возвращения Иосифа. Он вернулся с войны, покалеченный, но живой. Зинаида Михайловна Туснолобова-Марченко переехала в родной Полоцк. У них с Иосифом родилось двое сыновей, но оба умерли в младенческом возрасте. Позже, уже в 50-х, Зина родила сына Владимира и дочь Нину.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 декабря 1957 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны Туснолобовой-Марченко Зинаиде Михайловне присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В 1965 году Международный Комитет Красного Креста наградил Зинаиду Михайловну медалью Флоренс Найтингейл. Она стала третьей советской медсестрой, удостоенной этой почётной награды.

Зинаида Михайловна умерла 20 мая 1980 года. Верный ей до конца Иосиф совсем ненадолго пережил жену.

Мария Склодовская-Кюри

Жертва выдающейся ученой была невольной, но от этого — еще более трагичной: Склодовская-Кюри понятия не имела, как опасны для ее здоровья эксперименты, которые она проводила. Наука убила ее, но открытия Марии спасли огромное количество жизней.

1885: M. Sklodovski with his three surviving daughters. Left to right: Many (Marie Curie 1867−1934), Bronya and Hela.

Мария Склодовская родилась в Варшаве, в семье учителя Владислава Склодовского, где, помимо Марии, росли ещё три дочери и сын. Жизнь семьи трудно назвать благополучной: мать Марии болела туберкулезом, отец выбивался из сил, чтобы прокормить пятерых детей и лечить больную жену. Мария была ребенком, когда потеряла и мать, и одну из сестер.

Отдушину девочка находила в учебе: Мария отличалась редким трудолюбием и прилежанием: она не ложилась спать, пока не выполняла все уроки, и порой даже отказывалась от еды, чтобы успеть сделать все задания идеально. Это учебное рвение сыграло с ней злую шутку — в какой-то момент Марии пришлось на время оставить занятия, чтобы восстановить подорванное здоровье.

При этом знания, полученные с таким трудом, не гарантировали Марии ровным счетом ничего: ее родные губернии Привислинского края в то время входили в состав Российской Империи, а это значило, что женщине было крайне трудно добиться права получать высшее образование. Некоторые историки утверждают, что Мария закончила подпольные женские курсы — так называемый «Летучий университет», но доподлинно это не известно. Однако она нашла способ получить образование: Мария вместе с сестрой Брониславой договорились несколько лет отработать гувернантками, чтобы скопить сумму, необходимую на оплату обучения в Париже. Сначала в Сорбонну поступила Бронислава и выучилась на врача. Мария в это время продолжала работать, чтобы дать сестре возможность получить образование. Затем они поменялись ролями: Бронислава начала вести врачебную практику, а Мария поступила в университет и начала изучать химию и физику. В этот момент ей было 24 года. Вскоре Мария стала одной из лучших студенток университета, и ей было позволено начать собственные исследования. И они оказались столь успешны, что после окончания университета Мария стала первой в истории Сорбонны женщиной-преподавательницей.

Вскоре в доме своего приятеля, физика из Польши, Мария познакомилась с Пьером Кюри. Этот молодой ученый провел важные исследования по физике кристаллов и зависимости магнитных свойств веществ от температуры. Марию, которая в этот момент занималась исследованием намагниченности стали, представили Пьеру в надежде на то, что Пьер позволит ей поработать в своей лаборатории. Пьер позволил. 26 июля 1895 года они поженились.

Супруги принялись вместе работать над изучением соединений урана, и вскоре им удалось выделить новое, доселе не известное науке вещество, которое они назвали радием. Вскоре ими был открыт и полоний — элемент, названный в честь Польши, родины Марии Кюри. Патентовать открытие Пьер и Мария не стали: решили подарить новые элементы человечеству. В это же время Мария родила дочь Ирэн и нашла время для того, чтобы начать докторскую диссертацию. Этот труд был посвящен изучению радиоактивности. В 1903 году Мария и Пьер Кюри совместно с Анри Беккерелем получили Нобелевскую премию по физике «за выдающиеся заслуги в совместных исследованиях явлений радиации».

Пьер Кюри погиб в 1906 году в результате трагической случайности: он попал под колеса конной повозки. Мария осталась вдовой с двумя детьми (в 1904 году она родила дочь Еву), но не оставила научную работу. В 1911 году Мария Кюри получила Нобелевскую премию по химии «За выдающиеся заслуги в развитии химии: открытие элементов радия и полония, выделение радия и изучение природы и соединений этого замечательного элемента». Мария Кюри стала первой — и на сегодняшний день единственной в мире женщиной — дважды лауреатом Нобелевской премии.

Перед Первой мировой войной Парижский университет и Пастеровский институт успели учредить Радиевый институт для исследований радиоактивности, в котором Мария Кюри была назначена директором отделения фундаментальных исследований и медицинского применения радиоактивности. Во время войны исследования Марии пригодились: она обучала военных медиков работе с рентгеновскими аппаратами. После, на основании этого опыта, Мария написала монографию «Радиология и война». После войны Мария возвратилась в Радиевый институт и продолжила руководить работами по применению радиологии в медицине. Но здоровье ее оказалось подорванным в результате постоянного контакта с радием. О том, что радий губителен для здоровья, еще никто не знал. Мария Кюри скончалась 4 июля 1934 года вследствие хронической лучевой болезни. Невольная, неосознанная жертва Марии Склодовской-Кюри впоследствии спасла множество жизней.

Флоренс Найтингейл


Флоренс прожила долгую жизнь, получила общественное признание и мирно скончалась у себя дома в возрасте 90 лет. Но для этого ей пришлось отказаться от того, о чем многие ее современницы могли только мечтать.

Флоренс Найтингейл родилась в Лондоне, в семье богатых аристократов и получила блестящее образование — знала древнегреческий, латынь, французский, немецкий и итальянский языки. Ее ждала счастливая и безмятежная судьба: выгодная партия, шикарная свадьба, балы и светские приемы, богатство и положение в обществе. Но она отказалась от всего этого, потому что чувствовала, что ее призвание — в другом. Больше всего Флоренс хотела помогать людям. В первую очередь — людям больным. В викторианской Англии профессия сиделки — грязная, неблагодарная работа — приличествовала лишь монахиням и небогатым женщинам, но никак не барышням из высшего общества. Кроме того, профессия сестры милосердия вообще пользовалась дурной славой: пуританское общество осуждало телесные контакты мужчин и женщин, не состоящих в браке.

Florence Nightingale (Seated) With Her Sister Parthenope

Флоренс мечтала стать сестрой милосердия с 20 лет, но лишь 13 лет спустя, в 33 года, она смогла, наконец, преодолеть сопротивление семьи. Вероятнее всего, к этому моменту близкие поняли, что Флоренс так и останется старой девой, и махнули рукой на ее странные желания.

Флоренс же наконец смогла почувствовать себя счастливой, когда ей позволили посещать больных и путешествовать по Италии, Египту и Греции, чтобы изучать работу сестер милосердия. После этого путешествия Флоренс, преодолев очередное сопротивление матери, уехала в Германию, в общину сестер пастора Флендера. Там, в городе Кайзерверте, можно было получить лучшее образование по специальности «Сестринское дело». Затем она вернулась в Лондон и стала управляющей частной больницы на Харли-стрит в Лондоне. Под руководством Найтингел показатели выздоровления больных так увеличились, что ее начали приглашать в другие больницы — с тем, чтобы возглавить их. Но не сложилось. Началась Крымская война.

Вообще сиделка должна отличаться молчаливостью и сдержанностью; сиделки-болтуньи и сплетницы мало пригодны. Чем солиднее сиделка, тем лучше. Болезнь — дело очень серьезное, и потому легкомысленное отношение к нему непростительно. Но прежде всего — нужно любить дело ухаживания за больными, иначе лучше избрать другой род деятельности

В октябре 1854 года Флоренс вместе с 38 помощницами, среди которых были монахини и сёстры милосердия, отправилась в полевые госпитали сначала в Турцию, а затем в Крым. Там она обучала медсестер принципам санитарии и основам ухода за ранеными. В результате смертность в лазаретах снизилась с 42% до 2,2% всего за полгода. Флоренс, казалось, совершила невозможное. Солдаты, вернувшиеся с войны, слагали о ней легенды и называли ее «леди с лампой», потому что по ночам она лично обходила палаты и проверяла состояние больных.

Именно благодаря Флоренс Найтингейл сегодня так развито сестринское дело. Вернувшись с войны, Флоренс решила реорганизовать военную медицину, и ей это удалось. Несмотря на протесты военного министерства, ей удалось создать комиссию по проблемам здоровья в армии. В викторианской Англии женщины не имели права быть членами такой комиссии, но Найтингейл все равно оказывала влияние на ее деятельность, потому что ни у кого, кроме нее, не было столь полной и достоверной информации о том, как обстоят дела с медициной в армии.

Каждая женщина от природы сиделка — таково убеждение огромного большинства людей. На самом же деле большая часть даже профессиональных сиделок не знает азбуки ухода за больными. Что же касается бабушек, тетушек и маменек, то сплошь и рядом даже в образованных семьях они при уходе за больными творят величайшие несообразности — совершенно противоположное тому, что следовало бы делать.

Кроме того, Флоренс предоставила правительству свои статистические исследования. Её 800-страничная книга «Заметки о факторах, влияющих на здоровье, эффективность и управление госпиталями британской армии» (1858) содержала раздел, посвященный статистике. Этот раздел был снабжён круговыми диаграммами, которые она изобрела сама и назвала «петушиным гребнем». Флоренс использовала эти диаграммы, чтобы показать количество смертей в Крымской войне, которых можно было бы избежать. В результате реформы были проведены, а в армии впервые в истории начался сбор медицинской статистики и была создана военно-медицинская школа.

В 1859 году Найтингейл была избрана членом Королевского статистического общества и впоследствии стала почётным членом Американской статистической ассоциации. Она написала книги «Заметки о факторах, влияющих на здоровье, эффективность и управление госпиталями британской армии» и «Как нужно ухаживать за больными». Вскоре она открыла школу сестер милосердия при больнице святого Фомы в Лондоне. С этого момента началась история современного сестринского дела.

авное искусство сиделки заключается в том, чтобы она умела сразу отгадывать желания больного. К сожалению, очень многие сиделки смешивают свои обязанности с обязанностями прислуги, а больного с мебелью, или вообще с вещью, которую нужно содержать в чистоте и больше ничего. Сиделка скорее должна быть нянею, любящей порученного ее попечению ребенка и понимающей все оттенки его голоса, предупреждающей все его, так сказать, законные требования, умеющей с ним говорить так, что и он ее понимает, хотя еще не умеет говорить.

В 1883 году Найтингейл была награждена Королевским Красным крестом, а в 1907 году — орденом «За заслуги». В 1912 году Лига Международного Красного Креста и Красного полумесяца учредила медаль имени Флоренс Найтингейл, до сих пор самую почётную и высшую награду для сестёр милосердия во всём мире.

Флоренс Найтингейл умерла 13 августа 1910 года. Сегодня, 100 лет спустя, мы получаем помощь от медицинских сестер только благодаря ей.

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария