«Баб не берем»: Екатерина Попова о дискриминации женщин на рынке труда

В третьей статье Трудового кодекса РФ говорится, что «никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола». Наша колумнистка Екатерина Попова разбирается, так ли это и действительно ли в нашей стране женщинам искать работу и двигаться по карьерной лестнице так же просто, как и мужчинам.

«Баб не берем»: Екатерина Попова о дискриминации женщин на рынке труда Shutterstock

Сейчас часто говорят, что феминизм изжил себя: мол, он был нужен, когда женщины не имели прав, однако суфражистки «первой волны» добились для своих внучек и возможности голосовать, и доступа к образованию, и официального трудоустройства. Теперь перед женщинами открыты все дороги, а феминисток пора со всем уважением препроводить на свалку истории — к декабристам и большевикам.

Формально всё выглядит именно так: равенство прав и свобод закреплено в ключевых документах нашей страны — об этого говорится и в Конституции, и в Трудовом кодексе. Однако в реальности женщины раз за разом сталкиваются с оврагами, о которых ни в одной официальной бумаге не сказано. С той или иной формой дискриминации на рынке труда имела дело любая из нас: когда я попросила френдесс поделиться своими историями, комментарии посыпались не то что десятками — сотнями.

«Вы же в декрет уйдёте!»

Молодая женщина — это, пожалуй, наименее привлекательный для работодателей претендент на должность. Декрета наниматели боятся едва ли не больше, чем налоговых проверок: возьмёшь двадцатипятилетнюю на работу, научишь её всему, а она, подлая, забеременеет, ищи ей потом замену, а потом жди, когда вернётся из декрета и вернётся ли вообще. Да и после отпуска какая из неё работница: начнёт то на родительские собрания отпрашиваться, то больничные по уходу за ребёнком брать. Совершенно нормальным на собеседовании считается расспрашивать женщину, давно ли она замужем и какие у неё планы на деторождение, и скажи сотруднику отделов кадров, что такие беседы и есть та самая дискриминация, которая запрещена в самом начале Трудового кодекса, он искренне удивится. Да что там, очень часто эту причину отказа — потенциальный декрет — напрямую озвучивают самой женщине.

«Мне прямым текстом в лицо говорили: вы нас устраиваете по всем пунктам, но вы замужем и вам 26 лет, вы же в декрет уйдёте. Было такое: я прошла четыре этапа собеседований, у меня и опыт, и мотивация, и я готова была на понижение в зарплате, но взяли мальчика без опыта, потому что директор сказал „Никаких баб!“. Про „никаких баб“ мне в частном порядке эйчарка сказала, она очень сокрушалась, что взяли мальчика, который ничего не умеет и делать не будет, зато в декрет не уйдёт».

«Устраивалась работать на не особо-то и востребованную должность. Меня полчаса доставали тем, что вы же молодая, вам же рожать, да вы же устроитесь и в декрет уйдёте. Я рассказывала им, какая я вся из себя спортсменка, что детей не люблю, что у меня тренировки-сборы-соревнования, вот фотки, вот грамоты. Покивали, но всё равно не взяли».

«После того как первая и, похоже, последняя программистка из нашего отдела ушла в декрет, начальник больше не рассматривает на эту вакансию женщин, потому что могут в декрет уйти. То, что у нас катастрофически не хватает программистов и за эти годы куча парней-программистов из нашего отдела уволились, потому что в других местах зарплата выше/работа интересней, не роли не играет».

«Я эйчар. Периодически были такие запросы от руководителей: как определить на собеседовании, не беременна ли девушка и, может, стоит полиграф использовать для этого».

«Меня не взяли на работу после успешного прохождения двух собеседований. Они были с женщинами (эйчар и непосредственный руководитель). Третье было с гендиром мужеского пола. Он сказал, что впечатлён моим послужным списком к 30 годам и прекрасно понимает, что в их контору я пришла, чтобы наконец уйти во второй декрет. Формулировка была в духе: „Вы уже всего добились, стало быть, вас интересует не карьера, а хорошо обеспеченный декрет, ведь вам уже 32. Я вас прекрасно понимаю, но нам нужен сотрудник, у которого есть амбиции!“»

«Я проходила собеседование с директором-женщиной моего примерно возраста, она сказала, что тех, у кого могут появиться дети в ближайшие года-два, она не рассматривает».

«Я как-то более полугода искала работу, потому что на каждом собеседовании классически спрашивали про мужа, про планы на детей и отказывали прямым текстом: „Вы сейчас говорите, что не собираетесь заводить детей, а вдруг мы вас возьмём, и вы передумаете? Нет, мы вас не берём!“»

«Я стажировалась в салоне мебели, консультанты были и парни, и девушки. Начальник открытым текстом говорил, что его мечта — набрать чисто мужской коллектив, чтобы никто не уходил в декрет».

«Не взяли в одну фирму, потому что „вы только что замуж вышли, в декрет уйдёте“. Когда я сказала, что вообще детей не буду заводить, прочли лекцию о том, что со мной что-то не так и я должна заводить детей. Я тогда зависла от полного отсутствия логики».

«На последнем моем российском месте работы было унизительное собеседование: „А как вы докажете, что вот прям сейчас в декрет не уйдете?“ и „А почему вы так интересуетесь зарплатой, у вас муж плохой и содержать не может?“»

«Лет эдак 17 назад заставили при устройстве на работу принести справку от гинеколога о небеременности. Гинекологиня растерянно спрашивала: „Ну как же так? Вы же можете сейчас выйти и…“ — „Могу!“ — радостно соглашалась я. Она потом всему отделению про меня рассказывала».

«Я как-то ходила на собеседование на довольно посредственную вакансию, проводил его мужик, будущий начальник. И, конечно, задал вопрос: „А вдруг вы через несколько месяцев забеременеете? Как я могу взять вас на работу? Какие гарантии?“ Я спокойно ответила, что ему тревожиться не о чем, я чайлдфри, детей не люблю и не хочу. И тут разверзся адок, потому что мужик начал орать про женское предназначение, дети — это счастье, зайки-лужайки и что я вообще живу впустую, ему меня жаль. Я так офигела от происходящего, что просто встала и ушла. Вот и поди пойми, что этим эффективным менеджерам, боящимся декретниц, надо…»

«Вас муж кормит!»

В начале марта вице-премьер Ольга Голодец озвучила статистику, касающуюся разницы между зарплатой мужчин и женщин: она составила 30%. Разрыв медленно, но верно растёт: в 2017 году он составлял 29%, в 2013 — 25%. Причин у этого много. Есть объективные: женщины берут на себя львиную долю домашних дел и забот по уходу за детьми и стариками и потому готовы довольствоваться меньшей зарплатой (лишь бы «официальная» работа оставляла достаточно времени для «второй смены»), и работодатели охотно этим пользуются. Есть субъективные: в России сильны «традиционные» ценности, и мужчинам часто платят больше просто потому, что «мужу семью кормить».

Популярное

«Я была вице-президенткой российского представительства крупной международной компании. Всего вице-президентов было четверо, я была единственной женщиной. Зарплаты публично не обсуждались, и, когда мне предлагали эту работу, я радовалась названным цифрам. А потом случайно узнала, проработав два года в компании, что у моих коллег-мужчин зарплата ощутимо больше — процентов на тридцать. Директорка департамента HR подвыпила и проболталась мне. А вот размер годового бонуса определял головной офис компании, лондонский. И годовой бонус у меня был самый большой, потому что зависел от конкретных показателей капитализации компании по своему направлению у каждого из вице. То есть объективно я была лучше коллег-мужчин, денег компании приносила больше, а ежемесячно мне хоть и платили много, но меньше, чем мужчинам».

«Взяли меня как-то раз в одну крутую команду. Там до них сидели на всех руководящих постах Васи, с которыми у владельцев бизнеса сыночки в армии служили или гаражи рядом были, так что бизнес тихо-мирно шел в ощутимый минус года три. А тут решили взять „пришлых и ушлых“. Троих мужиков и меня. А мужики из моей команды сидели все в другом городе и честно признались на старте, что процентов 70−80 работы будет на мне. А за это они мне из зарплатного бюджета команды выделят аж пятьдесят тысяч, а потом и повысят. Повысить не успели, я ушла, случайно узнав от бухгалтера, что получала 6,5% от зарплатного фонда нашей команды. За 70% работы».

«Я работала в оптовой торговой компании, курировала контроль отгрузок на весь регион. В отдел пришел стажёр, он среди нас был единственный парень, я его учила, ему достался самый простой регион, уходил с работы он в обед, а я регулярно после 12 ночи. И в один прекрасный день я узнала, что у нас одинаковая зарплата при том, что все его косяки регулярно исправляла я и он был моим подчинённым. Девочки на аналогичных должностях получали на 25−30% меньше. На мою претензию начальник ответил: „Ну он женился недавно, ему семью кормить, и он на машине, на бензин ему надо, а ты девочка, тебя папа или муж пусть содержат!“»

«В Академии наук в Институте литосферы отказывали в грантах на участие в экспедициях девушкам и женщинам, потому что „зачем вам большая зарплата, у вас мужья и отцы есть, а вот мужчинам семью кормить надо“».

«Работаю в IT, компания стала расти, и сначала взяли мальчика на ту же позицию, что у меня. Позже еще девочку, и получилось так, что у неё ставка повыше, чем у него. Когда они стали встречаться, и это стало известно, ему повысили ставку. Угадайте, почему? Чтоб ему не обидно было! Как так — в паре мужчина меньше зарабатывает? Непорядок! И это в конторе, где все топят за прогрессивные взгляды…»

«На прошлой работе мы с коллегой-мужчиной вышли в один день. У меня компетенций на порядок больше и опыта — это моя основная специальность больше 10 лет как, я знаю и рынок, и все направления ручками пощупала. У коллеги опыт по специальности — года три, если не меньше, работал по одному (основному на этом месте работы) направлению, до этого лет пять где-то на смежном рынке. Зарплату ему дали на 5000 больше».

«Работала я когда-то поваром в заводской столовой, коллектив небольшой: я, напарница, мужчина-повар и мойщица посуды. Готовили, собственно, мы с напарницей, работа мужчины заключалась в том, что, приходя с утра на работу, он отсыпался в раздевалке после ежедневного бодуна, к обеду продирал глаза, пробовал приготовленную нами пищу и глубокомысленно изрекал, чего не хватает. Разумеется, начальство было в курсе ситуации, и никто не понимал, почему товарища не увольняют. Самый шок далее: когда начальству был дан приказ повысить ЗП одному из поваров, несмотря на ходатайство шефа, повысили не мне, а кому бы вы думали? Правильно, чемпиону по спанью и бухалову на рабочем месте. В шоке были все рабочие, даже ходили толпой, возмущались и просили за меня. Но вердикт генерального потряс всех: „Вы что, не понимаете? Он мужчина, ему семью кормить!“»

«На одной и той же должности коллега получал примерно на 15% больше меня. При равноценном образовании, меньшем опыте и худшем знании английского языка (знание которого нам требовалось). Узнала случайно».

«Я была ужасно успешна — просто лучшая в офисе. Босс исходил рабочими похвалами несколько раз в день. И тут я решила, что пора бы мне повысить зарплату. Пришла к боссу. Давайте, говорю, сами же говорите, что прекрасна. И узнала, что у моего коллеги зарплата вдвое больше моей. При равной квалификации. И подняли мне так, что она была на 30% меньше. Единственное, что его отличало, — это право подписи, признанное ЦБ. Я бы поняла, что эта разница за эту фишку. Но нет, сказал босс, эта фишка — бесплатное приложение, мы её вообще не учитываем. И оставил разницу в 30%».

«Мне шеф пытался отказать в повышении зарплаты по причине „У тебя же муж хорошо зарабатывает!“»

«Узнала, что коллега, выполняющий меньший объём работы, получает вдвое больше. Тип работы одинаковый делали — статьи писали. За ним ещё и переделывали тексты по очереди, человек он был славный, а автор отвратительный».

«При распределении командного бонуса директор начислил кладовщику ровно в два раза больше, чем мне, с единственным „аргументом“: у мужика не может быть зарплата меньше».

«В кризис 2008 года на очередной работе задерживали зарплату на 4,5 месяца. Когда мы начали митинговать, в ход у начальства пошли такие аргументы: „Оля, как тебе не стыдно просить деньги, у тебя же есть муж!“ Ага, и на работу вместо Оли тоже, типа, муж ходил и ее обязанности выполнял? Поувольнялись почти все, конечно, но осадочек остался».

«Работали с мужем вместе, были напарниками, производили и на монтажи ездили одинаково, качество произведенных работ было на высоте. Опыта больше, чем у мужа, постоянно повышала квалификацию, но ЗП всегда была меньше. Когда задавала вопрос, какого, собственно, хрена, мне говорили: ну ты же девочка! На мой резонный вопрос: „И что?!“ — отвечали: „Ну не может девочка физически так же работу выполнять“. Я говорю: „А я тогда чем занимаюсь?“ Мне, знаете, что сказали? „Тебе показалось!“ Эпик фейл просто! Мне показалось, что я впахиваю как ломовая лошадь, ага».

«"Мужчина должен получать больше женщины, иначе может пострадать его самооценка», — цитата моего непосредственного, к счастью, сильно бывшего начальника".

«Пришел новенький. Работал три месяца, за которые ему предложили четыре подработки, чтобы повысить зарплату. Ему предложили, не мне и не девушкам, проработавшим там год».

«Работала замом, подняла вопрос в разговоре с директором о повышении зарплат в коллективе (полностью женском, директор — мужчина). Он ответил, что мы же девочки, считать не умеем, зачем нам повышение зарплаты. Как хорошо, что я уволилась».

«Какой из бабы начальник!»

По оценкам экспертов, женщин продвигают по карьерной лестнице в два раза медленнее, чем мужчин. При проведении опросов более половины респонденток говорят, что сталкивались со стереотипом о том, что женщины не могут быть руководителями, ведь им не свойственно лидерство. Согласно данным исследований, лучшим кандидатом для повышения считается женатый мужчина с детьми, худшим — замужняя мать. Законы запрещают дискриминацию, однако на деле весь рынок труда просто пропитан ею. Даже в сферах, которые на 90% состоят из женщин (например, в школьном образовании), на вершине всё равно окажутся мужчины. Суфражистки действительно добились того, что «слабый пол» подпустили к карьерной лестнице, но бой за каждую её ступеньку для женщин до сих пор остаётся неравным. Это характерно не только для России: данные о том, что мужчин повышают охотнее женщин, есть и в отчетах ООН, которая мониторит ситуацию по всему миру.

«Проработала в университете девять лет в должности преподавателя, попросила заведующую кафедры подать на старшего преподавателя, но меня вежливо завернули — при том, что особо разницы между должностями нет ни в деньгах, ни в ставке. Разозлилась и при следующем контракте резко сказала, что претендую на старшего — и точка. Дали старшего. А на соседний факультет пришел преподаватель-мужчина с отсутствием статей, стажировок и пособий, и через год ему дали старшего».

«Когда подошла моя очередь по переводу из младшего научного сотрудника в сто лет как обещанного научного сотрудника, просто отдали ставку мужику из нашего же отдела — ему семью кормить! То, что мы с безработным мужем-студентом тогда кое-как перебивались на мою зарплату и подработки, никого не волновало».

«Одну мою коллегу никак не хотел директор переводить из лаборантов в инженеры с мотивацией „муж богатый, прокормит“».

«Я со специальным высшим пришла на должность архитектора третьей категории, через пару лет получила вторую, еще через восемь — первую. Мужчины из института сразу получали вторую и через год первую. Позже взяли мальчика без архитектурного образования сразу на должность ведущего архитектора. Через три года он стал начальником мастерской. А начальники вообще в большинстве мужчины не архитекторы и очень мало понимали в работе. Только руководили».

«Пошла работать в страхование, начинала в Туле, за три года доросла до директора филиала, вернее, открыла филиал уже под себя. Он вошел в тройку по сборам страховой премии, опережали его только „Росгосстрах“ и ВСК. В 2011 году я переехала в Москву и устроилась начальником управления в „ГУТА-страхование“, но хотелось стать в перспективе замом генерального директора по региональной политике. И тут освобождается должность регионального управляющего. Иду к заместителю генерального по региональной политике. Замечу, президентом компании на тот момент была женщина, которую этот самый зам сменил на этом посту, то есть именно она была замом генерального по региональной политике. И этот мужик мне выдаёт, что он хочет на этот пост мужчину. Я отвечаю, что я не рожу, готова ездить в командировки, что готова курировать группу филиалов любого округа. А он меня спрашивает: „А вам приходилось делать операции на открытом сердце? А мне приходилось“. При чем тут операции на открытом сердце?»

«После вуза пытались вместе с другом-однокурсником устроиться в Сбербанк. Опыта работы у обоих — ноль. У меня красный диплом и специализация „финансы и кредит“. У него другая, он даже структуру баланса не знал, диплом обычный. Меня берут учеником кассира приходной кассы на ученический договор. Вешают лапшу на уши, что без опыта не берут на трудовой договор. А другана одновременно берут в отдел ликвидности специалистом на трудовой договор и с ЗП в два с половиной раза больше моей. Потому что мальчик».

«Неженское это дело»

В России существует список из 456 запрещённых для женщин профессий. Считается, что это официальное табу защищает будущих матерей от опасных для их здоровья условий труда, но на деле очень многие из специальностей имеют доступные для женщин аналоги, которые отличаются только одним — более низкой зарплатой. Например, кабина грейдера мало чем отличается от кабины трамвая — там одинаковые усилия на рычагах, уровень шума, вибрации и прочее, однако работать на грейдере женщинам нельзя, а на трамвае за зарплату в несколько раз меньше — всегда пожалуйста.

Помимо узаконенных запретов существуют еще и негласные традиции, относящие десятки видов деятельности к «мужским». Формально они доступны женщинам, но оказывается, что видеть там девушек не хотят: мало кто верит, что «бабы» справятся. А если вдруг на «мужской» должности оказывается женщина, то каждый раз помимо самой работы ей придётся тратить время на доказательства своей компетентности.

«Несколько лет назад работали как консультанты для одной большой конторы. Моей начальнице, которая вела и презентовала этот проект, на одной из презентаций прямо было сказано, что её пол и возраст (что-то в районе 30−35) „дискредитируют“ сделанную нами работу. В этой компании женщины максимум отделом руководили (что невысоко с учетом размера конторы)».

«Про историю и журналистику мне родители говорили, что девочки в истории не разбираются, журналистика — мужская профессия. А в юриспруденции, в которой я сейчас, тоже есть разделение труда: хорошие налоговые юристы — мужчины. Естественно, ведь налоговое право — самая высокооплачиваемая сфера».

«Была вечная борьба с технологами и печатниками, потому что „чего баба понимает“. Вплоть до того, что мне в лицо печатник говорил, что слушать меня не будет. Пришлось звать мастера и менять печатника».

«В 1985 году меня отговорили поступать на истфак ЛГУ. „Это мужская профессия, туда в этом году набирают только юношей-целевиков, девочек не берут“. Может быть, это было вранье. Про „мужскую специальность“ говорили знакомые, в основном старшего возраста, про „целевой набор“ — представитель приёмной комиссии: „Нет, вы, конечно, можете подать документы и даже быть допущены к экзаменам, но все равно вас не примем, только время потеряете. Идите на филфак!“».

«Года два назад я узнала, что можно попасть служить в ФСБ, дело было во Владивостоке. Первый раз договорились с куратором, я подготовила документы, рекомендации, полную анкету, даже досье на ближайших родственников. Встречались, разговаривали, всё было ок. Когда пришло время медкомиссии, мне внезапно позвонили и сказали, что Министерство обороны выпустило приказ „женщин не брать“. Через полгода мне снова позвонил куратор, говорит, давай быстрее, у тебя пара дней, мы можем пролезть, я на днях позвоню и позову на медкомиссию. Я, как дура, еду на встречу, а там мне говорят, что для женщин есть только место „море охранять“: это когда ты на КПП и в дождь, и в снег в бушлате стоишь на улице и шлагбаум поднимаешь. Но даже на это я не прошла, на следующий день куратор снова сказал, что опять вышел тот самый приказ — женщин не брать».

«После института пришла устраиваться в отдел контроля качества одного фармацевтического производства. Начальник долго смотрел на меня со всех сторон, а потом с сожалением сообщил, что в его отделе все химики-аналитики — мужчины и вообще его опыт показывает, что неженская эта работа».

«Не взяли на автомеханика с обучением в той же фирме, где я уже работала специалистом отдела запчастей (кладовщиком), зато взяли моего приятеля, который вообще в автомобилях ничего не понимал. Я-то хоть в школе на автодело ходила».

«Меня не взяли на ученика плотника. «А зачем вы позвонили? Мы девочек не берём. Вам — на кройку и шитьё!».

«Не взяли ученицей кузнеца потому, что у них сложившийся мужской коллектив. И как я рисую понравилось, и тестовое задание сделала, но пол не тот».

«Когда училась на филфаке, у нас на курсе было всего два мальчика. Про одного мы знали, сколько в сумме баллов он набрал на вступительных от университета (там надо было дополнительно сдавать к ЕГЭ), а второй как-то уходил от темы. На пьянке по случаю выпуска он признался почему. Оказалось, у него был серьёзный недобор по баллам, но деканша его все равно взяла, чтобы «разбавить цветник», как она ему сказала. Взяла на место, которое по‑честному досталось бы какой-нибудь девчонке. И попросила не говорить никому».

«Работаю в рекламном агентстве. Заказчик ждал эскизы упаковки солёной рыбы к пиву, по опросам женщин-покупательниц этого продукта более 40%. Работали над упаковкой две женщины, двое мужчин. Представлять дизайн агентство отправило двух женщин и одного мужчину. Заказчик распсиховался, что ему подсунули бабский дизайн, при этом бабскими он назвал варианты мужчин. Встал во весь рост и выдал: «Мне нужен дизайн с членом! С вот таким членом!» — и показал известным жестом по локоть. Это даже стало анекдотом позже».

«Я — ИП, был случай, когда со мной отказались работать только потому, что я женщина. Я занимаюсь дизайном интерьеров, и меня своему другу порекомендовал мой заказчик, которому я сделала вполне успешный проект, который был потом реализован. Мы вели переговоры, я сделала расчет стоимости — всё устраивало. Но в последний момент он передумал — решил нанять дизайнера-мужчину, потому что они лучше. То есть мой опыт, успешно реализованный понравившийся проект, хорошая рекомендация оказались бессильны перед членом».

Всякий раз, когда женщина сталкивается с подобной проблемой и заявляет об этом, ей отвечают, что преодолеть сложности очень просто. Не хотят брать в одну компанию — иди на собеседование в другую. Платят мало — уволься и найди место с большим окладом. Не повышают — работай усерднее. Вот только всё дело в том, что это тоже часть дискриминации. Женщины не обязаны искать место, где не будут нарушать их права, — законы о недопустимости дискриминации должны соблюдаться везде. И пока равные возможности существуют только на бумаге, феминизм еще пригодится.

Возможно, и декабристы с большевиками тоже.

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария