С запахом пороха: N23 - аромат, основанный на реальных событиях

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

«Новая газета» совместно с коммуникационным агентством Action создали проект, приуроченный ко Дню памяти жертв политических репрессий. Проект посвящен истории дома на Никольской 23, отразившейся в судьбе конкретного человека.

Алексею Георгиевичу Нестеренко 82 года, он родился в 1937, через 25 дней после его рождения отца арестовали и спустя некоторое время он был приговорен к расстрелу Военной Коллегией Верховного суда СССР, которая заседала на Никольской 23 с 1935 по 1955 год. (После смерти Сталина его отец был признан невиновным и посмертно реабилитирован). Военная Коллегия - центр Сталинских репрессий, в подвалах дома на Никольской только в 30-е годы были расстреляны более 30 000 человек. Теперь, вместо того чтобы увековечить память жертв репрессий, на Никольской 23 планируется открытие парфюмерного магазина (об этом ранее писала «Новая газета» и другие СМИ).

Алексей Георгиевич выходит на одиночный пикет к Никольской 23 в надежде изменить судьбу здания. Он выходит каждую среду. В любую погоду. Вот уже 8 лет подряд.

Чтобы осуществить мечту Алексея Георгиевича и восстановить справедливость, Новая Газета и коммуникационное агентство Action сделали яркий, вызывающий жест. Была создана лимитированная серия парфюмерного аромата с запахом пороха. Парфюм выходит ограниченным тиражом 31 456 штук – в память о каждом человеке, расстрелянном или приговоренном к расстрелу в этом доме в годы большого террора.

Цель проекта – добиться открытия музея памяти в этом доме путем общественного бойкота любого коммерческого помещения на Никольской 23.

«Элитный бутик на месте «Расстрельного дома» — взаимоисключающие понятия. Наша идея - зафиксировать этот контраст, создав премиальные по оболочке духи с запахом смерти. Даже в описании мы постарались «парфюмерным языком» передать тот ужас, который творился в этих стенах», поделился Никита Петрусёв, управляющий креативный директор Action.

Композиция N23 открывается нотами старых бумаг и чернил, которыми подписывались смертные приговоры. Историю продолжает аромат сырого подвала, который очень скоро сменяется главным ингредиентом - ярко звучащим запахом пороха, который, в свою очередь, постепенно сменяется нотками пепла, оставляя горькое послевкусие.