Балерина Екатерина Борченко

Она — ведущая балерина Михайловского театра. Ее называют музой балетмейстера Начо Дуато.

Балерина Екатерина Борченко
Борченко
Ты выросла в театре. Что запомнилось из детских впечатлений?

Мои родители танцевали в Мариинском театре. Петя, мой брат, больше ходил на спектакли, а я любила бывать за кулисами. Меня родители брали на репетиции, я там проводила много часов. Я это очень любила.

Ты видела, что эта профессия не такая легкая и воздушная, как могут подумать те девочки, которые смотрят на балет из зала. Видела, что это тяжело. Это не пугало?


Меня это все, наоборот, вдохновляло. Очень часто мама меня сажала в ложу над оркестром — это такая энергетика, такое впечатление. Мне безумно нравилось проводить время в театре — смотреть, как балерины надевают пуанты, как они разогреваются, как они репетируют, как работают с педагогом. Эта атмосфера манила — я знала, что это тяжелый труд, но представить себя без этой профессии я не могла.

У тебя были в детстве какие-то любимые балеты, которые ты потом станцевала?


Я помню свои впечатления, мне было, наверное, лет 15, и мы с классом ходили после занятий в театр два-три раза в неделю. Знали всех, видели, кто как танцует. Тогда Светлана Захарова только выпустилась из школы, и ее первая партия была Жизель. Когда я посмотрела ее дебют, я была поражена. Все это меня так вдохновило, что мне тоже безумно захотелось танцевать Жизель. И так получилось, что вскоре после этого был Вагановский конкурс, и я уговорила своего педагога Людмилу Ковалеву разрешить мне танцевать па-де-де из «Жизели» на конкурсе. И получилось тогда очень удачно, был большой успех.


Ты конкурсная балерина? Что это значит? Склад характера?

На конкурсе ты должен выйти и очень чисто отработать. Конечно, индивидуальность важна, но отходит на второй план. Одно из самых ярких воспоминаний — когда мы с братом выиграли конкурс в Варне. К тому времени мы были уже станцованной парой. Хотелось узнать, справимся ли мы с такой задачей, — там условия довольно-таки нестандартные. Площадка — под отрытым небом, в любой момент может пойти дождь. Кулис нет. В общем, такие экстремальные условия. Но, тем не менее, мы все выдержали.



Вас приглашали в Мариинский театр после выпуска?

Да, меня приглашали. Просто у нас такая была идея с Петей — создать балетную пару и танцевать вместе. В Мариинском театре такой возможности не было. Мы поехали в Москву. Но, к сожалению, ведущих партий нам почти не давали. Было очень сложно. И так получилось, что мы начали готовить балет «Лебединое озеро». Просто для себя. Прошел год, у нас были определенные успехи, и мы должны были его где-то станцевать. И судьба нам подкинула такой шанс — мы поехали на конкурс современной хореографии. А там председателем комиссии был балетмейстер Минского театра оперы и балета Валентин Елизарьев. И он к нам сразу подошел и сказал: «Ребята, вы такие красивые и способные. Вы можете что-то у меня станцевать в театре?» Мы говорим: «Да, «Лебединое озеро». Через две недели мы приехали, станцевали, и он сказал: «Все, я вас беру».

И сколько лет вы были в Минске?

Пять лет. Но потом мы стали очень тосковать по Питеру, по родителям. И мы решили просмотреться в Михайловский театр. Нас как пару пригласили станцевать спектакль — это был «Корсар». И взяли в театр. Это было, конечно, счастье — во‑первых, потому что нам с Петей всегда хотелось расти. В Минске период роста закончился — мы перетанцевали все, что могли. А тут нам такую возможность дали.

А потом в театр пришел Начо Дуато, и все изменилось?

Да. Но вообще театр начал развиваться и расти с приходом Владимира Абрамовича Кехмана. Он старается привлекать лучших хореографов, художников, танцовщиков. Когда такие мастера в театре, повышается его уровень, сам внешний вид театра изменился. Конечно, то, что предлагает Начо Дуато, — совершенно новое явление на российской сцене. Ну и конечно, Начо поставил новые балеты, труппа же танцевала только классику. Хотя мне после Минска, после балетов Елизарьева было не так сложно.

Тебя теперь представляют как музу Начо Дуато. И он не раз об этом говорил в интервью. Как ты к этому относишься?

Думаю, что он имеет в виду, что я вдохновила его на создание спектакля Nunc Dimittis. Просто на меня этот спектакль идеально ложится, так как он ставил его на меня и на мою пластику. И это один из моих любимых балетов, такой энергетический.


Как он тебя выбрал?

Еще до окончательного переезда в Петербург Дуато два или три раза сюда приезжал и смотрел все спектакли и, конечно, видел меня и всех балерин. И для первого спектакля выбрал именно меня. Это было безумно приятно.

А сам Начо — какой он? На каком языке он с вами общается.

У нас есть переводчики с испанского на русский. Но я совершенно спокойно общаюсь с ним на английском, я все понимаю. Вообще он очень гармоничный человек. Такая энергетика очень приятная — с ним все можно обсудить. В зале с ним работать очень легко, а это важно!

Конкуренция среди балерин в театре существует? Это не выматывает психологически?

Что касается меня, я каждым своим спектаклем стараюсь выдать свой максимум. Только своим трудом ты можешь доказать право на первые позициии.

Борченко А мнение чужих людей для тебя много значит?

Для меня важно мнение родителей. И, конечно, моих педагогов: Татьяны Легат, Михаила Мессерера и Начо Дуато. А остальное — могу послушать.

Родители ходят на твои спектакли?

Абсолютно на все! В том году у нас был блок «Лебединых» — четыре спектакля подряд. И так получилось, что мне пришлось станцевать все четыре. Мама ходила каждый день. Я говорила: «Мама, неужели тебе не надоело?» — «Нет, мне так интересно. Я должна тебя поддержать. Я сижу и танцую вместе с тобой». Мне кажется, иногда она устает на моих спектаклях больше, чем я.

Мама счастлива? Она сама не была солисткой?

Да, счастлива. Она не была солисткой, в основном танцевала в кордебалете. А потом уже она стала исполнять такие партии, как королеву в «Спящей красавице», Капулетти — довольно яркие партии, но они актерские. Ее всегда за границей — в Лондоне, в Японии — отмечала критика.

Ты так элегантно одета — где ты одеваешься, что любишь носить?


Большое удовольствие — пройтись по итальянским бутикам. К сожалению, когда приезжаешь за границу танцевать, на шопинг не всегда хватает времени. Я предпочитаю деловой стиль. Но, конечно, выбор зависит от события. На вечер могу надеть платье, я их люблю. А в театре чаще всего ношу специальные спортивные костюмы.

Ты много ездишь — в какой стране построила бы домик?

Наверное, все-таки в России. У нас есть семейный дом, совсем рядом с лесом. Сразу за воротами — ягоды, грибы. Очень люблю русскую природу.

У тебя есть какие-то ограничения, связанные с балетом? Про диету не спрашиваю.

Я своей жизнью довольна и не чувствую себя обделенной. Это мой сознательный выбор. Да, конечно, мало времени, нет сил сходить в кино, даже книжку почитать порой. Но меня все устраивает.

А тебе можно стричься?

Да. Просто я люблю длинные волосы. Это женственно.

А краситься? Нет контракта, который бы оговаривал, что тебе нельзя стать блондинкой, например?


Нет, у меня такого нет. Но вообще считается, что самый сценичный цвет волос — темный.

Прочитала тут на одном форуме, что все балерины хороши, а Борченко — дива!

Да? Я такого не знала!

Ты не читаешь о себе в Интернете?

Абсолютно нет! Я могу прочитать какую-нибудь критику, но я сама себе лучший критик. Очень люблю записывать все свои спектакли на видео. Потом смотрю и сама могу оценить.

Энергетику зала чувствуешь? Сильно отличается публика в разных странах?

Я могу сказать, что наша публика холоднее.

А какие цветы любишь больше всего?


Ромашки. Но ромашки на сцену не принято выносить. Иногда близкие дарят мне ландыши.

Как отдыхаешь — отпуск бывает?

В прошлом году отдыхала неделю на море, так я уже не могла дождаться, чтобы снова начать работать. Тело просит физической нагрузки. Все балетные и спортсмены привыкли жить в определенном ритме, и когда он сбивается, начинаешь чувствовать жуткий дискомфорт.

Ты еще не думала, чем будешь заниматься, когда перестанешь танцевать?

Это очень сложный вопрос и даже личный. Пока я настроена танцевать. Я чувствую, что еще многое могу сделать на сцене. И хотя я станцевала практически все, что возможно, каждый новый выход на сцену — новые ощущения. И очень сложно представить свою жизнь без этого. Но в жизни каждой женщины приходит время смены ценностей. Думаю, что когда-то я посвящу себя семье и детям, оставив при этом место для балета тоже. В какой это будет форме, пока не знаю.

Какой он — мужчина, с которым ты хотела бы создать семью?

Умный, сильный, любящий. Тут я не оригинальна. Мужчина должен быть понимающим и терпеливым — из-за гастролей, короткого отпуска могут возникать разногласия… Мне повезло — такой мужчина у меня есть, и нам удается всего этого избегать.

Но карьера пока на первом месте?

Я хочу все совместить. Это, конечно, сложно, но думаю, у меня получится.

С Екатериной Борченко разговаривала Евгения Кондратьева
Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария