Секс по‑китайски

Алиса Бон опробовала сексуальные позиции из книги “Эрос за китайской стеной” и теперь знает, как сушить жабры и где летает гигантская птица Пэн.
Секс по‑китайски

ЭПИГРАФ: 

“Неопровержимым доказательством эротического преуспеяния китайцев можно считать само их количество”.

Эта фраза, с которой, собственно, и начинается книга, стала отправной точкой глубокого постижения мною восточных сексуальных премудростей. Первым делом я рассмотрела картинки с забавными совокупляющимися китайцами в белых носочках. Потом ознакомилась с текстом. Сразу отмечу, что на фоне других камасутроподобных книг эта выделяется особенно образным описанием поз. Под впечатлением от многослойных метафор и просмотренных картинок я отправилась покупать две пары белых носочков – для антуража, так сказать. Их в комплекте с книгой вручила мужу, констатировав: “Вот. Редакция дала задание срочно заняться любовью”. Муж у меня понятливый и к заданиям редакции уже давно привык, поэтому даже не удивился. Удивится он чуть позже. И не раз.

От теории и к практике

К первым четырем позам – “признание в нежной привязанности”, “распространение о тесных узах”, “рыба, сушащая на солнце свои жабры” и “рог единорога” – был дан один-единственный комментарий, что все они являются “забавами одной категории”. Прелюдия по‑нашему, стало быть.

Поскольку пояснений, как все это делать, не было, пришлось включить воображение, добавить немного логики и импровизировать. Просушив жабры, как сумели, и приведя рог единорога в полную боевую готовность, мы облачились в белые носочки и перешли наконец к делу.

ТЕОРИЯ

“Ласточки соединяют сердца”. Побудив женщину лечь навзничь и раздвинуть ноги, мужчина садится на нее, склоняется на живот и обеими руками обнимает ее горло. Женщина обеими руками обнимает мужчину за талию. А нефритовый стебель вводится в киноварную щель”.

ПРАКТИКА 

Мы сразу условились, что в целях экономии времени и сил (нам же еще столько поз предстоит опробовать) побуждать меня не надо. Я как бы и так согласна. По умолчанию. Далее муж выразил свое несогласие с китайцами, которые имели неосторожность обозвать пенис стеблем. 

– Может, стержень? — уточнил он.

– Да нет, точно стебель, — перепроверила я.

– Стебель – что-то тонкое и вихляющееся, а это стержень! Сама посмотри.

Киноварная щель тоже, знаете ли, не самое поэтичное название женских половых органов. Но поскольку самолюбие у меня не мужское и так сильно страдать не умеет, то я согласна, пусть будет щель.

Итак. Легла я, значит, навзничь, раздвинула ноги, как того требовала инструкция. Сверху уселся муж, склонился и “обнял мое горло”.

Представляю, как это выглядело со стороны: голый удав душит не менее голого кролика, чтобы (судя по состоянию нефритового стебля) затем над ним надругаться. А кролик бьется то ли в предсмертных конвульсиях, то ли в припадке истерического смеха. По большому счету ничего нового, кроме возможности удушения, в этой позе мы обнаружить не сумели. 

ОЦЕНКА: НЕЗАЧЕТ.

ТЕОРИЯ

“Зимородки, самец и самка, совокупляются”. Побудив женщину лечь навзничь и захватить руками свои ноги, мужчина садится на колени (поджав ногу, как северные варвары ху), разводит ноги и устраивается между бедер. Обеими руками он обнимает ее талию и направляет нефритовый стебель в струны цитры”.

ПРАКТИКА 

Эксперимент еще не успел начаться, а нам уже пришлось сделать технический перерыв. Носитель нефритового стебля умчался “гуглить”, кто такие варвары ху и как именно они поджимают ногу. Вернулся минут через пятнадцать с информацией о том, что “северные варвары ху представили новый тип соперника китайской цивилизации: с кочевым укладом жизни и высокой степенью географической мобильности”, и без единой мысли, в какой именно позе эти кочевники должны сидеть. Стержень же успел растерять весь боевой настрой и теперь был уже даже не стеблем. Пришлось вновь показательно сушить жабры, чтобы вернуть рогу единорога былую твердость. После чего муж с увлеченностью выпускника музыкальной школы на итоговом концерте исполнил шестую симфонию Бетховена на моих... как там было сказано? Ах да, струнах цитры. Не знаю уж, сидел ли он в лучших традициях варваров ху, но было хорошо. Даже более чем.

ОЦЕНКА: ЗАЧЕТ

ТЕОРИЯ 

“Мандаринки, селезень с уткой, сочетаются”. Побудив женщину лечь на бок, захватить свои ноги и водрузить их на бедра мужчины, последний, находясь за спиной женщины, садится на ее ступни, ставит вертикально одну голень, приподнимает бедро женщины и вводит нефритовый стебель” (Картинка не прилагалась. – Прим. авт).

ПРАКТИКА

Эта поза едва не закончилась вывихом обеих моих лодыжек. Корячились мы минут двадцать, но полноценно сочетаться так и не получилось. Для этого, видимо, как минимум надо быть уткой и селезнем.

ОЦЕНКА: НЕЗАЧЕТ.

ТЕОРИЯ 

“Кувыркающиеся в воздухе бабочки”. Мужчина лежит навзничь с раздвинутыми ногами. Женщина садится на мужчину лицом к нему и обеими ступнями упирается в ложе. При этом, помогая себе руками, она энергично устремляется вперед на янское жало, проникающее в середину нефритовых врат”.

ПРАКТИКА

Как, однако, с возрастом меняется восприятие мира у людей. Вот в детстве я панически боялась всей живности, вооруженной жалом. Сейчас же мало того что добровольно, так еще и энергично устремлялась прямиком на него. А раньше ведь и подумать не могла, что быть ужаленной – это так приятно.

Но столь образное описание позы, надо сказать, сыграло со мной злую шутку. Вместо эйфории, которую я ожидала по окончании процесса, меня посещали довольно странные мысли. Как же хорошо, что муж не пчела, иначе жало осталось бы во мне, и мой представитель отряда перепончатокрылых вряд ли дожил бы до конца эксперимента, т.к. вместе с жалом лишился бы части своего брюшка. Тьфу, вот зачем я так добросовестно учила биологию?

Кстати, если при прочих равных условиях повернуться к мужу спиной и склонить голову, то произойдет чудесное превращение “кувыркающихся в воздухе бабочек” в “перевернуто летящих крякв”. 

ОЦЕНКА: ЗАЧЕТ — И КРЯКВАМ, И БАБОЧКАМ.

ТЕОРИЯ 

“Склонившая крону сосна”. Побудив женщину скрестить ступни и поднять их кверху, мужчина обеими руками обнимает ее за талию. Женщина обеими руками обнимает мужчину за талию и вводит нефритовый стебель в нефритовые врата”. 

ПРАКТИКА

Очень забавная оказалась поза. Я добросовестно скрестила ступни и подняла их вверх – получился ромб, в который муж зачем-то сразу просунул голову. Открываю глаза – ба-а-а, передо мной трофейная голова лося, не иначе. Да еще любопытная такая, ноздри раздуваются. Обоев в цветочек только на фоне не хватало и ружья на стене. Эту позу мы опробовать так и не смогли: как только “лось” приближался к ромбу, я тут же отпугивала его громким и не вполне здоровым смехом.

ОЦЕНКА: НА ПЕРЕСДАЧУ.

ТЕОРИЯ 

“Прильнувший к жертвеннику бамбук”. Мужчина и женщина стоят рядом лицом друг к другу, радостно целуются и обнимаются, а киноварная щель так глубоко втягивает янское жало, что оно все погружается в солнечную башню”.

ПРАКТИКА

Признаюсь, вся эта метафоричность уже начала надоедать. Во‑первых, мы никак не могли поделить роли, потому что никто категорически не хотел быть жертвенником. Во‑вторых, достаточно проблематично обниматься и целоваться, радостно причем, втягивать щелью жало, да еще так, чтобы оно полностью погружалось в солнечную башню (что-то не припомню такого органа из уроков анатомии). Да и я не водитель маршрутки в конце концов, чтобы столько дел одновременно делать. В общем, поза обычная по большому счету, но мысли о башнях, жалах, щелях и маршрутках не позволили мне в полной мере расслабиться.

ОЦЕНКА: НЕЗАЧЕТ.
 

ТЕОРИЯ  

“Феникс несет детеныша”. Когда дородная и крупная жена использует в совокуплении маленького мужчину, обнаруживается большое превосходство данного способа”.

ПРАКТИКА 

Пока я зачитывала описание позы, маленький-почти-двухметровый муж саркастически посмеивался над моей 47-килограммовой дородностью. Превосходство вряд ли обнаружилось, даже если мы соответствовали бы заявленным параметрам. Ведь как, куда и чьего детеныша несет феникс, китайцы пояснить забыли.

ОЦЕНКА: НЕ АТТЕСТОВАНА.

ТЕОРИЯ

“Парение морских чаек”. Мужчина, находясь у края ложа, приподнимает ноги женщины, чтобы они были на весу, и вводит нефритовый стебель в середину наследного дворца”.

ПРАКТИКА 

Что-то я упустила момент, когда (а главное, как?) моя щель стала дворцом.

Что за неожиданные анатомические метаморфозы? Впечатления же от позы примерно следующие: если муж высокий и находится у края ложа стоя, то шея и ноги у женщины довольно быстро затекут, а на затылке благодаря силе трения образуется внушительный начес. Во всяком случае, я была похожа на потрепанную Мардж Симпсон. Куда продуктивнее дело идет, если мужчина встает на колени. Это в общем-то всегда приятно, но в данной ситуации особенно. Такая поза помогла нам познать китайскую культуру очень глубоко.

ОЦЕНКА: ЗАЧЕТ.

ТЕОРИЯ

“Коза перед деревом”. Мужчина садится совком, вытянув и раздвинув ноги, и побуждает женщину сесть на него, повернувшись к нему спиной. Женщина наклоняет голову и созерцает введение нефритового стебля. Мужчина страстно обнимает женщину за талию и вздыбливается до упора”. 

ПРАКТИКА 

Вряд ли кого-то удивлю новостью, что почетная роль козы досталась мне. Муж охотно согласился побыть деревом. Все предписания я старалась выполнять очень чувственно, во всяком случае, настолько, насколько способна это делать коза. Как только муж вздыбился до упора, я так вошла в роль, что вся моя козлиная сущность вылилась в весьма эротичное “Ме-е-е”. Оргазма в ту ночь у дерева с козой не случилось, зато их хохот разбудил всех соседей в радиусе трех этажей.

ОЦЕНКА: НА ПЕРЕСДАЧУ.

ТЕОРИЯ

“Забавы феникса в киноварной щели”. Побудив женщину лечь навзничь и обеими руками приподнимать свои ноги, мужчина становится позади нее на колени, обеими руками опирается о ложе и вводит нефритовый стебель в киноварную щель, что просто превосходно”.

ПРАКТИКА 

Самоуверенные они все-таки, эти китайцы. Ничего такого уж превосходного. Во‑первых, мы не сразу разобрались, где у женщины находится то самое “позади”, если она лежит на спине. По сему феникс сначала встал на колени над моей головой, благодаря чему я на секунду ощутила себя туристом, рассматривающим статуи коней в фонтане на Манежной площади с самого эффектного ракурса. Во‑вторых, пока феникс забавлялся в щели, принимающая сторона, кое-как зацепившись за него ногами, беспомощно болталась и кряхтела. В общем, я в полной мере не смогла оценить всей прелести этой позы (теперь есть повод попрактиковаться), но вынуждена признать, что муж остался очень и очень доволен.

ОЦЕНКА: ЗАЧЕТ.

ТЕОРИЯ

“Взлет гигантской птицы Пэн над таинственно-темной пучиной”. Побудив женщину лечь навзничь, мужчина берет ее ноги, водружает их на предплечья, руками снизу обнимает ее талию и вводит нефритовый стебель”.

ТЕОРИЯ 

“Кричащая обезьяна обхватывает дерево”. Мужчина сидит совком, а женщина располагается на его бедрах и обеими руками обнимает мужчину. Мужчина, одной рукой поддерживая ягодицы женщины, вводит нефритовый стебель, а другой рукой опирается на ложе”.

ПРАКТИКА 

Опа, а я эволюционирую – из козы в обезьяну всего за три позы! Дарвину надо было бы дружить с китайцами.

Муж, будучи деревом уже опытным, совком уселся так ловко, как будто всю жизнь только этим и занимался. А в самом разгаре процесса он возьми да ляпни: “Ну, обезьяна, ты кричать-то будешь?” А у обезьяны, надо сказать, много чего на душе накопилось. Поэтому на его деревянный призыв я откликнулась, как самый настоящий примат: “У-у-у-а-а!” Получилось как-то очень выразительно: Николай Дроздов, и тот едва бы отличил от криков мартышки в брачный период.

Категорически не даются нам позы из серии дерево – животное. Странно, что соседи до сих пор не натравили на нас службу по отлову диких зверей.

ОЦЕНКА: НА ПЕРЕСДАЧУ.

ТЕОРИЯ

«Осенние собаки”. Мужчина и женщина спиной друг к другу обеими руками и обеими ногами опираются о ложе, ягодицами подпирая друг друга. Муж­чина наклоняет голову, рукой подталкивает нефритовый предмет и вводит его в середину нефритовых врат”.

ПРАКТИКА 

Этой позе пришлось посвятить целый вечер, но результат оказался нулевым. То ли мы с терминологией напутали, и на протяжении всего эксперимента не те врата считали нефритовыми, то ли предмет должен быть ну очень длинным, гибким и изворотливым. А может, тут и вовсе имелся в виду автономный нефритовый девайс, вообще с мужчиной никак не связанный. Наш же стержень такой пластикой не обладал и на подобные кульбиты оказался не способен. Устали мы, как осенние собаки, да так и уснули, подпирая друг друга ягодицами. Ничего, весной наверстаем.

ОЦЕНКА: НА ПЕРЕСДАЧУ.

Итоги

Должна отметить, что эрос за китайской стеной предлагал гораздо больше позиций. За кадром осталась целая серия поз, которую муж окрестил “вести с ипподрома”: “скачки диких лошадей”, “скакун несется во весь опор” и “лошадь бьет копытом” (все три – вариации на тему “ноги на плечах”). Были еще шелкопряды, драконы и рыбы, кот и мышь (причем оба “в одной щели”). А еще была пара поз, которые я даже не стала зачитывать вслух, дабы не искушать мужа, они предполагали участие сразу двух девушек. 

Но несмотря на все это многообразие, не могу сказать, что китайцы изобрели что-то новое. Все позы (не китайские, а вообще) по сути кочуют из одной книги в другую, лишь сменяя названия и где-то приобретая, а где-то намеренно утрачивая некоторые нюансы. С другой стороны, если бы не эксперимент, я, наверное, никогда бы не смогла побыть бабочкой, орущей обезьяной и хозяйкой дворца, а муж лишился бы удовольствия пролететь гигантской птицей над моей тайнственно-темной пучиной. Так что спасибо китайцам! Благодаря их образному мышлению и невероятному красноречию мы с мужем разнообразили сексуальную жизнь, насмеялись от души, добавив себе пару десятков бонусных лет. А еще приобрели полезный опыт, новые внутрисемейные прозвища вроде “кряквы”, “варвара” и “бревна” и две пары хлопчатобумажных белых носочков.

ТЕКСТ: Алиса Бон