Ляйсан&Зульфия Утяшевы

Мы попросили спортсменку и журналистку Ляйсан Утяшеву… откровенно поговорить с мамой. А потом маму - с Ляйсан.

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Специально для нашей спецсекции мы попросили спортсменку и журналистку Ляйсан Утяшеву… откровенно поговорить с мамой. И даже несмотря на полное взаимопонимание в этой семье, они обе узнали друг о друге еще больше. Бери с них пример!

Л: Мамуль, а что ты почувствовала, когда первый раз увидела папу? Ты сразу поняла, что именно от этого человека ты родишь ребенка?
З: Это была удивительная встреча. На втором курсе иду я смотреть расписание, вижу: большое окно, высокий силуэт… И у меня в голове пронеслось: “Это ОН”. Прошла мимо, встретились глазами. После этого мы постоянно сталкивались. Но не разговаривали, только смотрели друг на друга – и все. В конечном итоге нас познакомили. Но еще до этого я знала, что у нас все получится. Наверное, от подобной любви и рождаются вот такие дети.

Л: А как ты относилась к тому, что о нем говорили? Ведь он был самым красивым молодым человеком в твоем вузе и, мягко говоря, бабником. У меня та же проблема. Мой молодой человек тоже очень красивый, и я постоянно слышу со всех сторон всякие сплетни и не всегда знаю, как с этим справляться.
З: Жутко переживала. Я младше его, опыта никакого, только очень строгие нравы и уверенность: мой первый мужчина должен стать моим мужем. Но у меня с мамой не было таких отношений, как у нас с тобой, и я не могла с ней посоветоваться. Все проблемы приходилось решать самой…

Л: Ну да, поэтому после первого же поцелуя с папой ты побежала к гинекологу. (Смеются.) Неужели не было никакой литературы?
З:Ее просто не печатали! И у подруг я не могла спросить, потому что воспитание не позволяло.

Л: Вашей любви хватило на 17 лет. И вы разошлись. Я тоже хочу выйти замуж по такой же любви. Но перед глазами твой пример. Каждый раз я думаю, что даже такая любовь заканчивается. Это пугает. Я ужасно боюсь, что брак разрушит любовь.
З: Бояться не надо. Брак – это правильное развитие любых отношений. Я твердо убеждена в том, что дети должны рождаться в браке. И замуж надо выходить раз и навсегда. Я так и выходила. Куда все делось? Сложный вопрос. Когда в браке растут двое, то и отношения растут вместе с ними. В нашем браке я росла, а твой папа нет.

Л:Мам, а что ты почувствовала, когда узнала, что беременна?
З: Я тогда училась на четвертом курсе. Мы с папой этого не планировали. Особенно переживала свекровь. Она все время говорила моим родителям: “Проследите, чтобы Зульфия не забеременела”. Но когда это случилось, я восприняла новость очень спокойно и подумала: “Значит, так должно быть”.

Л:То есть, если ты узнаешь, что я беременна, обрадуешься и поддержишь меня и не будешь настаивать, чтобы я приняла какие-то меры?
З: Ни в коем случае не буду. Тебе пора. Заметь, мне тогда было 18.

Л: Ну да, а я уже стара – мне все-таки 23… Кстати, о годах. Как ты справилась с моим переходным возрастом – когда я нацепляла огромные очки, жуткие платформы на тонкие ноги, кепку и слушала Prodigy? Ведь ты всегда меня приучала к литературе, хотела, чтобы я похожа была на девочку – в платьицах, с косичками. А я красила ногти черным лаком и не следила за собой. Ты же переживала…
З: Помнишь, я сама купила тебе “утюги”. Да, я пыталась донести до тебя мысль, что такая платформа на тоненьких ножках смешна. Но мне в свое время во многом было отказано, ведь в стране ничего не было, и я была уверена: у моего ребенка должно быть все самое лучшее. И если лучшее для него – “утюги” и черные ногти, ну что же.

Л:Тем не менее ты видела во мне леди, а я была просто антиледи…
З: Не забывай, что ты занималась художественной гимнастикой…

Л:Вот именно! Это был ужасный парадокс – “художница”, член сборной России в таком вот прикиде…
З: Да, это действительно был контраст. Но я всегда очень спокойно воспринимала это, была уверена, что чувство прекрасного однажды обязательно проявится. А у тебя оно было.

Л: А моя первая татуировка в 16 лет на животе?
З: Ну ты же мне объяснила, зачем ты это сделала. И я поняла.

Л:Хорошо, а вторая татуировка?
З: Теперь ты уже взрослый человек – и своим телом распоряжаешься сама. Хотя я с удовольствием посмеюсь, разглядывая сморщенные татуировки на твоем сморщенном теле, когда мне будет 100, а тебе 80. (Смеется.)

Л:Почему, ну почему ты меня не остановила, когда я перекрасилась в блондинку?!
З: (Смеется.) Это было ужасно! Но у вас было повальное увлечение в сборной, и вы все делали эти жуткие пряди. И останавливать тебя было бессмысленно. Я предпочла, чтобы ты попробовала и наконец поняла, что темные волосы идут тебе гораздо больше.

Л:Ну да, после этого у меня выпала половина волос.
З: Ну я считаю, что лезть со своими нравоучениями – дурной тон. На самом деле я люблю, когда ты меня чему-то учишь. И я тебе благодарна. Если бы не ты, я бы не выглядела так прилично в свои годы. Мне очень нравится твое чувство стиля, нравится ходить с тобой по магазинам…

Л:Угу, а мне вот с тобой не очень нравится. Я захожу и сразу вижу, что мне нужно. А ты можешь два часа выбирать одно платье!
З: Именно поэтому я стараюсь ходить по магазинам за границей одна, чтобы тебя не травмировать.

Л:А ты не боялась, что своим бесконечным пониманием и отсутствием давления ты меня избалуешь?
З: Я считаю, что детей надо баловать. И любить. При этом не эгоистично, а так, чтобы ребенку было хорошо. Когда ребенок в коляске, мы его наряжаем не для него, а для себя. И я с удовольствием тебя наряжала – шила ночами, вязала. Именно тогда вырабатывается чувство стиля. А потом надо отпустить и ждать, когда все заложенное в детстве выплывет наружу.

Л: А что ты можешь мне сказать по поводу моего ужасного характера? Помнишь, как я шантажировала тебя художественной гимнастикой и говорила: “Я зарежусь, если ты меня не пустишь в зал!” Как ты все это выдержала?
З: Ну, во-первых, ты перегибаешь палку по поводу “покончить жизнь самоубийством…”

Л:Как это?! В 12 у меня были такие мысли. Я же тогда схватила нож…
З: Нож, замечу, был деревянный, для мягкого масла…

Л:То есть чувство юмора тебе в тот момент помогло?
З: В общем, да. (Улыбается.) Я сидела, кажется, вязала, а тут появилась ты с этим ножом, который, кстати, сама же и привезла из Швеции. Было ужасно смешно.

Л:Не забыла наш первый поход в ночной клуб, в “Рок-Вегас”?..
З: Наш первый поход в ночной клуб состоялся, когда тебе было восемь лет, и это был “Ночной Париж” в Волгограде (мы уехали в Москву в 97-м). Ты приехала с первых сборов и спросила: “Мама, а что такое ночной клуб?” Я спросила: “Ты хочешь узнать?” – и отвела тебя туда поужинать.

video
нажми и смотри