Капитан Крюков

Снявшись в “9 роте” режиссера и дяди Федора Бондарчука, Константин Крюков стал актером. По первому образованию он специалист по драгоценным камням, геммолог. По второму – юрист. По духу он художник (даже получил премию за вклад в современную живопись). И еще он пишет книгу… Но кто он на самом деле, лучше всего знает сам Константин.

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Снявшись в “9 роте” режиссера и дяди Федора Бондарчука, Константин Крюков стал актером. По первому образованию он специалист по драгоценным камням, геммолог. По второму – юрист. По духу он художник (даже получил премию за вклад в современную живопись). И еще он пишет книгу… Но кто он на самом деле, лучше всего знает сам Константин.

СOSMO И вот ты на обложке Cosmopolitan! Наверняка ты владеешь навыками самопрезентации, так что представься сам…
КОНСТАНТИН Здравствуйте, я – ищущий! Наверное, это будет самая правильная презентация. Кто ищет, тот найдет.

СOSMO  А что касается человеческих качеств, к какому типу людей относишь себя?
КОНСТАНТИН  А какие типы есть?

СOSMO Есть люди закрытые, “в себе”, а есть те, кто постоянно в окружении людей и очень в них нуждается…
КОНСТАНТИН  Все-таки я в основном живу в себе, больше внутри, чем снаружи. Так что, наверное, я скорее замкнутый человек, нежели тот, который может полюбить весь мир. Но я всегда готов помочь! В любом случае делать добро – это хорошо. Потому что оно к тебе вернется. Я, например, постоянно помогаю моим друзьям. Многих знакомых на работу устроил. Cоветы даю иногда, полезные для них.

СOSMO Только когда просят?
КОНСТАНТИН  Не! Могу и насильно дать. (Улыбается.) Сказать: “Вась, ну-ка, поди сюда! Вот это ты неправильно делаешь: потому-то, потому-то и потому-то. Сделал бы вот так – было бы лучше”. Просто есть какие-то ситуации, в которых иногда я лучше разбираюсь, чем те, кому даю советы. Я и сам очень люблю, когда мне советуют.

СOSMO Побыть одному при такойпопулярности удается все реже и реже?
КОНСТАНТИН  Нет, у меня это получается всегда. А как же! Я совершенно свободный человек. Когда я рисую, то вообще улетаю. И выключаю телефон. Дозвониться мне может только мама, папа и еще два моих товарища. И тут уже ничего не сделаешь! Меня просто физически никто не может найти: я рисую в мастерской под Прагой и никто не знает, где точно.

СOSMO А мастерская под Прагой появилась с тех пор, как ты стал членом местного союза художников-графиков?
КОНСТАНТИН  Нет, я просто снимаю там дом. Соответственно туда свозится весь мой арсенал.

СOSMO Ты способен критиковать чужие работы?
КОНСТАНТИН  Что касается живописи, я вообще очень взыскательный человек. Даже в Третьяковской галерее мне не много холстов нравится. У меня просто свое видение живописи. Я считаю, что тот же Шилов, например, – великий человек, но его живопись бездушна. Она не дает ни эмоций, ни чего-то другого. Живопись должна нести какую-то идею и что-то в человеке менять.

СOSMO Когда рисуешь, ты проделываешь очень кропотливую работу – на один сантиметр столько мазков кистью…
КОНСТАНТИН  Да, но мне нравится. Нравится сосредоточиваться долго на чем-то одном! Когда-то в институте я написал эссе о том, что если взять и рассмотреть любой предмет нашего мира, то можно понять весь мир. И это можно логически доказать. Повсеместно! Можно наблюдать за макакой и очень многое понять о человеке. Можно наблюдать за муравьями и очень многое понять о человечестве. Можно смотреть на камень и многое узнать о мире. Я, наверное, просто люблю вдумываться.

СOSMO Интересно, что, только получив высокую оценку от других художников, ты рассказал родителям о своих картинах.
КОНСТАНТИН  Они знали, что я рисую, но не знали, в каком объеме. Моя мама вообще знала только, что Костя периодически уезжает за границу к отцу. Отец знал, что я рисую, но не обращал на это никакого внимания – считал это бесполезной тратой времени. Но и я никому не навязывал свои интересы. А потом люди, которые имеют вес в искусстве, вручили мне премию, после чего я был уже готов рассказать об увлечении маме, папе. Потому что появилось что рассказывать! А так просто говорить: “Друзья! Я улетаю каждый год на 2-3 месяца рисовать картину…” – глупо. “Ну и дурак, - скажут, - нечем больше заняться!”

СOSMO Твоя нынешняя популярность сильно рассредоточивает?
КОНСТАНТИН  Да. Она рассредоточивает. Хотя сами съемки в кино, наоборот, создают абсолютно четкий режим: приехал – отработал – уехал. Но все, что связано с пиар-кампаниями, – вот это страшно рассредоточивает! Огромное количество фотосессий, например. Плюс периодически по шесть дней подряд отвечаешь на одни и те же вопросы. Ты уже как бы сдаешься в аренду, не живешь, а существуешь. Вместо тебя механизм, а сам ты где-то в совершенно ином месте.

СOSMO Во время съемок в фильмах “Жара” и “Нулевой километр” ты рисовал?
КОНСТАНТИН  Нет. Когда я рисую, больше ни на что отвлекаться не могу, весь мир исчезает. У меня каждая картина – это логическая связка мыслей, переживаний, эмоций, и от этого нельзя отрываться. Мне нужно быть одному.

СOSMO Говорят так: если вам скучно, когда вы один, значит, вы находитесь в дурном обществе. Ты согласен?
КОНСТАНТИН  Ну да. Мне не скучно, когда я один. Совершенно! Мне очень хорошо. Как-то я несколько месяцев жил один в доме, видел людей, только когда выходил за продуктами… Со мной как-то жила кошка. Фантастическое животное, фантастическое! Я абсолютно уверен почему-то, что кошки гораздо больше видят, чем мы. У Кортасара есть маленькое эссе о том, что такое мистика. Он советует понаблюдать за кошкой и за ее взглядом. С одной стороны, кажется, что она видит вещи, которые ты не видишь. А с другой стороны – все-таки нет… Вот тебе и мистика. Неопределенность! И правда. Я очень долго за этой кошкой наблюдал. Она научила меня очень многому, какому-то особому состоянию. У каждого живого существа есть какая-то манера состояния. У кошек она такая: не трогай, не тро-огай! Хорошие животные… Я их, правда, не люблю.

СOSMO Тебе явно всегда хочется чего-то большего.
КОНСТАНТИН  Ну да. Потому что я считаю, что большинство из нас немножко заблуждается, что жизнь такая долгая. Мне сейчас 21. И, грубо говоря, если посмотреть на средние цифры, то примерно одну треть… ну ладно, одну четверть жизни я уже прожил. Это огромный кусок! А что я сделал? А ничего не сделал. Что-нибудь пережил такое особенное? Не-а.

СOSMO Но детство не считается – оно-то почти бессознательно прошло…
КОНСТАНТИН  Почему? Я бы так не сказал. У меня нет ощущения, что оно прошло как во сне или “как будто не со мной”. Ко мне очень часто приходит другое ощущение. Я встречаю человека, которого последний раз видел год назад. И он начинает говорить со мной на какие-то темы, на которые мы говорили с ним тот самый год назад. И понимаю, что год назад я был совершенно, радикально иной человек… Каждый год я думаю: “Боже мой, какой же я был идиот!” И тут же мне приходит другая мысль: “Боже мой! Я же, наверное, и сейчас такой же идиот! Как же мне будет стыдно за себя в следующем году…”

СOSMO Ты когда-нибудь чувствовал себя непонятым, отвергнутым?
КОНСТАНТИН  Если человек меня отвергает, он мне уже не нужен. И такая позиция у меня относительно всего: общения, девушек… Если тебе неинтересно, значит, ты не мой человек. Если я тебе не нужен, значит, ты мне точно не нужна!

СOSMO Это инстинкт самосохранения.
 Наверное. Я никогда не цепляюсь за кого-либо. Близких людей у меня очень мало.

СOSMO Ты считаешь себя авантюристом. А твой авантюризм когда-либо проявлялся в кино?
КОНСТАНТИН  Меня на съемках “Нулевого километра” погружали под воду, накрывали полиэтиленовым шаром! И я в этом тонул – без трубки, без загубника, без очков… У меня было 4-5 тренировок с дайверами. Под водой мне надевали повязку, отбирали трубку, мне не хватало воздуха. В этом заключался авантюризм! Но меня больше привлекает авантюризм в человеческих отношениях. А выдержит он такую позицию или не выдержит? А упрется или уступит?

СOSMO Ты провокатор?
КОНСТАНТИН  Иногда да. Бывает…

СOSMO А эксперименты над собой часто проводишь, часто берешь себя на “слабо”?
КОНСТАНТИН  Тоже бывает. Во время съемок “9 роты” в Алуште у нас была смена – 26 часов подряд съемки. На следующее утро мы собирались переезжать в другой город. А в Алуште мы к тому времени жили уже полтора месяца. Можно представить, сколько у всех накопилось вещей! Но мы, конечно же, не пошли собираться, а отправились ужинать, танцевать и т.д. И вот утром я сам, единолично, с 12-го этажа, так как сломался лифт, притащил 4 чемодана и 12 огромных сумок в автобус. Потом мы тряслись в этом автобусе до Феодосии. И там я опять перенес все сумки уже наверх, в номер. Пошли уже вторые сутки без сна… И вот звонит Михалков, Темка, и говорит: “Пойдем ужинать”. Идем мы большой компанией по набережной. Я говорю: “Тем, что-то мне как-то пло…” Тдых! Я упал на асфальт и вырубился. Мое тело просто сказало: мол, друг, я все понимаю, но я устало. Меня дотащили до кровати, я проспал 5 часов и, самое интересное, за эти 5 часов восстановился. И давай дальше шпарить!.. Да, могу довести себя до крайности. Но я больше люблю какие-то более тонкие эксперименты. У меня нет желания взять себя на “слабо” и проверить, что будет, если я разгонюсь до 230 км/час и врежусь в столб. Я как-то очень бережно отношусь к своей физической оболочке и не хочу ее портить.

СOSMO А тот случай, когда на съемках “Нулевого километра” ты задыхался под водой – тоже эксперимент?
КОНСТАНТИН  Да. Почему мне понравился дайвинг? Он очень способствует самоконтролю. Был такой момент, когда под водой у меня кончился воздух и началась паника… В голове понеслось: “Так, что делать будем? Воздуха нет, тренера нет, я ничего не вижу, в повязке… Ну ладно, подплывет же когда-нибудь. Не подплывает… Что же делать? А вот и он”. Тренер подплыл, я хватанул у него загубник, дышу – и его баллон закончился. Слава богу, у нас еще 5 запасных было, так что все обошлось. А все происходило в бассейне на глубине шести метров, и вынырнуть мне было гораздо проще. Но я не подумал даже о таком варианте! Потом тренер кричал: “Ты что, с ума сошел?! Ты мог задохнуться! Надо было вынырнуть, идиот!” Извини…

СOSMO В “Жаре” ты играешь молодого парня, который приехал в Москву из Лондона, где затусовался, закокаинился и его в итоге отовсюду выгнали… Твой герой легкомысленный и немножко хамоватый. А ты не такой?
КОНСТАНТИН  Да нет, почему! Я был хамоватым парнем. 16-летним ездил на 140-м “Мерседесе”, открывал остановившему меня милиционеру окно и говорил: “Слушай, дядь, ну я студент, е-мое, у меня денег нет даже на бензин! Что ты от меня хочешь?” Он мне: “Какое там денег нет! Ты видел свою машину?!” – “Нет у меня денег! Нету!” Предъявлял права, по которым мне был 21 год…

СOSMO Ты часто наступаешь на одни и те же грабли?
КОНСТАНТИН  Наступаю. Вообще у человека есть такое греховное свойство: он любит делать себе зло. В нас это заложено. Человеку дан выбор между злом и добром, и периодически он выбирает зло. Очень человек любит саморазрушение, очень. Такая у него сущность!

СOSMO А ты можешь сделать больно другому человеку? Девушке?
КОНСТАНТИН  Я могу сделать девушке больно намеренно, чтобы в дальнейшем все обернулось позитивно.

СOSMO Ты видишь ситуацию гораздо дальше?
КОНСТАНТИН  Да. К тому же девушки зачастую представляют меня не тем, кто я есть на самом деле.

СOSMO А кем?
КОНСТАНТИН  Я оказываюсь чем-то вроде трофея! Их ничего больше не интересует: ни кто я, ни что я, ни какой у меня характер… Периодически мне приходится объяснять: друзья, вы не совсем правильно думаете обо мне, я очень сложный бываю. И со мной вообще не так легко, как вам кажется. И иногда это приходится объяснять очень жестко, какими-то показными поступками, чтобы человек опомнился. И люди надолго потом пропадают, как правило. Но позже перезванивают и говорят: “Спасибо, Кость”.

СOSMO Ты видишь всего человека сразу и понимаешь, кто он такой?
КОНСТАНТИН  Нет, это сразу понять невозможно. Можно с первого взгляда примерно прочувствовать, кто перед тобой. Но у каждого человека есть такие потаенные уголки: либо ты на них выйдешь в процессе общения, либо не выйдешь. Если выйдешь, то ваши отношения станут гораздо более интересными. Потом, в нашем мире, в Москве, настолько трудно: у нас есть возможность вообще ни с кем не общаться! У нас есть право выбора. Почему, например, после армии люди так дружат? Потому что у них нет выбора: они вынуждены общаться друг с другом положенное время. И никуда ты от человека не денешься: лежит он рядом и будет лежать рядом еще два года! И это неплохо, потому что в таких ситуациях люди вынуждены узнавать друг друга с самых разных сторон. Почему мы так подружились со всеми “девятиротными” парнями? Потому что мы были вынуждены общаться и видеть не только один позитив. А такого комплексного восприятия друг друга в Москве нет. Мне не понравился человек – я больше никогда не подойду к телефону и не отвечу ему. А если встречу – отвернусь и уйду.

СOSMO А мне кажется, люди избалованы общением в городах…
КОНСТАНТИН  Я бы так не сказал, вот я не избалован. Мы избалованы бесполезным общением, его у нас выше крыши. А полезного общения практически нет.

СOSMO Мы все-таки женский журнал. Что бы ты хотел пожелать девушкам, донести до них?
КОНСТАНТИН  Я бы внушил им такую банальную мысль. Не надо тупо ставить цель – выйти замуж. Надо себе ставить немного иную цель – создать содружество двух людей. А оно не строится ни на хитрости, ни на сексе, ни в коем случае. Как любое нормальное сооружение, оно должно начинаться с фундамента. Вот если люди как люди, а не как животные, совместимы и на этом у них завязываются отношения, то все остальное – животное, неживотное – и так придет! У меня есть много знакомых девушек, которые хотят “удачно” выйти замуж по расчету. И они считают, что если начнут отношения на животном уровне, то через это втянут мужчину во что-то человеческое. А это невозможно, они заблуждаются! Нельзя с крыши начинать дом строить! Потому что у меня есть знакомая пара, у которых по три копейки в карманах, но они вдвоем и чувствуют себя просто прекрасно. И у них все будет хорошо: пройдет еще 5 лет – и они будут жить в отличном доме, иметь 5 машин и все, что им надо. Просто потому что эти двое нашли друг друга. Не знаю, существуют ли на свете так называемые половинки, или нет их… В мире столько людей, что если каждый станет искать свою половинку, надо будет прожить 345 жизней! Идиотская теория! Но то, что отношения нужно строить на человеческом уровне, а не на животном, – это совершенно точно.