Э-эх, Семенович!

Анна Семенович рассказала Cosmo о своей любви к кастингам и табу и нелюбви ко всему американскому. О тех мужчинах, которым она согласна оставить свой номер телефона, и о тех женщинах, которых можно назвать слабыми.

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Анна Семенович рассказала Cosmo о своей любви к кастингам и табу и нелюбви ко всему американскому. О тех мужчинах, которым она согласна оставить свой номер телефона, и о тех женщинах, которых можно назвать слабыми.

 COSMO:  Что, совсем без мужчин?
 АННА:  Они, может, и были, и мечтали провести со мной время. Но они все такие бестолковые, американцы. В Америку я даже не вернулась, чтобы машину продать и забрать какие-то свои вещи, которые там остались. И вот как уехала оттуда в 2001 году, так там ни разу и не была. Я люблю за границей отдыхать – поехать в Европу, в Испанию на 10 дней, на две недели, ну на месяц максимум. Но я не могу подолгу находиться не в Москве, мне воздуха не хватает.

 COSMO:  У вас был опыт общения с олигархами?
 АННА:  В смысле жила ли я с ними как с мужчинами? Нет. Мы часто выступали для олигархов, со многими знакомы. Но я даже не думала, чтобы заводить с кем-то из них роман. Да и они не обращали на меня внимания, как, впрочем, и я… Не было такого, чтобы кто-то из них мне реально понравился и я хотела бы с ним общаться или строить свою жизнь. А вообще олигархи такие же люди, просто добились успеха, чего-то сами смогли достичь в этой жизни, своим трудом и своими мозгами. И осуждать их за что-то ни у кого нет права. Если кто-то слабее, то это не значит, что сильный – плохой. Просто он сильный. А ты слабый. Все люди разные.  

 COSMO:  Вы сильная. С вами может быть только человек слабее вас или такой же сильный?
 АННА:  У меня не может быть ничего со слабым человеком, однозначно. Я всех людей люблю и уважаю. Но вот слабый пусть идет своим путем: у него своя дорога, у меня своя. Мужчина должен быть, наверное, даже сильнее меня.

 COSMO:  Что значит “сильный мужчина”?
 АННА:  Это мужчина, который, несмотря на трудную жизнь в этом мире, где надо зарабатывать, остается порядочным, добрым, может обращаться с женщиной, умеет за ней ухаживать. Да, это сильный мужчина.

 COSMO:  А что тогда значит “слабая женщина”?
 АННА:  Слабая женщина? Я вообще не верю, что женщина бывает слабой. Никогда! Просто у каждой женщины свое предназначение. Одна – бизнес-вумен, которая сама зарабатывает большие деньги, будет думать: “Ой, какая слабая та, которая сидит дома, варит борщи и обстирывает мужа”. А на самом деле женщина, которая сидит дома, тоже сильная. Просто она выбрала такой путь, ей так больше нравится – посвятить всю себя детям, любимому мужчине и дому. Вот женщина, которая после того, как ее бросил какой-то мужчина, начинает распускать себя, толстеть, тогда… Нет, депрессия возможна, но месяц-два, а потом надо брать себя в руки и продолжать жить. А женщина, которая причитает о потере пять лет и живет все это время в унынии, – вот это, наверное, слабая женщина.

 COSMO:  А вы переживали депрессию?
 АННА:  Конечно, я переживаю, когда расстаюсь с мужчинами, с подругой. Но я постоянно занята, у меня такая интересная жизнь, что мне некогда скучать. Я могу, конечно, поплакать в подушку вечером, чтоб этого никто не видел. Я депрессию в работу увожу, добиваюсь многого и иду вперед.

 COSMO:  Но быть в составе “Блестящих” – это все-таки не “многое”. Вот быть сольной исполнительницей – это гораздо больше.
 АННА:  У каждого свое “много”. Для меня это то, что за свои 27 я была известной фигуристкой, мастером спорта международного класса, вторая в сборной России за Ириной Лобачевой и Ильей Авербухом; после ухода из спорта я могла растеряться и пропасть, как пропали многие спортсмены, которые не стали олимпийскими чемпионами. Я могла начать гулять, выпивать и спустить все, что заработала. Я этого не сделала…

 COSMO:  Неужели ни разу не пили?
 АННА:  Ну конечно, я могу пойти с подружками и выпить вина! Я не говорю, что я непьющая: могу выпить и веселиться, как и все люди, в праздники выпиваю. Абсолютно нормально к этому отношусь, иногда надо расслабляться. Но не часто. 

 COSMO: 
 Помните, до какого предела теряли в результате контроль?
 АННА:  Я могу выпить и петь в караоке до утра, и меня за уши не выдернут оттуда. И подружки у меня такие зажигательные! То есть могу выпить, буду пошатываться. Но ничего: всегда приму красивую позу, пойду. А что делать? Я публичный человек, на меня люди смотрят, и я не могу позволить себе упасть лицом в салат.

 COSMO:  В вас проявляются одновременно и ваша мама, и бабушка. Вы много взяли от них?
 АННА:  Я взяла много от всех – и от папы, и от мамы, и от бабушки, действительно. Они очень жизнерадостные, открытые, спокойные, мудрые. Несмотря на то, что бабушка прожила тяжелую жизнь, войну, похоронила мужа, сына. И мама у меня из тех женщин, которые ради детей отказываются от всего. Когда я родилась, ей было 29 лет. Она ушла с работы и занималась только мной. И сделала все, чтобы я стала той, кем я стала. Она мне всегда говорит: “Ань, ты у меня умная девочка, ты примешь правильное решение, думай сама”. 

 COSMO:  Она не способна повлиять на ваше решение?
 АННА:  Допустим, та ситуация, когда я уходила из группы и мне предлагали сериал. Главную роль. Я говорила: “Мам, ну как? Уйти или остаться? Все-таки тут насиженное место…” Мама мне сказала: “Ань, если ты хочешь чего-то добиваться дальше, не трать время попусту”. Я тоже так думала. Но она меня подтолкнула этой своей фразой к пониманию того, что время пришло. Потом я попала в больницу – с коклюшем, детским заболеванием, которое во взрослом возрасте тяжело переносится. Выйдя из больницы, уже четко знала – в группу больше не вернусь.

 COSMO:  У вас были такие ситуации, когда вы встречались с мужчиной два раза в неделю только ради секса?
 АННА:  Нет, никогда не было! Я не приемлю этого.