РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Тимоти Шаламе и Дени Вильнев о «Дюне», страхах и первом знакомстве

Накануне выхода фильма «Дюна» (в кинотеатрах с 14 сентября!) исполнитель главной роли Тимоти Шаламе и режиссер Дени Вильнев встретились с Cosmo. Все участники беседы много смеялись, обсуждая страх, сорокоградусную жару и проваленные пробы.
Тэги:
Тимоти Шаламе и Дени Вильнев о «Дюне», страхах и первом знакомстве
Getty Images

Кажется, этим двоим интервьюер без надобности – они ведут задорные диалоги между собой, веселятся и прекрасно проводят время. Что ж, кино наверняка получилось хорошим, раз между актером и режиссером такая «химия»!

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Давайте начнем с вашей первой встречи. Когда она произошла?  
Тимоти Шаламе: Наше заочное знакомство состоялось во время проб к фильму «Пленницы».
Дени Вильнев: Он любит вспоминать эту историю и рассказывать журналистам, как я отказал ему в роли.
Тимоти: Но ведь это правда!
Дени: Понимаете, кастинг – очень странный процесс. И когда шли пробы для «Пленниц», Тимоти показался мне слишком юным. В тот момент я искал кого-то другого – а он хотел сыграть роль, доставшуюся потом Хью Джекману (Смеется).
Тимоти: Не-ет! Он шутит!
Дени: Пробы Тимоти я смотрел несколько раз и был впечатлен его талантом. Надо бы все-таки поработать с ним – думал я...  Видимо, мысль материальна – три года назад я встретил Тимоти на Каннском кинофестивале и понял, что у меня просто нет выбора: я обязан снять его в своем фильме. Никого другого на роль Пола Атрейдеса в «Дюне» я не рассматривал. Если бы не Тимоти, фильм бы не состоялся. Он незаменим.
Тимоти: Я, в свою очередь, хочу сказать, что был впечатлен энтузиазмом Дени. Когда мы начали обсуждать фильм, на первые наши встречи он всегда приходил с книгой Фрэнка Герберта, по которой кино, собственно, и снято. Еще не был дописан сценарий, но я уже с нетерпением ждал совместной работы – ведь если режиссер горит так идеей, значит на съемках с ним точно будет не скучно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Кстати, Тимоти, что тебе помогло подготовиться к роли?
Тимоти: Безусловно, книга. Я ее читал несколько раз, а еще общался с поклонниками творчества Фрэнка Герберта – например, с моим отцом и его друзьями. Со своими ровесниками я «Дюну» тоже обсуждал. И все поколения сошлись в одном – сильный характер Пола Артрейдеса не может не восхищать.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Многие отмечают, что фильм следует сюжету книги...
Дени: Да, было важно не отступать от первоисточника. Для меня роман Фрэнка Герберта – как Библия. Я читал его еще в школе, десятилетия назад, и история всё это время оставалась со мной. При работе над фильмом я старался сделать так, чтобы мир Герберта был понятен каждому зрителю – не только тому, кто читал роман.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ


Дени, что в книге тебе особенно запомнилось?
Дени: Все сюжетные линии, связанные с женщинами. Сценарист «Дюны», Эрик Рот, спросил меня во время первой встречи: «На что ты хочешь обратить особое внимание?», я без раздумий ответил: «На женские истории!». Там рассказывается и о Леди Джессике, матери Пола Атрейдеса, и о сестрах ордена «Бене Гессерит», и о Чани, бывшей наложнице и жене главного героя...

Тимоти, вопрос к тебе. «Дюна» – твой первый сайфай-фильм. Что было для тебя новым во время работы над проектом?
Тимоти: Всё! Я никогда не думал, что съемки могут идти четыре, пять, шесть месяцев – до этого работал максимум по три. Так что «Дюна» – своего рода марафон, который я пробежал. Каждый съемочный день был вызовом. Я боялся не справиться со сложным графиком, не раскрыть образ своего персонажа. Пол – герой очень эмоциональный, он переживает из-за того, что о нем думают. «Дюна» – история о человеке человеке, который только начинает изучать и понимать себя. Это фильм о взрослении и о том, как мы боремся с окружающими миром в юном возрасте. Перед съемками я долгие месяцы размышлял о своем герое: подумать только, он был неуверенным в себе подростком и вдруг ему пришлось возглавить дом Атрейдесов, взять на себя большую ответственность и, более того, стать главным революционером во вселенной!

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

А как ты развлекался во время съемок?
Тимоти: Например, мы с постановщиком трюков довольно весело готовились к боевым сценам. Я не буду говорить, в какой именно части фильма они будут – чтобы не спойлерить и не испортить впечатлений о картине, но было правда здорово. Правда, развлечением это, наверное, назвать сложно – особенно для моего героя. Пол Атрейдес с детства, считай, жил, как в Спарте. Из него воспитывали воина.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Напоследок спрошу – вы испытывали страх, пока снималось ваше кино?
Дени: Да, работа над этим фильмом сравнится с походом к стоматологу.
Тимоти: Ха-ха, нет! Дени шутит. Он ничего не боялся.
Это правда, Дени?
Дени: Внешне, может быть, я казался спокойным, но на самом деле очень нервничал. Но режиссеру нельзя показывать, что он чего-то боится. Я руководил большой съемочной группой – часть сцен снималась в пустыне, в Иордании, при 40-градусной жаре. Я не мог показать коллективу, что не владею собой. Я сосредотачивался на процессе, а если чувствовал, как подступает паника, медитировал.
Тимоти: Мне очень нравится ответ Дени –  он честно всё сказал. Я думаю, страх, в первую очередь, появляется от незнания. С моим героем, кстати, так и было – Пол боится, потому что не понимает, что будет дальше. А что касается меня, я попытался договориться со своими чувствами. Страх помогал мне двигаться вперед. Да, бояться я начал, когда только увидел расписание съемок на пять-шесть месяцев вперед, но быстро успокоил себя – просто решил работать побольше. Я надеюсь, что после «Дюны» меня будут воспринимать как актера из очередного культового фильма Вильнева: так в свое время было с Хью Джекманом после «Пленниц», с Эми Адамс после «Прибытия»... Работа с Дени изменила  мою жизнь.
Дени: Я что, украл твое сердце? (Смеется)
Тимоти: Да, действительно так, Дени!
Дени: Это взаимно!

Загрузка статьи...