Надежда Михалкова о фильме “Лед 2”, отношениях с детьми и премии “Оскар”

Накануне премьеры картины “Лед 2” Cosmo пообщался с исполнительницей одной из ролей в фильме – Надеждой Михалковой. Актриса рассказала о своей героине, отношениях с детьми и о том, чего не хватает российскому кинематографу, чтобы быть востребованным на Западе.

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

О том, что ты присоединилась к съемочной команде фильма «Лед 2», стало известно еще в июле прошлого года, но нигде нет ни слова о твоей героине. Расскажи подробнее о ней.

Моя героиня – социальный работник. Это, пожалуй, самый бескомпромиссно положительный персонаж в картине. Она пытается наставить на путь истинный главного героя. В её практике было не так много историй, которые могли бы закалить характер, поэтому она все еще верит в лучшее, в то, что люди способны меняться и исправлять свои ошибки.

Как думаешь, почему режиссёр Жора Крыжовников выбрал на эту роль именно тебя?

Потому что я – пример порядочного, доброго и искреннего человека. (Смеётся.)  Мне кажется, Жора искал именно такой типаж для своей героини.

По какому принципу ты обычно выбираешь проекты для участия? В какой момент даешь согласие?

Для артиста, мне кажется, главное – до последнего пытаться полюбить проект, даже если изначально ты негативно настроен. Но в данном случае я долго не раздумывала. Прежде всего для меня важна команда (режиссёр, оператор) и сценарий. Дальше можно смотреть уже более подробно: если сценарий не идеален, его стоит обсудить с режиссером и узнать, насколько он готов прислушиваться к твоему мнению. От предложений просто так отказываться нельзя.

Надежда Михалкова, кадр из фильма "Лед 2"

То есть ты не ограничиваешь себя только рамками жанра? Сюжет для тебя важнее?

Да, история первична в любом случае. Бывает, режиссер озвучивает идею, которая тебе нравится, а потом ты получаешь сценарий, отличный от первоначальной задумки. Дальше всё зависит от того, сможете ли вы договориться, совпадет ли ваше художественное видение и возможно ли будет внести изменения.

Помимо актерства ты также пробовала себя в роли режиссера и продюсера. На какой позиции чувствуешь себя более комфортно?

Привычнее - артистом, комфортнее – режиссером. В последнем случае ты отвечаешь за всё и не зависишь от огромного количества факторов. Как режиссёр ты видишь целиком картинку, но, с другой стороны, на тебе лежит ответственность за результат. У актеров по-другому. Бывает, в голове представляешь одно, а на экране потом видишь, что получилось иначе. В таком случае неправильно и непрофессионально винить команду. Ты же не станешь ходить и рассказывать: «Знаете, оператор не так снял моё лицо и неважно поставил свет, а вообще я выгляжу хорошо». (Смеётся). Поэтому, конечно, артисту сложнее.

В последнее время у зрителей особенно популярны спортивные драмы. А если добавить к спорту еще и любовную линию, в большинстве случаев успех гарантирован. Как считаешь, почему так происходит?

Во-первых, такая история всегда дает динамику. А если добавить к ней еще и любовную линию, появляется возможность завоевать дополнительную аудиторию. Во-вторых, зрители любят спортивные драмы, если они профессионально сделаны. Таким образом любовь и спорт всегда затрагивают эмоции и делают любое повествование глубже и интереснее.

В одном из интервью ты говорила, что твоя дочь увлекается фигурным катанием. Не думала отдать ее в большой спорт?

Она действительно хорошо катается на коньках. Тренер сказал, что у Нины есть перспективы добиться успеха в фигурном катании. Но я трезво понимаю, что как мать не смогу сделать так, чтобы дочь довела дело до конца, а мучить ребёнка и останавливать на полпути –  недухоподъёмно.

Надежда Михалкова, кадр из фильма "Лед 2"

Если она сейчас станет спортсменкой, это будет не ее выбор?

Да, потому что это, в первую очередь, выбор родителей, которые определяют дальнейшую судьбу ребенка. Я на себя такую ответственность взять не смогла, потому что знаю: моя дочь не тот человек, который готов стоять у станка по 20 часов и выполнять все требования тренера, она свободолюбивая. Да и себя не могу представить сидящей на трибуне в числе болельщиков. Ради удовольствия пускай занимается, но вряд ли ее когда-нибудь будут представлять как чемпионку по фигурному катанию Нину Гигинеишвили.

А для своих детей ты, скорее, строгая наставница или близкий друг, которому они полностью доверяют?

Мне хотелось бы быть им другом, но психологи утверждают, что между родителями и детьми должна существовать иерархия. Приятельские отношения могут сложиться уже в более зрелом возрасте, но не раньше.

Подсознательно я иногда сама переступаю грань, общаясь с ними наравне. Впоследствии дети начинают воспринимать меня как сверстницу и позволяют себе лишнее. Важно четко соблюдать субординацию. Но в то же время дети не должны бояться поделиться со мной проблемами и получить совет.

«Лёд 2» выходит в День всех влюблённых, так же, как и первая часть. У тебя есть какое-то отношение к этому празднику?

У меня мама родилась в этот день, поэтому 14 февраля у меня ассоциируется только с ней. Она настолько прекрасный человек, который принимает, терпит и любит нас такими, какие мы есть, что могла родиться только в такой праздник. Обычно в День всех влюбленных парочки собираются за романтическим ужином, а мы всей семьей отмечаем мамин день рождения. Если бы в этот день я рискнула пригласить к нам в дом молодого человека, это было бы наше последнее свидание. (Смеется.)

Есть мнение, что настоящая любовь невозможна без страданий и преодолений. Ты поддерживаешь эту точку зрения?

Мне кажется, нет четкого определения этого понятия. Важно уметь отличать страсть от настоящей любви. Главное - найти партнера, с которым вам будет комфортно идти по жизни. Пускай даже это не будет такое пылкое чувство, когда ты не можешь дышать без человека. Конечно, любовь - это не вечный конфетно-букетный период, а путь, который вы делите друг с другом, пусть и не всегда ровный.

Надежда Михалкова, кадр из фильма "Лед 2"

Во многих интервью ты говорила, что тот факт, что ты родилась и выросла в творческой семье, наложил определенный отпечаток на твое восприятие мира. Ты  никогда не стремилась выделяться и быть на виду. Не мешает ли такая замкнутость карьере?

Мне кажется, я поймала дзен и нахожусь в комфортных для себя обстоятельствах. Всё, что происходит, неслучайно. Меня действительно можно назвать очень закрытым человеком, который четко разделяет работу и личную жизнь.

Что касается российского кинематографа, я считаю: чтобы сыграть характерного персонажа, необязательно быть таким в жизни.

Режиссерам сложно увидеть во мне разноплановую актрису, потому что я не занимаюсь самопиаром и не пытаюсь менять маски. Но я не особо от этого страдаю, потому что трезво оцениваю свои возможности. Я никогда не была обделена вниманием, поэтому мне важен сам процесс, а не оценка со стороны. В то же время понимаю, что любая работа должна приносить доход. К счастью, я не умею сидеть без дела. За это меня в семье начинают тихо ненавидеть. Например, недавно я вернулась из отпуска и вот четвертый день сижу дома. Дети от меня уже настолько устали, что под любым предлогом просят куда-нибудь сходить. В последний раз услышала от них: «Мама, почему ты все время что-то комментируешь? Пожалуйста, не надо».

За работой кого из коллег-актеров тебе интересно наблюдать? Почему?

За карьерой Юры Борисова, сыгравшего в фильме “Бык”. Импонирует Муся Тотибадзе, которая все время что-то придумывает, у неё есть свой стиль, Юлия Снигирь, которая недавно снялась «Новом Папе». Мне интересны в принципе талантливые люди. Я в этом смысле очень благодарный зритель. Могу быть и товарищем - восхищаться честно и искренне, потому что врать не умею. Они мне своим творчеством дают желание что-то делать.

Не так давно в Сети все обсуждали новость о том, что фильм “Дылда” в этом году не вошел в шорт-лист “Оскара”. Чего, на твой взгляд, не хватает российскому кино, чтобы его по достоинству оценили на Западе?

Мне кажется, оказаться в лонг- листе - это уже путь, который достойно пройден. Я бы не рассматривала это с точки зрения того, что нам мешает или чего не хватает. Нет универсального рецепта хорошего кино. Я убеждена, что фестивали – это политическая история, которая из года в год меняется то в одну сторону, то в другую. Мне кажется, что успех картины - это больше продюсерский вопрос, на который я не могу ответить, потому что я всегда переживаю за режиссеров, за творчество, особенно если кино искренне сделано. Ужасно радуюсь, когда такие работы получают свои награды не по политическим расчётам, а заслуженно. Главная проблема в том, что в Америке, например, такое количество своего качественного, профессионально сделанного кино, что удивить или привлечь их внимание может аутентичная история, которая характерна только той стране, где это снято, но при этом понятна и доступна всему миру.

Фото: Глеб Суковатых