Звезда "Голодных игр" Джош Хатчерсон о том, чего он боится больше всего в реальной жизни

Папарацци стали гоняться за ним после выхода “Голодных игр: и вспыхнет пламя”, хотя он с двух лет на экране и сыграл больше 40 ролей. В честь российской премьеры третьего фильма “Сойка-пересмешница. Часть 1” (в кино с 20 ноября) Джош Хатчерсон рассказал нам, почему влюбляется только в коллег.

Можно обращаться к тебе “Джош”?
Конечно! Меня именно так все и называют. 

В твоей семье не было актеров, как ты выбрал свой путь?
Сам не знаю. Родители жаловались, что, когда я был ребенком, все время торчал перед телевизором и при виде того или иного героя тыкал пальчиком в экран и кричал: “Вырасту, стану таким же”. Мама говорит, что происходило это довольно часто.

Вот и стал. Теперь поклонники не дают тебе прохода. Как справляешься с популярностью?
Да господи боже! Раз решил стать актером, значит, надо принимать во внимание, что я на виду у других людей. Иначе пошел бы в садовники, тихо и мирно сидел среди роз. Если серьезно, да, иногда бывает тяжело. Граница между известностью и популярностью очень тонка. Одно дело, когда есть почитатели, которые узнают тебя на улицах, ходят в кино, чтобы посмотреть твои фильмы, а другое – истерия, при которой незнакомцы набрасываются на тебя или хотят знать подробности интимной жизни. Но я не считаю, что актер обязан давать доступ к своим эмоциям и внутреннему миру, его работа ограничивается съемками в кино. Это уже большая ответственность. Мои поклонники – люди молодые, часто подростки, и их личность формируется за счет подражания другим – друзьям или героям на экране. Если они подражают мне, значит, я тоже вношу вклад в становление их личности. 

И чему ты пытаешься их научить?
Стараюсь объяснить, что самое важное в жизни – везде и всегда оставаться самим собой. Не важно, что говорят друзья, учителя, средства массовой информации или киноиндустрия. 

Что для тебя успех?
Когда я делаю то, что мне нравится, и преуспеваю в этом. Другими словами, прогресс.

Какую роль сыграли “Голодные игры” в твоей карьере?
Я всегда старался выбирать разноплановые картины. Снимался в романтическом “Маленьком Манхэттене”, комедийном “Дур­доме на колесах”, фантастической “Затуре: космическое приключение”. Конечно, для любого актера удовольствие участвовать в артхаусе, я вот снимался в фильме “Детки в порядке”. Студийные драмы для подростков меня не привлекали. Но в “Голодных играх” я почувствовал потенциал – хороший режиссер, прекрасный актерский состав. Ты путешествуешь по всему миру, встречаешь нужных людей, ну и, конечно, зарабатываешь деньги, которые дают свободу сниматься в любом другом фильме. Кроме того, я прочитал книги, и меня захватил сюжет. Все как в реальной жизни, только в кино изображение сжато и преувеличено.

Trunk Archive/Photosenso

Что нового происходит с твоим персонажем в третьем фильме?
Положительный и надежный парень Питт, которому в первом фильме хотелось довериться, становится совершенно другим человеком. Сходит с ума. Для зрителей это, наверное, тяжелая перемена, но мне, как актеру, такой ход событий даже на руку. Скучно играть одного и того же персонажа, когда съемочный день длится 12 часов.

Откуда берутся силы? В чем твой допинг?
Я не делаю ничего специально, веду себя как в повседневной жизни. Обычно несколько раз в неделю играю в баскетбол, бегаю и лазаю по горам.

Если бы “Голодные игры” существовали на самом деле и тебе выпал жребий участвовать в них и умереть, каким было бы твое последнее желание?
Я бы предпочел сделать это в кругу своих близких, причем не только родителей, но и людей, которые всегда меня поддерживали.

Круто, что тебя совершенно не смутил наш вопрос. Что может тебя напугать?
Больше всего в жизни я боюсь медленной смерти. Знаешь, когда ты беспомощен, и этому нет ни конца, ни края. 

А что делает тебя счастливым?
Когда я много путешествую, открываю для себя новые традиции и встречаю интересных людей.

Послушай, а любовь?
Любовь? Странно, что я о ней не вспомнил!

В “Голодных играх” ты, например, влюблен в Китнисс – Дженнифер Лоуренс. Как складываются ваши отношения в реальной жизни?
Мы хорошие друзья, почти брат и сестра. Наша дружба началась задолго до “Голодных игр”. Мы встретились на одной из церемоний награждения, пообщались не больше минуты и поняли друг друга с полуслова. Кстати, мы с Дженнифер земляки. Она, как и я, из Кентукки, у нас схожие ценности и взгляды на жизнь. А еще мы очень любим посмеяться, поэтому нам иногда было сложно настроиться на романтику перед камерой. Мы изо всех сил старались быть серьезными, зато в перерывах нас было не унять.

Ты часто влюбляешься в партнерш по съемкам. Почему среди твоих подружек одни актрисы?
Жизнь непредсказуема, и я не влюбляюсь в них специально. Но если честно, сейчас мне гораздо легче встречаться с актрисами, чем назначать свидания девушкам со стороны. С коллегами у меня один и тот же ритм жизни, интересы, а потому и прекрасное взаимопонимание. Никто из них не устроит сцену из-за того, что на экране мне пришлось изображать любовь и целовать другую девчонку.

«Мне легче встречаться с актрисами. Они не устраивают сцен из-за того, что на экране мне пришлось изображать любовь и целовать другую»

Ты не ловил себя на мысли, что, может быть, ты играешь любовь и в реальной жизни?
Иногда. Но я верю, что у меня здоровый подход к отношениям и что я могу быстро переключаться со съемок на будни. 

Как это у тебя получается?
Мне помогает музыка. К сожалению, сам ее не пишу и не исполняю, но слушаю каждый день с утра до вечера. Причем все подряд – рок, соул, регги, электро, танцевальную, хип-хоп. Особенно люблю классику – Боба Марли, Джеффа Бакли и Led Zeppelin.

“Игры” оказались очень успешными у зрителей. Как думаешь, почему?
В них один человек вершит судьбы мира. Большинство из нас живет в реальности, в которой мы не можем повлиять на ход событий, где мы бессильны и ничтожны. 

Звучит депрессивно.
Да нет! Потому что всегда остается надежда. Это самое сильное чувство, и такие фильмы, как “Голодные игры”, нам его дарят. Они обещают, что в один прекрасный день мы станем сильными и преодолеем все трудности.