Кинокомпозитор Джордж С. Клинтон: от Майкла Джексона до «Остина Пауэрса»

Легендарный кинокомпозитор Джордж С. Клинтон рассказывает Cosmo о самых интересных и забавных историях многолетней блестящей карьеры.

Кинокомпозитор Джордж С. Клинтон: от Майкла Джексона до «Остина Пауэрса» предоставлено пресс-службой

Клинтон родился в Чаттануге, штат Теннесси. Его музыкальная карьера началась в Нэшвилле, когда он получил диплом по специальностям музыки и драмы в Государственном университете Теннесси. После окончания университета Клинтон переехал в Лос-Анджелес и стал штатным сотрудником Warner Brothers Music, одновременно записывая, оранжируя и играя в звукозаписывающей студиию. Позже он записал четыре альбома для MCA, Elektra Records, ABC и Arista Records.

Получившая признание критиков группа «George Clinton Band» привлекла внимание кинопродюсеров и дала Клинтону возможность поработать над его первым саундтреком к фильму «Cheech and Chong's Still Smokin'", а позже к его сиквелу «Cheech and Chong's The Corsican Brothers».

В числе наиболее известных работ Джорджа такие картины, как «Остин Пауэрс: Международный Человек-Загадка» (и 2 его продолжения); провокационные «Дикие Штучки» Нев Кэмпбелл, Дэниз Ричардс и Кевином Бэйконом, экшн-фэнтази о боевых искусствах «Смертельная Битва» («Mortal Kombat») и её сиквел «Смертельная Битва: Истребление», а также практически все фильмы Залмана Кинга и знаменитый сериал «Дневники Красной Туфельки».

Список его номинаций и наград включает в себя номинацию на «Грэмми», номинацию на «Эмми» и восемь премий «BMI Film Music». Он был удостоен премии Ричарда Кирка в 2007 году на «BMI Film and TV Awards» «За значительный вклад в кино и телевизионную музыку».
Клинтон также написал несколько классических концертов и три мюзикла. Он работал Заведующим Кафедрой Музыки Кино в музыкальном колледже Беркли в Бостоне и является советником в институте «Sundance».

Cosmopolitan: Я где-то читал, что в обширной библиотеке вашей карьеры есть песни, которые вы написали для Майкла Джексона.
Джордж С. Клинтон: Я написал для него две песни. Я из Теннесси, и когда я учился в колледже, я устроился на работу в Нэшвилле как автор и исполнитель песен, что в основном тогда означало «сессионный музыкант» или оркестратор. Я закончил колледж с дипломом по сочинению музыки и драме, так как я очень любил и музыку, и актёрское мастерство. В 1969 году война во Вьетнаме была в самом разгаре, и я не хотел, чтобы м еня призвали, поэтому я перебрался в Лос-Анджелес, чтобы, как и все, стать звездой рок-н-ролла. Ну, а если серьёзно, то я хотел внедриться в музыкальную среду и завести нужные связи. Так я и стал хиппи. За первые десять лет в Лос-Анджелесе я записывался и играл со многими музыкантами. Также я устроился на работу в качестве штатного композитора в одну известную звукозаписывающую компанию. Именно в тот период Майкл Джексон записал две мои песни: рождественскую «Little Christmas Tree», которую меня специально попросили написать для него, и «Touch The One You Love», которая вышла на одном из его альбомов.

Одним из самых популярных фильмов, над которым вы работали, был «Mortal Combat» («Смертельная Битва»). Я знаю, что это очень интересная и необычная история — расскажите, как создавался этот саундтрек?
Это и правда забавная история. Они наняли меня, думая, что это будет типичный музыкальный саунтрек в стиле «Звёздных Войн». И они на самом деле попытались использовать на тестах временную музыку из фильма «Беглец». Это был один из тех так называемых технических маркетинговых тест-просмотров, когда они показывают специальной аудитории незавершённую версию фильма с недоделанными спецэффектами и временной музыкой. Они арендовали кинотеатр в Торрэнсе (часть Лос-Анджеса — прим. ред.) и пригласили на тест-просмотр аудиторию, большая часть которой была хорошо знакома с игрой. Я понял, что показ будет «интересным», как только услышал как один из работников кинотеатра сказал директору: «На первом ряду сидит парень с пистолетом!» на что директор ответил: «Главное не зли его. Выведи его из зала, но главное не зли его». Так или иначе, показ прошёл, и аудитория буквально возненавидела музыку. Им жутко не понравилась та оркестровая музыка, которую организаторы показа временно подложили под видеоряд. Единственной техно-музыкой во всём фильме была основная техно-тема из самой игры «Mortal Combat». И когда она заиграла в самом начале показа, все очень воодушевились, но на этом всё и закончилось. Тут-то режиссёр и продюсеры поняли, что у них большие проблемы. Уже на следующее утро у нас было назначено «экстренное совещание о музыке», потому что все пытались понять, что, чёрт возьми, с ней делать. Поэтому в тот же вечер я придумал новую концепцию, которую назвал «техно-тайко-орко», и представил её создателям фильма. Вот, что я им сказал: Самая большая проблема в том, что зрители привыкли слышать в игре техно музыку, поэтому у нам придётся внедрить техно основу в музыку фильма, и у моего саундтрека будет техно ядро. Но помимо этого моя музыка также будет иметь сильное азиатское влияние, барабаны тайко, сякухати, гонги и другие азиатские инструменты, что поможет видеоряду переместить нас в тот мир, в котором происходит действие фильма. Но поскольку это не игра, а большой кинопроект, и нам всем хотелось бы ощутить его масштабность, я также использую и оркестр. Отсюда название моей концепции — Техно-Тайко-Орко. Но не просто какой-то там оркестр, это будет тестостероновый оркестр. И тут у них у всех загорелись глаза, а я продолжил: никаких инструментов среднего регистра, никаких скрипок, только альты, виолончели и контрабасы, никаких труб, только валторны и тромбоны, никаких флейт, только сякухати и так далее. И они принял и мою концепцию. Таким образом, с творческой точки зрения, этот саундтрек стал одним из моих самых удачных и приносящих удовлетворение проектов, над которыми я когда-либо работал, потому что я смог не только придумать концепцию, но и воплотить всё именно так, как с самого задумал.

Я слушал, в записи этого проекта у вас принимал участие один особенно любопытный персонаж…
Да, меня познакомили с гитаристом по имени Buckethead (*Голова-ведро*), который оказался просто невероятным музыкантом. На моём саунтреке Buckethead записал все гитарные партии. Его называют Головой-Ведром, он крайне популярен в Японии и многих других странах. Парень ростом примерно 195 см, который невероятно играет на электрогитаре, но он очень стеснительный по жизни и надевает на голову ведро каждый раз, когда выступает или записывается. Так что когда продюсеры пришлю на запись в студию и увидели в звукозаписывающей студии парня с электрогитарой и ведром на голове… они недвусмысленно на меня посмотрели и ушли. Но, в конце концов, мне действительно удалось собрать всю эту концепцию воедино таким образом, чтобы музыкальный ряд доставил зрителю настоящее удовольствие. Во продолжении «Смертельной Битвы» я использовал примерно ту же концепцию, и она вновь сработала.

А вы когда-нибудь сами играли в «Смертельную битву»?
Да, я играл в игру несколько раз, просто чтобы понять, какие ощущения испытывает игрок и на что это похоже, но я не хотел втягиваться в этот мир, потому что он отличался от мира фильма. В то время режиссёр картины Пол Андерсон был ещё молодым впечатлительным английским парнем, и он был так взволнован, что у него был свежий подход к музыке фильма, что для нас обоих это был очень приятный опыт сотрудничества.

Для меня в вашем творчестве есть особо близкий моему сердцу период, когда вы работали с Залманом Кингом. Я люблю его картины, особенное ранние фильмы, однако то, что осталось со мной до сих пор — это музыка, написанная вами для большинства его проектов. Я до сих пор очень часто слушаю её с огромным удовольствием.
Спасибо, мне очень приятно это слышать.

Если я не ошибаюсь, вашей первой совместной работой с Кингом была «Дикая орхидея 2: два оттенка грусти». У музыки в этом фильме было настолько другое, ни на что не похожее звучание, вобравшее в себя лучшие элементы классики, джаза и танго, что она буквально сразу же проникала в сердце зрителя и покоряла его сразу же и навсегда.
Залман был удивительным режиссёром, и работа с ним была уникальной. Его всегда привлекали темы секса и эротики — это были тематические элементы, с которыми он любил работать. С ним было не всегда просто, иногда он мог легко взорваться. Он требовал от самого себя максимума возможного и всегда старался найти идеальное искусство в том, что делал. Но такие же требования он предъявлял и ко всем, с кем работал. Он настаивал на том, чтобы все, кто работал над его картинами, выкладывались на все сто и художественно самовыражались в своей работе по максимуму. Мне кажется, что я в своей работе с ним смог добиться того, чего добился, именно потому, что он каждый раз настаивал на том, что я могу сделать лучше, копнуть глубже, создать что-то поистине уникальное. Потрясающе работать с таким человеком. Такое ощущение, что в тебе самом скрыто куда больше, чем тебе кажется в данный конкретный момент и остаётся только до этого дотянуться. Мне кажется, моя музыка для его фильмов обладает, как ты сказал «настолько другим, ни на что не похожее звучанием» именно потому, что Залман заставил меня поверить, что я смогу создать что-то подобное, о чём я даже сам не подозревал. Я был очень расстроен, когда узнал, что его не стало. Это большая потеря для мира кино. Мне кажется он так до конца и не успел реализовать себя как режиссёр.

Залман Кинг обладал удивительным кругом знакомых и друзей музыкантов, о котором ходили легенды.
Это было ещё одной удивительной стороной нашей совместной работы — они подарила мне совершенно невероятные знакомства и встречи. Одной из них стала Мэрри Клэйтон — удивительная афроамериканская испонительница соул и госпел музыки, которая в числе прочих заслуг приняла участие в записи альбома «Rolling Stones» — «Give Me Shelter», где она спела дуэт с Миком Джаггером. Её голос очень хорошо известен. И она была просто потрясающей соул-певицей, поэтому я специально сочинил песню для «Дикой орхидеи 2» под названием «On The Other Side» и спел её дуэтом с Мэрри Клейтон. Залман тогда сказал мне: «У меня для тебя сюрприз, я возьму тебя на запись в студию сегодня вечером». Я ответил: «Хорошо». А вечером он вошёл в студию с Мэрри Клейтон. И это было просто потрясающе, поскольку я всегда был большим поклонником её таланта. Залман был окружён знаменитостями, но не пустышками-однодневками, а поистине творческими людьми, талантами большого калибра. Он часто приводил их в студию на запись или просто чтобы познакомить меня с ними, понимая, насколько я уважаю их как артистов.

Насколько я знаю, большую роль в его работе и творчестве играла его жена.
Да, именно Патрисия (Patricia Lousiana Knopp) писала большинство из его сценариев для его проектов. Конечно Залман тоже участвовал в этой работе. У них были потрясающие отношения. Они глубоко уважали другг друга как творческие личности. Иногда могло показаться, что это был скорее брак художников, артистов, творческих личностей, чем просто брак мужчины и женщины. То, как они вместе работали над проектами, поддерживали и вдохновляли друг друга в работе и в жизни. Так что находиться в этой художественной творчески питающей атмосфере было невероятно.

Работа над какой из картин Кинга, музыку к которым вы писали, запомнилась вам больше всего?
Одним из фильмов, работа над которым подарила мне невероятное творческое удовольствие, стала картина «Дельта Венеры», которая по‑настоящему позволила мне проявить свои творческие способности как композитора и познать глубину своих возможностей создания музыки в жанре классики и в то же время эротической и невероятно чувственной музыка. Мне даже представился шанс использовать несколько текстов легендарной Анаис Нин и превратить их в песни.

Вы работали с Залманом над множеством его замечательных фильмов, включая «Дикую орхидею 2», «Озеро Любви» 1 и 2, «Дельту Венеры», фильм и сериал «Дневники красной туфельки», «Бизнес для наслаждения», «В руках Божьих» и т. д. Но «Дельта Венеры» действительно отличается по саундтреку, так как музыка в этом фильме неразрывно связана с его временным периодом — Европой и особенно Парижем непосредственно накануне и в начале Второй Мировой Войны. Это повлияло на наш подход к созданию музыкального ряда для этой картины?
Конечно. Это даже дало мне возможность написать несколько песен на французском, хотя я не говорю по‑французски, но это не страшно, так как моя жена им владеет. Это был невероятный и уникальный опыт, не говоря уже о том, что меня вдохновляет сама идея Парижа в то время. Это настолько романтично, особенно если вы можете мысленно перенестись туда и быть частью этого артистического сообщества. И Залман проделал огромную работу для того, чтобы помочь аудитории сделать именно это — перенестись в Париж и его безумную феерическую атмосферу. И это при том, что снимали «Париж» как это часто бывает в Праге или в Братиславе…

Скорее всего в Праге, она насколько красива, что там постоянно снимают и Париж, и многие другие города Европы.
Это смотрелось просто замечательно, и Залман создал для этого фильма просто потрясающий визуальный ряд. А параллельно он продолжал подталкивать меня, чтобы в музыке было больше эмоций и страсти. Он дал мне карт-бланш, чтобы я создал насколько эмоциональную оригинальную музыку, насколько я мог и хотел. Погрузиться в эмоции и страсти настолько глубоко, насколько я мог. Иногда даже окунуться в печаль происходящего и эмоций персонажей настолько глубоко, насколько я понимал, это было необходимо. Сочинять настолько эротичную и чувственную музыку, насколько это возможно. Временами этот процесс превращался в нелёгкое тестирование моих собственных границ и пределов того, насколько глубоко я готов в это погрузиться, но я понимал, что для создания музыки к этому фильму мне это просто необходимо. Поэтому работать с кем-то, кто не только позволяет вам, но и подталкивает вас выйти из зоны собстыенного комфорта и ощущить что-то новое как композитор, человек и творческая личность — это уникальная и совершенно потрясающая возможность для любого артиста или композитора. Поэтому я всегда буду ему благодарен за то, что он не просто дал мне эту возможность, но и увидел, что это было во мне, и не сдался, пока я не смог сам это осознать.

Вы работали со множеством разных режиссёров. Все они обладают разным подходом к работе с композиторами. Из всех, с кем вы уже работали, кто, как творческий партнер, был лучшим? Работа с кем из них была для вас наиболее успешной в плане творческого сотрудничества?
Мне в голову сразу же приходят двое — Менахем Голан из Cannon Studio был одним из них, а Залман Кинг — другим. Но с точки зрения сотрудничества и партнёрства, имя, которое я не могу не упомянуть — это Джон Макнотон, с которым я работал над «Дикими Штучками» и несколькими другими фильмами. Он понимает силу музыки, он удивительный рассказчик, и он всегда подхрдит к созданию фильмов с очень честной точки зрения как режиссёр. Мне нравится, насколько он циничен как человек, он действительно не любит Голливуд, он живёт в Чикаго и имеет такое «чикагское отношение» к Лос-Анджелесу. Он приезжает сюда, чтобы проводить деловые встречи, но он любит Чикаго. И часть этого его цинизма проявляется в его работе, в том, как он рассказывает зрителю истории в своих фильмах. И мне это в нём нравится. Это очень… освежает. Я работал над многими комедиями, фэнтези, фильмами о Санта-Клаусе и тому подобными проектами, поэтому я считаю, что это идеальное противоядие, помогающее не оказаться втянутым в этот голливудский фэнтезийный мир, а сделать что-то для со свежим, жёстким и необычными подходом. Поэтому мне действительно нравится с ним работать.
Другой режиссёр, с которым мне работается очень хорошо — это французско-канадский режиссёр Ив Симоно, с которым мы относительно недавно поработали над картиной «Схороните моё сердце у Вундед-Ни», которая получила множество номинаций и наград «Золотой Глобус», в том числе 17 номинаций и 6 наград «EMMY».

Немногим ранее вы упомянули комедии и я, конечно же, не могу упустить шанс попросить вас рассказать о работе над одной из них — возможно, одной из самых любимых комедий нашего поколения «Остин Пауэрс». Музыка, которую вы создали для этих фильмов, насколько же узнаваема, как имя или образ главного героя.
Интересно, что меня пригласили работать над саундтреком к этому фильму благодаря музыке в стиле 60-х, которую я написал для других фильмов, включая некоторые из эпизодв «Дневников Красной Туфельки» и фильм «Готэм» с Вирджинией Мэдсен и Томми Ли Джонсом — атмосферным фильмом в стиле нуар. Так что у меня в загашнике уже была музыка, которую я мог им сыграть, чтобы показать — я способен справиться с созданием музыкального сопровождения в этом стиле. Но то, что по‑настоящему помогло сразу же дать нам всем понять, чтобы мы понимаем друг друга — это то, каким большим поклонником этого жанра я являюсь. В моём возрасте… для меня эта музыка не является историей музыки, она по‑прежнему жива и современна, в том числе музыка Джона Бэрри. Я всегда не мог дождаться, чтобы попасть в кинотеатр и посмотреть новый фильм о Джеймсе Бонде.

Я сам большущий поклонник бондианы и оригинальной музыки Джона Бэрри.
Тогда вы отлично понимаете, что мне не пришлось проделывать никаких дополнительных исследований и копаться в архивах. Тот факт, что я всегда любил эти фильмы, также помог мне в общении с Джеем Роучем (режиссёром Остина Пауэрса) и Майком Майерсом, которые также были поклонниками этих фильмов и этого жанра музыки. Так что наша беседа быстро превратилась в «А помните, как в «Докторе Ноу»… или когда в «Афёре Томаса Крауна»… Это было больше похоже на чудесное знакомство друзей и единомышленников, заинтересованных в одном и том же. Первый «Остин Пауэрс» начинал как маленький фильмом с маленьким бюджетом. Никто не мог даже предположить, что он превратится в такой супер-хит. Но к тому времени, когда он вышел на домашнем видео — он уже продавался как горячие пирожки. Таким образом, этот фундамент — успех фильма и статус культового феномена, который он обрёл, дали второй части настоящий шанс достичь того уровня, которого она достигла. И, конечно, третий фильм превзошел этот успех. Но первый фильм — мы все просто решили: давайте как следует повеселимся, но не высмеивая оригиналы, которые мы пародирует, а отдавая им своего рода дань почёта жанру.
Когда я подхожу к написанию музыки для картины, я всегда пытаюсь визуально представить, какой должна быть музыка. В случае с «Остином Пауэрсом» я шагнул ещё одну ступень выше и попытался представить музыку, которую Остин хотел бы услышать сам, если бы он сидел в зале и смотрел на себя на экране. Другими словами, если бы Остин наблюдал за своим приключениями из аудитории, и именно не Майк Майерс, а его персонаж. Я хотел быть уверенным в том, что он бы одобрил мою музыку. То же самое и с доктором Зло — я хотел убедиться, что именно такую ​​музыку Доктор Зло захочет слышать, когда он появляется на экране. И используя этот подход, я как бы помещаю себя в голову этих персонажей, что мне очень помогает настроиться на правильную волну. Именно этот подход дал мне дополнительную связь с картиной, потому что таким образом я проверял музыку для персонажей. Майку Майерсу и Джею Роучу тоже очень понравился этот мой подход.

И в результате множество номинаций, наград, отличные продвжи саундтреков к фильмам и глобальное признание. Говоря о новом подходе в творчеству и глобально признании. Несмотря на то, чтобы вы продолжаете работать над музыкой к нескольким фильмам, в последнее время вы всё больше времени уделяете сочинению оригинальной классической музыки. Чего нам ждать от Джорджа С. Клинтона в будущем?
Я нахожусь на той стадии моей карьеры, когда я могу себе позволить меньше работать над киномузыкальными проектами, чтобы уделять больше времени собственной работе. Я по-прежнему люблю писать музыку к фильмам и сериалам, но недавно я написал концерт для скрипки, и сейчас мы исполняем его в различных концертных залах по всей стране. Я люблю писать классическую музыку, и людям она, похоже, очень нравится. Я не ухожу из кино и ТВ музыки, я по-прежнему работаю над несколькими новыми проектами. Просто как композитор я больше заинтересован в создании оригинальных классических произведений. В данный момент у меня больше творческой свободы, чтобы наслаждаться сочинением музыки и исследовать новые творческие области, которые у меня раньше никогда не было времени и шансов. Я люблю мою работу и наслаждаюсь её новыми аспектами.

Интервью: Евгений Майский

Интересно...
Хочу знать все, что происходит в жизни звезд.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария