Настоящий эротомэн

Помните, как в майском номере раскрепощалась наша автор? Вот и сейчас то же самое, только наоборот: Наталья Ежик изо всех сил пыталась раскрепостить своего любимого и сурового мужчину. Что из этого вышло – далее ее словами.

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Помните, как в майском номере раскрепощалась наша автор? Вот и сейчас то же самое, только наоборот: Наталья Ежик изо всех сил пыталась раскрепостить своего любимого и сурового мужчину. Что из этого вышло – далее ее словами.

Представьте себе банальную историю: мальчик на год младше меня, пятнадцатилетняя я, июньская ночь, романтика, все в первый раз – и поцелуи, и звезды, и его тяжелое дыхание, и распускание рук. Мальчик Боря явно надеялся лишить меня невинности, что в мои планы не входило, и я прибегла к последнему аргументу: “Не надо, у меня месячные”. По рассказам подруг, фраза эта мгновенно отрезвляющая. Но вместо отрезвления я увидела на лице кавалера недоумение: “А что это?” Следующий час я, умирая от стыда, рассказывала половому горе-гиганту, как устроены девочки, и обещала себе больше никогда, НИКОГДА не иметь ничего общего с представителями противоположного пола, которым надо разъяснять что-то из ЭТОЙ области.

Следующие восемь лет я твердо придерживалась этого принципа, пока черт меня не дернул влюбиться в доброго, заботливого, надежного и абсолютно невинного мужчину. В ментально-сексуальном плане, естественно.

Русалки
в джунглях
Мужчина у меня молчаливый, технического склада и крайне стеснительный в выражениях. А женщина все же любит ушами, и начала я с того, что страстно прошептала ему на ухо, что самая классная прелюдия – это его рассказ о собственных эротических фантазиях.
Сначала мы стеснялись:
– Ну что я тебе буду говорить?!
– Как это “что”? Говори, как ты меня хочешь!
– Я не могу…
– Можешь. Давай!
– Ну что сказать?
– Что ты меня хочешь.
– А что, ТАК не видно?
– Нет, я глаза закрыла.
– Елки-палки! Ну, я тебя хочу.
– Не так!
– А как?
– Без “ну” и страстно!
– Я тебя хочууууу…
А потом моего милого вдруг прорвало и он начал рассказывать:
– Стоишь ты на берегу моря… волосы у тебя так мммм… развеваются…
– Так, неплохо. Ну допустим.
– Голая стоишь. Нет, обнаженная.
– Угу. Продолжай.
– И фигура у тебя такая, ну… в общем, твоя фигура.
– Обалдеть! А дальше? Ты где?
– Что значит, где я? Я же про тебя рассказываю!
– Нет, ты рассказываешь эротическую фантазию. Сейчас по сценарию должен начаться секс. Или с тобой, или с табуном диких туземцев племени “тудысюды”. Ты что выбираешь? Вот-вот. Себя. Значит, ты где-то рядом.
– Аааа… В общем, я подхожу к тебе. Мы ложимся на горячий песок…
Я лежала, представляла себя голой попой на горячем песке и слушала, слушала. Еще через полминуты выяснилось, что я, оказывается… РУСАЛКА.
Девушки, извините за вопрос, вы, случайно, не знаете, через какое, пардон, место можно заняться любовью с русалкой?! Через жабры, что ли?!
Как хорошо, что я не рыба, а женщина и секс у нас все-таки состоялся. Моя вторая половина, надо сказать, увлеклась, то есть увлекся, и в процессе даже продолжал что-то говорить, но мне слушать не моглось совершенно. Пост коитус ко мне все-таки вернулся слух, и выяснилось, что – в дополнение к песку – делали мы это под пальмой. Нет, “лучше под банановым деревом”.
Лежу я, довольная и веселая, перевариваю информацию, а его на радостях – говорить ведь, оказывается, прикольно! – все несет и несет… И как!
– А потом наступает закат и из джунглей начинают вылезать монстры! А мы с тобой прыгаем в воду, превращаемся в дельфинов и плывем далеко до самого утра, к рассвету приплываем на другой остров, а тааам…
Вот на этом “тааам” я уползла в ванную. Потому что дольше сдерживать хохот сил не было. А когда вернулась, мой ненаглядный уже спал, а на лице его сияла блаженная улыбка победителя монстров…

Не пoрно,
но задорно

А еще мой мужчина стеснительный. И очень мужественный – в смысле принципов. Помимо того что уборка – дело женское, мачо не плачут и проч. и проч., я знала еще, что есть у них, мужчин, такое правило: всегда отдавать карточные долги. Поэтому, прежде чем заикнуться о следующем эксперименте, я ему предложила сыграть в “дурачка”. Вернее, в “дурочку”: игра закончилась счетом 3:1 в его пользу, а играли мы… да-да, на желание.
Свое я выдала сразу же: будем фотографироваться. Нет, не потом, а прямо сейчас. В процессе. Достала фотоаппарат. А мужчина… спрятался в ванной: “Не хочу, не буду, не проси!”
Уговаривала. Убалтывала. Разглагольствовала про карточные долги и постельные комплексы. Ты не толстый. Ты не страшный. Просто у тех, кто тебя фотографировал, руки растут из неправильного места. А у меня – из правильного. Почему ты отказываешься наотрез от того, что ты никогда не пробовал? Боишься, что кто-то, кроме меня, это увидит? Не бойся. Мне можно доверять. А в печать мы отдавать ничего не будем. И уж тем более не будем вешать на стену. И подружкам не покажу, честно-честно. Вылезай оттуда, кому говорят!
В конце концов из-за закрытой двери показался по-рачьи красный фейс, потом торс.
– Не волнуйся, - говорю, - все очень просто. Вот так.
Целую. Кадр. Целую ниже. Еще кадр. Сплетенные руки. Сплетенные ноги. В стиле хоррор: мой целлюлит и его волосатая грудь. Подушка на полу. Чья-то спина. Его пальцы на моей груди. Потолок (это я увлеклась).
“Ты сумасшедшая!” - восхищенно шепчет моя мускулистая фотомодель, уклоняя предметы особой гордости от прицела камеры, и… улыбается. Самое веселое – утром, не проверяя, чего там нащелкали, запустить из этих кадров слайд-шоу:
– Так, стоп, а это ты с какого ракурса сняла?
– С того самого. С нижнего. Ничего так смотримся, да? А это что такое?! Кошмар! Что у меня за лицо? Это вообще я? Вот как это называется?!
– Ты что, никогда не видела своего лица во время оргазма?!
– Сто раз, милый. Я вообще без зеркала даже не начинаю.

Не все
коту масленица

Около станции метро, где мой ненаглядный встречает меня каждый вечер после работы, стоят, мигая огоньками, штук пять магазинов для взрослых. И я знаю, как он к ним относится. Не переносит как явление, читай: боится. “Пока я что-то еще могу сам, я туда ни ногой. И вообще что они, эти магазины, выросли на каждом шагу? Ни одного нормального мужика уже не осталось? Все извращенцы?” Из этого бесхитростного монолога я могла сделать только один вывод: что там еще можно найти, кроме резиновых членов, он не имеет ни малейшего представления.
В очередной раз встречая меня у метро, милый был просто обречен на поход в подобное заведение.
– Не пойду, и не проси. Что мне там делать?
– Посмотреть. Ты там хоть раз был?
– Был. Давно. В студенческие годы с приятелем решили зайти. На экскурсию. Там одни дылды!
– Не дылды, а дилдо.
– Неважно!
– Зайка, но ведь если мы туда пойдем, нам не обязательно покупать именно вибратор!
– А что, там еще что-то можно купить?
– Да! Пойдем и купим мне съедобные трусики, например! Или просто трусики! Или диск с эротикой!
– Нет, я все-таки не понимаю, чего тебе не хватает? Сначала фантазии вслух, потом эти фотки, теперь тебе понадобилось порно! Я уже не знаю, что и думать!
– А я говорю, пойдем. Пусть даже мы ничего не купим, но, по крайней мере, поставим себе цель – не ржать!
– Иди одна, а я тебя тут подожду.
– Если я приду одна, мне точно предложат вибратор. А так мы пара, которая ищет новых ощущений. Можем просто подойти к продавцу и честно это сказать. И нам что-нибудь посоветуют. Совершенно не обязательно быть больными и извращенцами, чтобы купить подвязку! И вообще, если ты сейчас скажешь мне, что тебе слабо, на ближайший праздник я подарю тебе трусы “розовый слон”! Это такие мужские стринги с кармашком-хоботом и ушами.
Не знаю, что напугало его больше – розовый слон или волшебное слово “слабо”, но в магазин я его все-таки затащила.
И вот тут-то все и пошло не по плану. Я явно поторопилась – милый был совершен не готов к открывшемуся зрелищу. Он просто застыл около витрины со всевозможными искусственными половыми органами и… и все. Сдвинуть его с места я так и не смогла.
– Зайка, пойдем посмотрим на то, за чем пришли. Вон там нижнее белье. Пойдем! Пойдем, говорю!
– Ага, сейчас… иду… - лепетал мой обалдевший мужчина, откровенно пялясь на самый внушительный страпон в ассортименте, и, видимо, сравнивал себя с тем, что, видимо, необходимо каждой девушке. Впрочем, о чем он там на самом деле думал, я так и не выяснила.
– Могу я вам помочь? - донеслось из-за спины.
Знаете, если бы продавцом оказалась женщина, я бы, наверное, смогла бы подмигнуть ей, чтобы в четыре руки и в два голоса уговорить его отлипнуть от этого провоцирующего комплексы зрелища, но я, оказывается, допустила ошибку еще в самом начале, зайдя в непроверенный, первый попавшийся магазин. Очень стесняюсь, знаете ли, молодых красивых нерусских парней с сальными глазками. Я уперлась взглядом в знакомого еще по “Сексу в большом городе” лилового “кролика”, покраснела и тоже застыла. Все. Точка. Покинули магазин мы сумбурно, скомкано, естественно, без покупок и с очень тягостным букетом впечатлений – от липких ладошек и непонятно откуда взявшегося стыда до полного отсутствия физического влечения на два дня. Так что запланированная мной на вечер ролевая игра “Профессор и студентка” так и не состоялась. Не то настроение, вот так-то.

Вместо
выводов
Первое, что я вынесла из эксперимента: хочешь быть хорошей учительницей в таком деликатном предмете, как близость, – не дави на ученика. Мой напор “сегодня это, завтра то” не дал моему мужчине ни прочувствовать пройденный материал, ни набраться смелости на дальнейшую программу. Кроме того, вызвал подозрения, что мне чего-то не хватает, что острота ощущений не та.
Второе: не надо просить его о том, без чего на самом деле можно было бы обойтись, ведь острой необходимости в сексуальных игрушках не было, а значит, и аргументы за у меня далеко не такие веские, чтобы все прошло без сучка и без задоринки. Впрочем, если мне чего-то подобного захочется, я теперь точно знаю, как поступить: никаких интим-шопов и никаких вьющихся над тобой коршунами продавцов. Заказать игрушку по Интернету можно без посторонних глаз, особенно если мужчина стесняется.
И главное: со временем они входят во вкус… Будь готова к тому, что твой мужчина вскоре начнет смущать и развращать тебя. Вот я, например, была бы совсем не против.