Книголюбы 2

Шуриков стал настоящим героем октябрьского номера Cosmo-2006. Митин откровенный рассказ о том, как его девушка решила опробовать на нем сексуальные хитрости, вычитанные в книгах и журналах, буквально очаровал читательниц. <br />

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Шуриков стал настоящим героем октябрьского номера Cosmo-2006. Митин откровенный рассказ о том, как его девушка решила опробовать на нем сексуальные хитрости, вычитанные в книгах и журналах, буквально очаровал читательниц. Цитаты до сих пор передаются из уст в уста. Однако у этой истории имелось самое неожиданное продолжение, о чем Шуриков решил нам поведать.

Вы не представляете – она от меня ушла. Вот просто так – обиделась на прошлую статью, рыдала, говорила, что я подлец, что я все самое искреннее, самое нежное, самое ранимое, что было в ее сердце, опошлил и выставил на всеобщее обозрение, что она перестала мне доверять и больше не хочет жить с таким гадом. Вот скажите мне, но только правду: ну хоть слово, хоть малюсенькое словечко про ее сердце я сказал в той проклятой статье? Вот то-то же. Приехали, значит. Будто не она сама две недели уговаривала меня участвовать в этом эксперименте.
Вторую неделю вечерами я слоняюсь по квартире, питаясь колой со сладкой соломкой. Она не берет трубку и не отвечает на sms-ки. Зато мне шлет мейлы редактор: хочет, чтобы я что-нибудь еще написал на ту же тему, несмотря на ее чисто физическую неактуальность. Ну и ладно. У меня есть женщина, с которой можно, по крайней мере, поговорить. Буду потом писать о новом виде извращения – разговоры о сексе с красивой девушкой.

Начало начал
Женька – это моя боевая подруга детства. Поздно вечером я сидел у нее в гостях, а она каталась от хохота по дивану, дрыгая в воздухе голыми ногами, пока я ей рассказывал грустный случай со статьей. Ноги у Женьки красивые. Я взял одну из них в руки – ледяная. Стал растирать, согревая, она доверчиво протянула мне вторую ступню, я, поглаживая, забрался повыше… Женька перевернулась на живот, подставляя мне спину, и откинула волосы с шеи. Я аккуратно задрал ее маечку, нашел на тумбочке рядом флакон какого-то крема, выдавил, растер его в руках и начал мягко водить ладонями по ее спине. Женька выгибала шею, подставляя мне то одно, то другое плечо – она была очень красивая. Я немножко возбудился: в книжках пишут, что девушки считают массаж лучшей прелюдией к сексу. Впрочем, я еще об этом в журнале Playboy в детстве читал. Я нежно-нежно водил ладонями по ее тонким лопаткам и плечам, аккуратно пробегая пальцами по трогательному позвоночнику. Член уже болел от напряжения. Внезапно Женя как-то странно обмякла и засопела. “Неужели?!” - подумал я и наклонился к ее лицу, чтобы поцеловать. А она дрыхла! Я вздохнул,  накрыл ее пледом и, не раздеваясь, лег на краешке дивана рядом с ней. Засыпал я ужасно расстроенный, пытаясь усилием мысли побороть эрекцию.
Утром я проснулся оттого, что  меня целовали в ухо, в шею, в затылок и в спину. В общем,  обцеловали  все, что не было закрыто одеялом. Я сонно открыл глаза, обхватил Женьку руками, прижал к себе и поцеловал в ответ. Книги не врали ни капли: массаж – это замечательное начало для секса! Такого длительного, многоразового, многомесячного, а может, даже и всюжизненного секса!
Классическим путем
Во всех книжках сказано, что все девушки любят романтику. Свечи, шампанское, ванна с пеной, лепестки роз… Я решил устроить все это для Женьки. В пятницу я приехал пораньше с работы и приготовил легкий десерт… Ну хорошо: я заказал тирамису в соседнем ресторане. Напустил в ванну душистой пены. Расставил по полу квартиры сотню маленьких свечей, в ванной зажег ароматическую свечку. Рядом поставил табуретку, накрыл красивым полотенцем и сверху поставил тарелочку с тирамису и бокал. В раковину с холодной водой положил шампанское.
Я едва-едва успел зажечь все свечки к ее приходу. Женька сказала “Ах!” и удивленно начала прыгать на цыпочках, пробираясь между горящих свечей. Я галантно помог ей снять куртку, джинсы, свитер, лифчик и трусы и отнес девушку в ванную. Она сидела в пушистой пене, а я кормил ее с ложечки тирамису, подливал ей шампанского и вообще вел себя крайне романтично. Женька смущалась, стреляла в меня глазами и кокетливо вертела в руках бокал на длинной ножке.
Потом я ее нежно вытер полотенцем, намазал каким-то молочком для чего-то там и, еще горячую, распаренную, отнес в кровать. Едва касаясь губами, стал целовать ей кончики пальцев, потянулся к груди. “Ты просто чудо, - томно прошептала Женька, - давай сегодня просто обнимемся и поспим! У меня что-то побаливает голова…” Завернулась в одеяло и заснула. Черт! Я совсем не ожидал, что наш классический вечер закончится настолько классически. Подумать только! Пошел с горя доедать тирамису и допивать шампанское. По дороге наступил пяткой в горящую свечу, взвыл от боли, еще раз утвердился в мысли, что романтика – дурацкая вещь. Всю субботу отскребали от пола застывший воск.
Эпилог
Волосы ниже ватерлинии у меня уже практически отросли, я решил больше не брить их, а коротко подстригать. Женька даже подарила мне специальную машинку для этого (хотя там подбородок вообще-то нарисован). Поиском точки G мы теперь занимаемся почти каждый вечер, а от романтики, тем более книжной, я стараюсь держаться подальше.