Фиктивный секс: Арина Холина о том, кто виноват в том, что у него не получается

Мужчины любят активных в постели женщин. Или только они так говорят? Почему, столкнувшись с тигрицей, мужчины пугаются и убегают, рассуждает наша колумнистка Арина Холина.

Фиктивный секс: Арина Холина о том, кто виноват в том, что у него не получается

«Ты доминируешь», — говорит мне любовник. У него такое обиженное лицо, словно я пыталась откусить ему член или сказала, что хочу увидеть его с другим мужчиной.

Доминирование было в том, что я не лежала бревном в ожидании, когда он сделает со мной все, «что должен», и когда у него, наконец, случится, эрекция.

Эрекции нету — и в этом, разумеется, виновата я. Потому что «доминирую». То есть, видимо, не даю ему раскрыться как самцу, подавляю животный инстинкт.

В общем, он на меня обиделся за то, что у него не получилось.

sex-love VK + Cosmopolitan
Стикерпак для настоящей CosmoGirl
Посмотреть

«А это нормально, если мужчина изображает оргазм?», — спрашивает подруга. Она и сама знает, что ненормально — просто вот так интригует.

Её парень пока ни разу не кончил, но усиленно делает вид, что у него получается. Не знаю, на что он рассчитывает — ну, что девушка не отличит одну жидкость от другой, или вообще постесняется интересоваться.

На меня один друг накричал однажды за то, что у него нет оргазма: в том, что его нет, виноваты мои оргазмы — я там под ним слишком волнуюсь, его это отвлекает.

Случаев много — и они все типичные: у мужчин чего-то не получается, сочиняются дикие поводы для этого, они придумывают обвинения, закатывают скандалы. И вы либо продолжаете встречаться со всеми этими побочными эффектами, либо мгновенно расстаетесь.

Статистика показывает, что мгновенно расстаюсь только я, а большинство подруг тянут до последнего. Видимо, все-таки доминирую.

И эта моя властность проявляется в том, что я терпеть не могу, когда проблемы переваливают с больной головы на здоровую; когда мужчина доказывает женщине, что она во всем виновата; когда взрослые люди не могут обсудить, что между ними происходит. Это все не только ненормально, но и чудовищно несексуально.

Если погрязнуть в таких как бы отношениях и таком вот как бы сексе — то это и не отношения, и не секс, а сплошная фикция.

Есть знакомый, который после двух раз вообще не мог больше с девушкой заниматься сексом, но они еще несколько месяцев встречались — ему как-то неловко было с ней расстаться, а о чем она думала, сказать трудно, но вроде бы надеялась, что он на ней женится.

Подружка «встречалась» с мужчиной, у которого ни разу не получилось с ней. Спустя четыре месяца она все-таки прямо спросила: «В чем дело?», на что он еще и расстроился: «А что тебя не устраивает? За тобой очередь стоит?».

— А почему ты с ним возилась?! — удивляюсь я. — Ну, раз не получилось, два не получилось — все же ясно.

Она вздыхает и лепечет что-то не совсем вразумительное. Мол, человек был хороший, умный, щедрый. И встречаться с ней хотел.

Тот, над кем я типа доминировала — он тоже хотел продолжения. При том, что два раза подряд все было странно — это был не секс, а какая-то возня, и оба раза я его чем-то «унижала» (по его мнению). И вот я понять не могу — ну что ему было нужно? Как он это видел? Что мы держимся за ручки, а спустя годы он ко мне привыкает и — ура! — у него наконец поднимается? (Или что я сломаю руку, как моя подруга, которая добилась твердой эрекции от парня лишь в тот момент, когда совсем не могла двигаться в постели?)

Ну да, в сексе могут быть неприятности. Я несколько раз встречалась с мужчиной, после чего у него вдруг перестал толком стоять. Я спросила, в чем проблема, он обещал подумать. Объявился через неделю и пояснил, что сначала для него это был только секс — вообще без всяких там рюшечек и бантиков, но я начала ему нравиться — и он сбился с ритма. И предложил начать заново — он за мной ухаживает, мы ходим в кино и бары, перезагружаем операционку.

Мне кажется, что примерно сто мужчин на его месте не стали бы думать, а в лучшем случае нашли бы повод ко мне придраться. Потому что нет для классического мужчины страшнее, чем признать свою сексуальную слабость — пусть и временную. А для женщины хуже всего на свете — вот как-то задеть мужчину, поцарапать его тонкое эго. Поэтому так и живут — у него не то чтобы стоит, а у нее есть вроде как физическая близость, хоть и без секса.

Печально, что только один человек сказал мне: «У меня трудности, я должен с этим разобраться». У него трудности — не во мне дело.

Печально, что среди моих знакомых только одна женщина не считает, что должна «найти к мужчине подход» — если возникают странности с сексом. Все остальные — ищут. Пытаются быть мягче, проще, не обращают внимания ну хоть на имитацию оргазма, ничего не говорят, если этот долгожданный вдруг оргазм случается, стоит ему увидеть тебя в сетчатых колготках. Господи, если мужчина реагирует на такие стимулы — то почему нельзя сказать прямо?! Почему тогда не держать под рукой запас этих чулок? В конце концов, у нас у всех свои фетиши — и можно ведь нормально пояснить, что тебя возбуждают определенные детали. А если женщине не захочется вот так — ну, не судьба.

У меня был парень, и секс с ним был приятный, но какой-то тихий и короткий. Потом он сказал, что любит БДСМ — я отказалась, это не мое, и мы очень славно разошлись, продолжая дружить.

Еще был один мужчина — вроде бы мы друг другу понравились, поехали к нему, и уже в постели стало ясно, что искры нет. При этом мы оба были вполне готовы, но как-то вот не пошло. Мы очень симпатично все это обсудили и хорошо расстались.

Правда, первый мужчина, который БДСМ, он был англичанин, второй — немец.

Такое ощущение, что в России секс до сих пор запретная тема, что заниматься им уже типа можно, а говорить о нем — нельзя. Нет сексуальной культуры. Мужчина типа по‑любому доминирует, а женщина рада подчиниться чему бы то ни было.

Вот рассталась я с мужчиной, которой накричал на меня из-за моих оргазмов, и подружки такие ужаснулись: «Ну как ты могла? Хороший ведь мужик! На дороге не валяются! Вернись — все образуется!».

А что может образоваться, если я «во всем виновата»? Вопрос же не в потенции, а в отношении. Мне не нужен мужчина, который будет всегда искать мою вину. В этом все дело.

Для секса мне нужен открытый, честный человек, который не стесняется себя или своих промашек, своих фантазий, и который со мной решил заняться сексом не потому, что я согласилась или там неудобно было отказать, а потому, что я ему нравлюсь, он меня хочет.

Псевдо-отношения, как и псевдо-секс мне совершенно не нужны — я хочу все настоящее, искреннее, откровенное, страстное и твердое. И никому все это псевдо- не советую — это приводит только к комплексам, к убеждению, что «хорошего мужика найти сложно», и к прочим пораженческим женским позициям, которые так популярны в обществе, которым рулит мужская сексуальная несостоятельность.

Женщины не заслуживают первого попавшегося мямлю, которому хватило энергии лишь на то, чтобы снять с себя трусы. Ну нет. Не получилось — двигаемся дальше, к более уверенным, красивым, сильным, горячим. Их не так мало, как все думают. И, вообще, миф о том, что в России не хватает мужчин — его сами мужчины и придумали, чтобы удержать девушек рядом со своим вялым организмом. Не верьте. Не бойтесь. Бросайте злобных тюфяков.

Увлекательно…
Было бы интересно еще почитать, присылайте на почту.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария