«Нет» значит «нет»: почему мужчинам не нравятся наши прямые ответы

Колумнистка Екатерина Попова рассказывает, чем мужчинам так не угодил закон о согласии и почему им не хочется слышать от женщин прямые ответы, где за «да» и «нет» не прячутся никакие скрытые смыслы.

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Getty images

На днях на странице ООН в Facebook появился демотиватор: «Что она имеет в виду, когда говорит “нет”?» Вариант ответа был всего один. Никаких «может быть», «посмотрим» или «завоюй меня»: «нет» значит «нет». Однако простота мужчин не порадовала:

«Администратор группы ООН — оголтелая феминистка?»

«Вы несёте какую-то чушь».

«Скажет “нет”» — получит за так!»

Это не удивляет: мужчины любят жаловаться, как сложно понять женщин, и требовать, чтобы «прекрасная половина» перестала изъяснятся намёками, но не тогда, когда речь заходит о сексе. Что до последнего, то до сих пор большой популярностью у нас пользуются цитаты вроде: «Если женщина говорит „нет“ — это значит „может быть“, если „может быть“ — это значит „да“, а если „да“, то это не женщина». Шведский закон о согласии высмеивают: вы ещё нотариуса позовите, пусть с видеорегистратором возле кровати стоит! Шуткам про абонементы нет конца, как и конспирологическим теориям про заговор «мировой закулисы», мечтающей уничтожить настоящую любовь и традиционную семью.

Но откуда же взялась эта ненависть к простым ответам? Ведь, казалось бы, всем станет легче, если «нет» будет означать «нет» и больше не нужно будет угадывать, не означает ли это «будь настойчивее» или «хочу ещё один букет». Давайте же попробуем разобраться, чем и кому так не угодили «да» и «нет».

«Да» для женщин — запрещённое слово

Нас с детства учат, что девушка не должна соглашаться — так делают только «давалки» и «шлюпки». Ими лишь пользуются, а вот спутницу жизни будут искать среди скромниц, которые, как Олечка Розова из рассказа Тэффи, краснеют при слове «омнибус», потому что оно похоже на «обнимусь». До сих пор в ходу телегония: хотя эта биологическая концепция уже давно опровергнута, многие мужчины продолжают верить: дети наследуют ДНК всех предыдущих партнёров девушки. Вот так женишься на злоупотреблявшей согласием, а потом воспитывай не истинного наследника династии Ивановых, а какую-то непонятную зверушку от десятка отцов.

В телегонию мы не верим, но хорошо знаем: мужчины действительно боятся прямого женского «да». Как-то одна моя подруга провела эксперимент: всем, кто на сайте знакомств предлагал ей «секс без обязательств», говорила: «Приезжай!» — и писала адрес. Итог плачевен: не явился ни один. Приятно на расстоянии фантазировать, как женщина фонтанирует оргазмами и при виде члена теряет сознание от восторга. Но это «Приезжай!» сбивает весь настрой. А что это она так сразу согласилась? Это я у нее точно не второй, а то и не десятый… Сравнивать будет! Наверняка и размеры побольше видела, и куннилингус уже не считает редкостью и одолжением… Ну её, ещё испортит самооценку и потенцию!

Так и остаёмся мы без простого и прямого согласия: нам оно портит репутацию, мужчин пугает. Остаются только «нет» и «может быть», которые надо декорировать нужным образом, чтобы мужчина понял: это же самое настоящее «да»! А вот правил оформления нет, и объясняй потом, что страстный взгляд — лишь следствие близорукости, когда ты пытаешься понять, дерево перед тобой или человек.

Согласишься — тебя не будут ценить!

Мужчина, объясняют нам, охотник. Он не ценит доставшееся легко, вкусен лишь тот мамонт, который отчаянно сопротивлялся, прежде чем стать шашлыком. Нельзя сдаваться сразу: надо дать воину возможность насладиться погоней, поиграть в осаду, почувствовать себя победителем. К тому же инвестиции полезны: чем больше времени и усилий мужчина вложит в твоё завоевание, тем больше вероятность, что он останется с тобой, ведь жаль бросить добычу, в преследование которой вложил столько усилий.

Мужчины уверены в том же: женщина — это трофей. Её надо добиваться, игнорируя «нет», тем более что большинство девушек просто не могут сразу понять, что к крепостному рву на белом коне подъехал тот самый принц, о котором они мечтали. Книги и фильмы изобилуют примерами, где два героя терпеть друг друга не могут, но в финале женятся, живут счастливо и умирают в один день. И вот уже «нет» превращается из осознанного отказа в приглашение для мужчины: а что ты можешь сделать, чтобы оно превратилось в «может быть»?

Нет отказов — нет насилия

Мужчинам и женщинам выдают гендерные роли, которые отлично подходят друг другу: охотник и добыча, скромница и опытный наставник. Но есть одна тонкость: мы следуем им, чтобы избежать обвинений в безнравственности, а для мужчин эти роли удобны, как сшитый на заказ костюм.

В системе координат с чёткими «да» и «нет» сразу становится понятно, в какой момент начинается насилие. Если говорят убрать руку с колена — ей там не место. Просьба не звонить означает, что не надо набирать номер девушки, пока не получишь сообщение: «Привет! Хочешь поболтать?» Когда слышишь: «Уходи!» — надо закрыть за собой дверь с другой стороны, а не тащить женщину в постель.

Но как только «нет» становится тождественным «может быть», останавливаться больше не надо. Достаточно сказать, что женщина просто кокетничает: да, просила остановиться, но вы бы видели, гражданин судья, как она при этом смотрела! Наш отказ слышат, только когда сломаны рёбра, а лицо в синяках — да, кажется, вы действительно были против, но это неточно: зачем же вы зашли к нему в квартиру? Это же «да» на всё, разве мама вас этому не учила?

Недавно в одной из групп на Facebook мужчина выложил хвастливую «историю соблазнения». Когда он полез целоваться, девушка вскочила, надела куртку и ботинки и вызвала такси, но даже это он счёл проявлением страсти: она-де так меня хотела, что сама испугалась своих желаний. Ему удалось остановить гостью и даже уговорить её на секс — она согласилась, получив обещание, что после этой ночи он никогда больше не позвонит и не напишет. Это один из многочисленных примеров, как те самые невербальные сигналы, которыми нам предписывают изъясняться, мужчины трактуют так, как им удобно. Даже в случаях, когда очевидно, что никакого согласия нет и в помине.

Можно сколько угодно смеяться над шведами, ой, умора, представляете, она с тебя рубашку стягивает, а ты ей такой: «Дорогая, а ты точно хочешь заняться сексом?» А-ха-ха, представляете, заранее обсуждают, что можно, а что нельзя! Вот только под этой иронией скрываются лишь неумение говорить о сексе и страх: а сколько женщин ушли бы, задай я им такой вопрос?

Не надо пугать нас обещаниями, что согласие убьет романтику. Грош цена той страсти, которую разрушат слова: «Ты уверена? Всё хорошо?» Мы хотим обратно наши «да» и «нет» — поверьте, мы умеем ими пользоваться. И точно сумеем сделать наше согласие романтичным, и отказ — вежливым, это так просто, когда к ним относятся с уважением.