Ничего смешного!

Почему он, как папуас, смеется над блондинками, ужастиками и косметикой <br />

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

– Хочешь, расскажу анекдот? Всем отделом валялись! Девиз холостяка: лучше молоко из холодильника, чем корова на кухне!
Гробовое молчание.
– А ты что не смеешься? Тебе что, не смешно?
Я (голосом Дементора из известной книжки):
– Не-е-ет.
– Да ну тебя, нет у тебя чувства юмора!


Развеселый старик Гечевари
Интересно, у кого это нет чувства юмора: у того, кто не смеется над идиотскими анекдотами, или у того, кто над ними СМЕЕТСЯ? Если так, то тогда лучшее в мире чувство юмора у моего дедушки, Доментия Амирановича Гечевари. Со стороны никто не подумает, что этот достойный пожилой джентльмен вообще способен смеяться. Внешне он похож на смесь могучего дуба и каменного гостя с острова Пасхи. Однако стоит рассказать ему самый тупой, самый ординарный, самый несмешной анекдот, с дедушкой начинает твориться нечто невообразимое. Он начинает смеяться так, что аж весь расседается от смеха. Его лицо идет трещинами и наливается краской, он хохочет и ухает, булькает и хлопает себя по бокам руками. Он не может остановиться – отсмеявшись, он, весь багровый, с трудом переводит дух и еще долго периодически всхрюкивает, вспомнив какой-нибудь особо смешной поворот сюжета. Наблюдать это так же поразительно, как если бы на ваших глазах согнулась от хохота гора Арарат.

Кто смеется не в тему!
Так что даже если исходить из простой наследственности, чувство юмора у меня должно быть просто великолепное! Это, наоборот, кое-у-кого его нет!
У того, кто, увидев  в Интернете изображение китайского туалета (с надписями М и Ж по-китайски), не просто гогочет, как папуас, но еще и рассылает картинку всем своим братьям по разуму, получая в ответ не менее восторженные комментарии вроде “буа-га-га”, “ржунимагу” или “пацталом!”
У того, кто с нескончаемым удовольствием рассказывает анекдоты про двух блондинок за рулем, предпочитает Монти Пайтону “Космические яйца” и обзывает мою прическу “вчерашними макаронами”.
У того, кто обижается, если на людях сказать ему: “Ты – мой герой!”, называет Вову Сосискина Бобом Великолепным, распевает по утрам в душе “Ты беременна, это временно” и считает, что собственные носки – это очень, очень смешно. Вот у этого человека с чувством юмора просто труба. А вовсе не у меня!
И он еще говорит, что смеяться надо мной смешнее, чем смеяться моим шуткам!
 
Не бойтесь, это профессиональное!
Возможно, следует предположить, что у мужчин и у женщин вообще разное чувство юмора. Ведь разные люди, надо думать, и смеются по-разному! Физики смеются по-своему, поэты – по-своему. Медикам смешон забытый в животе огурец (“А почему огурец?” – “Потому что забывать в пациенте ножницы – это так старо!”). Водителей смешит надпись “Фигачу на дачу” на заднем стекле лимузина. Редакторов веселит конструкция “отъехав километр от Бологого, шляпа слетела с Горького”. Даже у черных следопытов-гробокопателей я слышала что-то вроде профессионального юмора (там было что-то такое, что волосы на голове шевелились). Сталевары смеются о своем, хлеборобы – тоже о своем, англичане – о своем, немцы – о своем, итальянцы – о Мадонне…
Специалисты по смеху и юмору (скучнейшие люди!) даже выделяют несколько основополагающих типов юмора:
 ФРАНЦУЗСКИЙ (все вокруг секса)
 АНГЛИЙСКИЙ (вообще непонятно что)  
 АМЕРИКАНСКИЙ (все, что есть тупого и несмешного, как шутки в сериале “Счастливы вместе”).

Так что неудивительно, если и мужчины с женщинами смеются по-разному. Или, по крайней мере, в разных местах.

В кинотеатре идет премьера фильма “Дневник Бриджит Джонс”. Когда она, толстая и неуклюжая, в короткой юбке и пожарной каске, сползая карабкается вверх по пожарному шесту, заходятся от хохота одни мужчины.
Но когда Хью Грант и Марк Дарси битый час дерутся в фонтане, веселятся женщины.
Почему?

Исторический анекдот
Вспоминаю, у кого-то, кажется, у Марка Твена приведен самый древний анекдот в мире. Типа Адам и Ева стоят перед водопадом,  и Ева поражается тому, как это много воды падает и падает вниз.
– А ты бы предпочла, чтобы она падала вверх? - спросил Адам и расхохотался. В восторге от собственного остроумия.
Вот оно, типично мужское чувство юмора! Они ведь на самом деле страшные консерваторы, эти мужчины. И когда что-то оказывается не на своем месте, не по очереди и не по порядку, они смеются. Женщины – нет. А знаете, какой любимый анекдот кое-у-кого?
“Объявление в аэропорту:
– Девушка, вылетающая в Кызыл-Бурду! Одумайтесь!”
Ха, ха, ха.
 
Нежный женский смех
У женщин нет пресловутой мужской логики, поэтому, если что-то оказывается не на своем месте, мы не веселимся. Мы сердимся. И когда человек, поскользнувшись на банановой кожуре, падает в грязь да еще и больно ударяется, нам тоже не смешно, нам жалко.
– Да, ты хочешь сказать, что тебе не было смешно, когда тетка в том фильме сунула пальцы в розетку, ее дернуло током, и у нее волосы были дыбом?
Когда Чарли Чаплин или Луи де Фюнес падают и ударяются, то совсем не смешно. Сразу же думаешь: а вот если ты так рухнешь, да еще и в грязь – вот ужас!
Женщинам смешно все, что абсурдно само по себе. Слово “стрекозел”. Костюм химзащиты. Когда у кого-нибудь в зале в паузе между частями симфонии громко-громко булькает в животе. Словом все то, что мужчины и называют “всякими глупостями”.
Но на самом деле для женщин нет ничего более смешного, чем сами мужчины. А для мужчин – чем сами женщины.