«Мой муж оказался геем»: реальная история нашей читательницы

Наверное, ты думаешь: «Уж я бы догадалась!» Но наша героиня ни о чем не подозревала и до последнего не могла поверить, что это произошло именно с ней.
«Мой муж оказался геем»: реальная история нашей читательницы

«Познакомились мы у дверей приемной комиссии, в толпе перед списками поступивших. "Девушка, вы такая красивая! Мы будем учиться вместе?» – подмигнул мне эффектный брюнет в модной куртке. Я смутилась: «Не знаю, еще не видела себя среди принятых». Росту во мне метр пятьдесят с кепкой, и я никак не могла разглядеть за спинами абитуриентов заветный листок. «А давайте я посмотрю? Как ваша фамилия?» – «Баркова» – «Так вот же вы! Есть! А я, кстати, Дмитрий». Через несколько минут мы уже весело болтали. А на следующий день Дима назначил мне свидание в подземелье – его друг-диггер согласился провести экскурсию по тоннелям метро. Помню, я очень боялась и почти сразу вцепилась в Димку, а от него нереально, просто космически пахло новым Kenzo. Всю дорогу мы провели вот так, в обнимку. Через полгода сыграли свадьбу, а еще через год родилась Полина. Мы были очень счастливы. И если бы мне кто-то сказал, что скоро все рухнет, я бы решила, что он сумасшедший.

Эта картина до сих пор у меня перед глазами: зима, страшный холод, но мы уже месяц живем на даче, потому что опять что-то не поделили с родителями. Воды нет – замерзли трубы, надо идти к соседям. В раковине гора посуды, рядом огромная куча грязного белья. Может, завтра постираю. Сегодня не получилось: пятимесячная дочка весь день капризничает, и я хожу по дому и качаю, качаю, качаю ее... В тот день я как никогда ждала мужа с работы. Вот приедет, и я хоть выдохну. Может, даже прилягу ненадолго. Но Дима почему-то задерживался. Я позвонила ему раз – он сбросил звонок. Второй – сказал, что не может говорить, перезвонит.

За окном началась метель. Снег валил густыми хлопьями, даже соседний дом не видно. Наконец послышался знакомый звук приближающейся машины. Приехал! Я помчалась встречать любимого. Дима вошел, пряча глаза. Я бросилась к нему, прижалась к холодному, мокрому от снега пальто: «Как мы тебя ждали!» Дочка потянулась к папе. А он стоял и молчал. «Дим, ты чего? Что с тобой?» – не выдержала я. «Оль, я ухожу», – он все-таки посмотрел прямо на меня. В его взгляде – ни капли сомнения. «Куда уходишь?» Внутри у меня все оборвалось. «Ухожу из семьи!» Пауза. «К мужчине». В ушах зашумело. Я ждала, что Дима сейчас рассмеется и скажет: «Да расслабься, пошутил я!» Но он продолжил: «Пожалуйста, не волнуйся, больше женщин у меня не будет. Ты так и останешься единственной в моей жизни». Я запоздало переспросила: «К мужчине? Какому мужчине? Ты что... гей?» Дима молчал. «А как же я? Полинка?» Он ничего не ответил. Молча переоделся, взял ведро и пошел за водой. Спать он лег на диване на кухне.

Я не могла уснуть. Каждые полчаса заходила, тормошила его, спрашивала: «Кто он? Вы вместе работаете? Познакомились в ночном клубе? У вас уже отношения?» Дима не говорил ни слова, а меня душили слезы и обида: «Ты что, с ним давно? А мне все время врал? Врал, что любишь?» Он отвернулся к стенке и накрылся одеялом. «Зачем ты тогда женился на мне? Зачем испортил мне и ребенку жизнь?» Он продолжал молчать. Тогда я схватила со стола банку и грохнула ее об пол. Осколки разлетелись по всей кухне. Потом швырнула тарелку, другую. Я бегала, кричала и била посуду: «Ты все решил, да? А я не заслуживаю даже, чтобы ты со мной поговорил? Будь ты проклят!»

Вдруг Дима вскочил и схватил меня за плечи: «Так, хватит. Ничего страшного не случилось. Стану вам помогать деньгами, а ты еще выйдешь замуж». Я рыдала, а он спокойно сидел рядом и смотрел – без капли жалости, абсолютно чужой. Уже не мой любимый Дима.

Подробности мне рассказала свекровь. Оказалось, родители мужа давно знали, но думали, что «мальчик образумится, все-таки жена есть и дочку жалко». Теплых отношений у меня с Димиными отцом и матерью не сложилось – профессорская семья, шикарная квартира в «сталинке», чопорные обеды и близкое знакомство с сильными мира сего. А я всего лишь Димина однокурсница, мама – учитель, папа – инженер, в престижный вуз поступила с третьего раза, потому что очень настырная. А еще недалекая, с плохими манерами, одеваюсь без шика... Не чета их парню. Я всегда считала их холодными и высокомерными, а тут выяснилось, что они еще и подлые – знали правду, скрывали ее от меня и, наверное, посмеивались над невесткой-дурочкой.

Мать Димы прибыла на дачу на следующий день. Поохала для приличия, попричитала: «Как же вы теперь, бедненькие, без главы семьи». И с каким-то садистским удовольствием рассказала все в мельчайших подробностях. Про то, что он еще в школе иногда закрывался с одноклассником в комнате, «и они там хихикали». А однажды – «Ах, боже мой!» – она их застукала: «Сережа без штанов, а Димка, представь, его причиндалы в руках держит». Им тогда исполнилось по 16 лет. Одноклассника выдворили из дома, а с Димой отец провел серьезную беседу. Тот ему пообещал, что подобное не повторится, и все вроде бы пошло своим чередом. Институт, экзамены, сессия... А вскоре появилась я – «девочка с улицы». «Тебя мы, конечно, недолюбливали, но в душе радовались, что Димка-то наш нормальным оказался. Вот, с девушкой гулять начал...»

С Алексеем – к нему и ушел муж – они познакомились на одном из семейных обедов. Он ученик Диминого папы, аспирант, подававший большие надежды. Молодые люди быстро нашли общий язык. К концу вечера увлеченно беседовали, спорили о политике. Алексей пообещал устроить Диму на хорошее место, на этом они расстались. Муж действительно тогда перешел в рекламное агентство, где ему предложили престижную должность и отличную зарплату. А Алексей стал завсегдатаем в доме родителей. Я о нем только слышала – красивый, успешный, разумный и мудрый не по годам. Летом они почти каждые выходные ездили жарить шашлыки на дачу. Пару раз даже ходили на рыбалку, хотя до этого я не думала, что Диму это привлекает. В сентябре, когда родилась Полина, Алексей прислал мне в подарок огромного плюшевого мишку и открытку с конвертом – «На памперсы». Ну что же, мило.

Потом муж уехал на неделю в командировку. Точнее, это я думала, что в командировку. А на самом деле в Прагу с Алексеем. «Там-то они и поняли, что жить друг без друга не могут», – вздохнула свекровь. После этой поездки Дима пришел и во всем признался родителям. Те погоревали-погоревали, да делать нечего. «Жене-то когда скажешь?» – «После Нового года. Мы с Лешей пока жилье подыщем. Не выгоню же я ее с дачи...» Не выгонит. Меня. С дачи. Из деревенского дома, где сейчас нет воды и вообще элементарных удобств. Для меня и дочки он квартиру снять не мог: «Давай потерпим до весны. Потеплеет, и Полинке здесь хорошо будет». А сам искал стильную студию, чтобы жить там со своим дружком.

Я переехала к своим родителям. Рассказать правду не смогла – для них муж ушел к другой. Зачем им знать, что он бросил меня ради мужчины? Это очень больно. Казалось, меня выжгли изнутри. Потом стало гадко. Я не могла без брезгливости дотрагиваться до Диминых вещей и еще долго-долго все в доме перестирывала – мерещилось, что мои и Полинины вещи пахнут спермой. К весне нас развели. Надо отдать должное бывшему мужу: после развода он каждый месяц передавал в конверте кругленькую сумму. Но видеться с дочерью не горел желанием. Впервые после той страшной ночи увидел Полину, когда ей исполнился год, – приехал поздравить. Я отметила про себя, что выглядит он хорошо, одет элегантно, сменил машину... На прощание попросил не держать на него зла: «Это сильнее меня. Мы бы не жили, а мучились. А ты еще встретишь своего мужчину». Я и правда его встретила – на даче у подруги. Мы поженились через три месяца после знакомства, недавно я родила вторую дочь, и Олег души не чает «в своих девочках». А Дима... Дима сменил уже с десяток любовников. А недавно признался: «Я тут решил завещание составить – мало ли... Переписал все на Полинку. Я, конечно, планирую жить долго. Но, если что, знай, все достанется тебе и дочке»».

Записала Тала Климова

Фото: Getty Images