Материнство не обязанность, а право: почему не должно быть «недель без абортов»

В начале августа в трех российских регионах местные власти устроили показательную акцию — ввели краткосрочный мораторий на аборты в поддержку деятельности фонда «Подари мне жизнь» (не путать с фондом Чулпан Хаматовой и Дины Корзун «Подари жизнь»).

Материнство не обязанность, а право: почему не должно быть «недель без абортов»

«Подари мне жизнь» — благотворительный фонд со складами на территории Свято-Троицкого храма в городе Улан-Удэ. Имеет, как сообщается на официальном сайте, «соглашение о совместном сотрудничестве с Министерствами Здравоохранения и Образования». Как заявил Минздрав в ответ на запросы СМИ, мораторий на аборты министерство официально не вводило. Просто направило в регионы информационное письмо «с просьбой поддержать проведение акции». Сам фонд об абортах на своей странице пишет с упоминанием Бога, «капслоком» и с множеством восклицательных знаков.

«Вот уже четыре года психологи фонда „Подари мне жизнь“ спасают жизнь детям!!!
Отговаривают и убеждают женщин не делать аборт!
Аборт- это убийство… Аборт- это смертный грех…
Внимание!!! Ведем сбор пожертвования для оплаты работы психологов!!!
ЖИЗНЬ НАМ ДАЕТ БОГ, А ВАШЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ СПАСЕТ ЖИЗНЬ ДЕТЯМ КОТОРЫХ ХОТЯТ УБИТЬ…»
(Орфография и пунктуация авторские. — Прим. ред.)

По телефонам фонда звонят родственники с просьбой надавить на женщину и отговорить от аборта. «В этом месяце сам папочка обратился, чтобы мы помогли убедить не совершать аборт». Ничего не вышло, и «папочка» сообщил по телефону, что он «плачет».

… Однажды летним утром я шла по улицам британского города Кардиффа. На углу пожилой мужчина укреплял между двумя столбами баннер — «Let the baby live» («Пусть младенец живет»). На другой стороне улицы группа довольно сердитых, судя по выражению лиц, женщин торопливо разворачивала встречные плакаты: «Her body, her choice"(«Ее тело, ее дело»), «Keep abortion legal» («Аборты должны оставаться законными»).

Кардифф — город маленький и не слишком туристический, в такой ранний час на улице кроме двух групп протестующих и меня не было никого. Мужчина покосился в мою сторону с надеждой. «Прости, приятель, я женщина, и я за право женщин решать», — сказала я ему. Он угрюмо отвернулся.

Я часто сталкиваюсь с тем, что право женщин на аборты кажется мужчинам чем-то непомерным — как может какая-то баба решать, что делать с зародышем? Тем более — с МОИМ зародышем?! Мужчин ведь тоже растят в убеждении, что женское дело — рожать и помалкивать. Я помню, что слышала о родах еще в школе, в возрасте, когда довольно туманно представляла себе все эти пестики и тычинки. «Девочки — будущие матери, поэтому они должны…» (список прилагается).

Мальчики назывались «будущими защитниками девочек». О том, что мальчики чаще вырастают в обидчиков девочек, учебники молчали. К слову сказать, не совсем понятна логика, по которой мальчиков принято отдавать в секции бокса, а девочек — на занятия танцами. Женщины и так в среднем слабее процентов на 50. Может, давайте делать наоборот? Уравняем шансы? Пусть мальчики учатся быть нежными и грациозными, а девочки — ломать нос налетчику в прыжке ногой.

Огромное количество дискуссий вокруг абортов и «женского предназначения» построено на лжи. Агитаторы называют зародыш, не способный выжить самостоятельно вне женского тела, ребенком. Прерывание беременности на этапе, когда зародыш еще не обладает нервной системой и сознанием, — убийством. Не говорят о том, как сильно может пострадать тело и здоровье женщины в результате родов. Никто из «пролайферов» не борется за то, чтобы вместо инвестирования в новое вооружение и новые бронированные автобусы для ОМОНа правительство вкладывало деньги в открытие детских садов и яслей.

Противники абортов твердят о том, что нерожденный ребенок не может защитить свое право на жизнь, но, опять же, молчат о том, что это право в случае нежелания женщины рожать вступает в противоречие с базовым правом каждого человека распоряжаться своим телом.

Пролайферов не волнует система детдомов, где детей-отказников часто мучают, а позже — убивают из-за положенных им по достижении совершеннолетия квартир. Никто не печатает буклетов и плакатов с информацией о том, чего будет стоить ребенок женщине в плане карьеры и денежных затрат. Они не воюют за введение отпуска по уходу за детьми для отцов, как это сделано в Скандинавии.

Знают ли пролайферы, что мать-одиночка с полуторагодовалым ребенком в Москве в 2018 году получает материальную помощь от государства в размере 675 рублей на ребенка плюс 300 рублей добавки в качестве компенсации за отсутствие в семье второго родителя?

ВОЗ годами твердит о том, что планирование беременностей и доступ женщин к средствам контрацепции — основной метод сокращения количества абортов. Однако в России Минздрав и Церковь поддерживают дни запрета на аборты, а не дни рекламы контрацептивных средств среди школьников. Это лицемерие, вот что это такое.

Неудивительно, что женщины видят в попытках заставить их рожать лишь желание контролировать. Словно женская репродуктивная система принадлежит государству в лице властных пожилых мужчин. А женщине ее так, поносить дали.

Но материнство — это не обязанность, а право. Фертильность — ресурс, которым только женщина может распоряжаться. Захочет — законсервирует или выбросит. Захочет — использует для рождения детей. Да, каким бы ни был ее выбор, вполне возможно, что потом она о нем пожалеет. Однако все люди имеют право совершать ошибки. Попытка «защитить от ошибки» женщину построена на предположении, что она является недееспособным существом, скорбным мозгом и сама плохо понимает, чего хочет (и вот сейчас мы ей объясним, что хочет она ребенка).

Человек — что мужчина, что женщина — проживает единственную и довольно короткую жизнь. Никто не имеет права требовать от человеческого существа приносить эту жизнь в жертву.

Автор: Маша Норрис

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария