Конец мужчины-завоевателя: почему женщин больше не надо покорять

Наша колумнистка Екатерина Попова рассуждает о том, почему женщин больше не надо завоевывать и на что современным мужчинам надо поменять устаревшие осадные техники.

Конец мужчины-завоевателя: почему женщин больше не надо покорять VostockPhoto

Одной из самых отвратительных аксиом патриархата мне кажется утверждение, что женщину надо завоевывать. Даже сама по себе метафора сомнительная: осадные башни снести, ворота проломить, гарнизон вырезать и воссесть в зале на троне из мечей, чтобы править сурово, но несправедливо.

Агрессивность метафоры — дело десятое. Реальная проблема заключается в том, что этот краеугольный камень патриархальных отношений полностью обесценивает женское «нет» — все мы знаем прекрасные нью-домостроевские тезисы, что «нет» значит «может быть», а «может быть» значит «да».

А вот со сразу сказанным «да» все еще сложнее. Открытых ворот мужчины боятся: а вдруг ловушка, и тебе на голову выльют бочку кипящей смолы? Сегодня она лайкнула твою фотографию, завтра пригласила в кино, послезавтра — в гости домой, а через неделю ты уже копаешь картошку у тещи на даче, а вокруг резвятся ваши трое детей, а ведь ты был так молод и столько всего не успел… Мужчины, конечно, любят говорить про то, что у нас равноправие и почему бы женщине не проявить инициативу, но на самом деле понятия не имеют, что с этой инициативой делать. Им даже в голову не приходит, что за приглашением на свидание со стороны женщины стоят не долгоиграющие планы, а просто желание узнать поближе, и что первая же встреча может стать и последней.

Парадигма осады для них привычнее. «Нет» проще считать лишь игрой, а не окончательным решением женщины. Она ведь не может отвергнуть окончательно и бесповоротно, надо лишь проявить упорство: принести еще пару букетов и чаще слать демотиваторы про то, что каждый отказ превратится в котенка, с которым ей, сильной независимой женщине, предстоит коротать старость (старость, разумеется, — это все, что начинается после 30 лет).

Проблема в том, что женщины отлично знают, что им необходимо — и на пару часов, и на всю жизнь. И не горят желанием тратить время на что-то заведомо неподходящее.

Одна моя подруга, справив двадцатипятилетие, решила, что хочет большую семью. С тех пор первый вопрос, который она задавала мужчинам, знакомящимся с ней с романтическими намерениями, был именно про это: как они относятся к идее иметь пятерых детей? Реагировали мужчины по‑разному: одни демонстрировали скорость, достойную олимпийских легкоатлетов, другие начинали с искрометностью, сделавшей бы честь сценаристам Энджой Мувис, шутить о том, что они предпочитают пятерым детям сам процесс их создания.

Я в какой-то момент не выдержала и сказала ей, что новая стратегия, кажется, проигрышная, что поклонников явно поубавилось — вернее, их не стало совсем. Я уже даже собралась сообщить что-то про кошек (что сиамы злющие, а у персов проблемы с носоглоткой, и лучше брать обычных с улицы), но тут она прервала меня и голосом, которым обычно говорят с маленькими детьми или очень пьяными друзьями, сообщила, что больше не желает тратить время на мужчин, с которыми точно не будет серьезных отношений. Она хочет большую семью, и она будет искать человека, которому нужно то же самое. Это не означает, что она выйдет замуж за первого же, кто согласится на пятерых детей. Это лишь значит, что она не видит смысла тратить даже пятнадцать минут на тех, кто этого не хочет.

Когда мужчину ищут не для «жили долго и счастливо и умерли в один день, неудачно сложив парашют для прыжка в тандеме, которым хотели отметить дубовую свадьбу», а для необременительных встреч пару раз в неделю, то требования, конечно, поменяются, но суть останется та же: женщина точно знает, что она хочет. Как минимум — безопасности. Тонны букетов и камазы айфонов не помогут, если мужчина смеется над шутками про изнасилования и считает, что не в шахматы же Шурыгину позвали играть.

К безопасности неплохо было бы еще добавить и элементарного уважения — всем, рассуждающим про женскую логику, женскую дружбу и женские коллективы, сразу будет выдан адрес магазина с трекинговой обувью и рекомендован оптимальный маршрут хайка. В идеале с человеком еще должно быть интересно: никто не отменял разговоры до секса, после секса и (всякое бывает) вместо него. И вот когда все это совпадает — никаких стенобитных орудий уже не нужно.

Сейчас, конечно, может показаться, что я призываю отменить ухаживания, запретить на законодательном уровне флирт, ввести уголовную ответственность за каждый подаренный букет и поданное пальто. Это не так, и первое свидание не должно превратиться в 30-секундный сет, за время которого мужчина и женщина обмениваются данными о параметрах экстерьера, анкетами со списком интересов и подписывают договор с датой и местом первой интимной встречи.

Но ухаживать — не значит настаивать, уламывать, уговаривать и продавливать. Давайте уже, товарищи золотоордынцы, завяжем с осадными тактиками. Мы знаем, что хотим, а чего — нет. Никто не пытается залезть в ваш бумажник — мы уже давно в состоянии купить себе и ужин в ресторане, и айфон за обычные деньги. Мы не хотим, чтобы нас ценили за то, что убийству бобра предшествовала долгая и нелегкая охота. Так что пробуйте не выламывать ворота, а просто в них стучаться. А если не открыли — езжайте к другим.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария