Каркассово море

Мужчины жить не могут без открытий. А когда в доме ломается лифт, некоторые открытия становятся особенно неожиданными. Спускаясь по лестнице, Бубликов обнаружил ЕГО, рассмотрел как следует… и очень расстроился!

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Мужчины жить не могут без открытий. А когда в доме ломается лифт, некоторые открытия становятся особенно неожиданными. Спускаясь по лестнице, Бубликов обнаружил ЕГО, рассмотрел как следует… и очень расстроился!

Как и все нормальные люди, в глубине души Бубликов считал себя очень красивым, и, строго говоря, некоторая доля правды в этом была. Если бы Бубликов летел над океаном, а самолет внезапно рухнул бы в никуда и остальные пассажиры, а также члены экипажа погибли бы ужасной смертью, а Бубликова бы мотало четыре дня по океану, а потом вынесло бы на необитаемый остров, а на этом острове обитала бы прекрасная слепая сирота-нимфоманка – да, в этом случае Бубликов мог бы показаться ей привлекательным.
В отсутствие сироты-нимфоманки Бубликов чувствовал дискомфорт, и усилия М., которая пыталась поднять ему самооценку, Бубликову, по большей части, мешали.
– Какой ты красивый у меня сегодня, - говорила М., провожая Бубликова на работу, - жалко отпускать.
– Хорошо, что ты урод, - слышал Бубликов, - никто не позарится.
Он даже не обижался. Просто иногда ему хотелось на необитаемый остров.
В общем, Бубликов кивал и шел на работу, где по странному стечению обстоятельств не было ни одной сироты. Этот ритуал оставался неизменным несколько лет, пока не сломался лифт и Бубликов не попытался спуститься вниз пешком. Перепрыгивая через ступеньки, Бубликов вдруг обнаружил, что больше не ощущает в себе привычной легкости. Оттолкнувшись от земли, он не зависал в воздухе, как когда-то, а немедленно камнем валился вниз.
Сначала Бубликов решил, что во всем виноваты ступеньки. Несомненно, когда ему было лет пять, ступеньки были гораздо качественнее и выше. Ступеньки в те времена делались на века. Однако было что-то еще. Бубликов прыгнул снова, внимательно прислушиваясь к себе. Так и есть: живот почему-то прыгал позже остального Бубликова и тянул его вниз. Бубликов задержал дыхание и осторожно расстегнул рубашку. Увы, покрытая редкой растительностью равнина, которую люди, не склонные к поэтизации действительности, называют грудной клеткой, переходила в возвышенность. Бубликов втянул в себя воздух, но возвышенность не исчезла. Бубликов выдохнул.
– Совсем стыд потеряли, - не вытерпела наконец консьержка. - Понаедут тут и давай. Орут по ночам, лифт сломали, а теперь еще и раздеваются. Иди проспись, пока я милицию не вызвала.
Бубликов, не слыша ее, развернулся и медленно пошел домой. По пути он пытался понять, как такая катастрофа могла произойти. Когда Бубликову было двенадцать, никакого живота еще не было. В шестнадцать, кажется, тоже – тогда еще все шутили, как такой худой Бубликов может съесть за раз кастрюлю оливье и выжить. Но потом живот как-то выпал из фокуса бубликовского внимания – и вот результат.
– Забыл что-то? - спросила ничего не подозревающая М.
Бубликов молча взял ее руку и ткнул себе в живот.
– Живот болит? - испугалась М.
– Нет, - шепотом сказал Бубликов, - он есть.
– Кто ест? - не поняла М.
– Живот, - сказал Бубликов. - У меня есть живот. Раньше не было. А теперь есть.
– Очень милый животик, - сказала М. - Мне нравится.
– Хорошо, что ты урод, - услышал Бубликов. - И больше никому не нужен.
– И давно это у меня? - спросил Бубликов, внезапно понимая, что даже у слепой сироты-нимфоманки теперь могут возникнуть претензии.
– Ну если честно, всегда, - пожала плечами М.
Его все еще нельзя было назвать толстым, но силуэт Бубликова напоминал побитую жизнью синусоиду. Нет, Бубликов не имел ничего против того, чтобы некоторые части тела были у него чуть побольше – сантиметров, скажем, тридцать, – но природа, как это частенько с ней случается, слегка промахнулась.
На работе Бубликов был тих и на обед не пошел, променяв бизнес-ланч на поиск средства от ожирения. Но сведения, почерпнутые им в Интернете, были неутешительны. Как выяснилось, обзавестись животиком гораздо легче, чем избавиться от него, ведь это не жир в чистом виде, а расшатанный каркас передней брюшной стенки. Бубликову даже понравилось, как это звучит. Когда пару недель назад стоматолог уточнял у Бубликова, нет ли у того хронических заболеваний, тот замешкался с ответом. До последнего времени он был до неприличия здоров. Но теперь и Бубликову было чем похвастаться: “расшатанный каркас” звучит солидно и почти летально.
На обратном пути Бубликов долго рассматривал фитнес-клуб, расположенный в соседнем доме. С бутылкой пива в руке и расшатанным каркасом ему было неудобно заходить внутрь, поэтому он набрал телефонный номер, указанный на рекламном плакате.
– Здравствуйте! - ответил ему девичий голос. - Чем могу помочь?
– Я хотел узнать, - сказал Бубликов, - стоимость занятий. В месяц.
– Прежде всего, - сказала девушка, - я должна сказать вам, что у нас прекрасный бассейн. Есть горизонтальный и вертикальный солярии. К каждому члену клуба подход индивидуальный, и вы всегда можете…
– Послушайте, - сказал Бубликов, - просто у меня расшатанный кар…
– Кроме того, - сказала девушка, - наш клуб – место, где красивые, успешные и здоровые люди знакомятся и общаются друг с другом.
– Я не хочу ни с кем знакомиться, - отчаянно сказал Бубликов. - Мне не нравится моя работа, даже мама считает меня своеобразным, и именно сейчас я очень-очень болен. У меня расшатанный каркас.
Девушка растерялась.
– Наша клубная карта стоит три тысячи долларов, - грустно сказала девушка. - В год. Парам – скидки.
В этот вечер Бубликов долго не мог уснуть. А когда уснул, ему снилось, что он летит над океаном, самолет падает, все пассажиры и члены экипажа погибают ужасной смертью и только Бубликов вместе с комплектом тренажеров оказывается на необитаемом острове. Под утро Бубликов понял, что на острове обитает не слепая сирота-нимфоманка, а подтянутый и настойчивый инструктор по фитнесу, и проснулся в холодном поту, чувствуя, что телефонные люди украли у него последнее убежище.
– Какой ты красивый у меня сегодня, - сказала М., провожая Бубликова на работу, - жалко отпускать.
– А у тебя зрение не садится? - с надеждой спросил человек с расшатанным каркасом.
– Есть немного, - ответила М. - Все никак до окулиста не дойду.
Бубликов улыбнулся и поцеловал М. Жизнь понемногу налаживалась.