А я не боюсь!

Дорогой, я давно хочу сказать тебе… Вернее, рассказать одну историю… И вот ты приходишь ко мне и говоришь: “Ты знаешь, такое дело… я беременный!”

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Дорогой, я давно хочу сказать тебе… Вернее, рассказать одну историю… И вот ты приходишь ко мне и говоришь: “Ты знаешь, такое дело… я беременный!”

Или беременен?!
В любом случае я не уверена, что сразу же подхвачу тебя на руки и начну кружить по комнате в порыве счастья. Сначала я пробормочу:
– Не.. че, правда, что ли?!
Потом промямлю:
– Может, тест был бракованный?
И, наконец, убито проблею:
– И чего теперь делать?
Что же до чувства законной гордости – вот это да, надо же, могу, оказывается, – то оно, боюсь, овладеет мной в какую-нибудь сто десятую очередь, после того как мной последовательно повладеют сто девять разнообразных оттенков страха. Ведь я же не пятидесятилетний старичок, потративший все деньги на искусственное оплодотворение, и не семнадцатилетний курсант, который ничего в жизни не понимает, – я нормальный, в меру трусливый, ответственный, ленивый, амбициозный молодой мужчина.
Я мужчина?!
Я совсем не осуждаю мужчин, которые боятся беременности. Мне кажется, если бы мужчины могли беременеть сами, они боялись бы гораздо меньше. А так получается какая-то косвенная причастность – все равно как если бы натворил ты, а наказывают другого. Чего ж тут приятного? Если бы мужчины могли беременеть сами, земля бы не полнилась мифами, вроде того как одна девушка забеременела, сходив в бассейн, потому что там
один мужик, извините, кончил в воду.

И меньше было бы рассуждений вроде:
» они специально делают это(беременеют), чтобы привязать нас;
» можно просто выпить таблетку –и все пройдет само собой;
» иметь детей нужно после сорока;
» бедный Леха, женился по залету,я бы ни за что не женился.



Но мужчины
, к сожалению, не могут беременеть, они только боятся. Да, беременность – это страшно. Не потому, что кто-то там может отказаться на мне жениться и мне придется сиротливо скитаться с коляской по дворам по уши в чепчиках и какашках, и не потому, что этого ребенка придется еще сначала из себя родить. Нет, у страха забеременеть нет рациональной причины. Никто ведь не спрашивает, почему страшно прыгать с парашютом – лететь высоко или приземляться неудобно, – страшно, и все.
Мужчины всячески лелеют свой собственный страх беременности.
А к нашему значительно более страшному страху относятся без уважения.
– Ты, часом, не залетела?
– У тебя что, задержка?
– Смотри аккуратнее, затечет!
– По утрам не тошнит?
– На солененькое не тянет?
Все эти шуточки-прибауточки смешны до тех пор, пока кто-то одним прекрасным утром не придет и не скажет:
– Ты знаешь, такое дело…
Давай уважать страхи друг друга. Потому что, когда я слышу такое, мне иногда хочется взять и забеременеть, при этом вообще без тебя! И не нужна мне твоя женитьба! И будет у меня детка, и чепчиков, и какашек по самые уши, и белая кроватка из “Икеи”! А ты сиди себе до своих сорока лет – пока не станешь уже никому не нужным!
Ведь забеременеть – это все равно что прыгнуть с парашютом. Многие прыгают. И им нравится.

ЧУВСТВО ЗАКОННОЙ ГОРДОСТИ ОВЛАДЕЕТ МУЖЧИНОЙ В СТО ДЕСЯТУЮ ОЧЕРЕДЬ, ПОСЛЕ ТОГО КАК ИМ ПОВЛАДЕЮТ СТО ДЕВЯТЬ РАЗНООБРАЗНЫХ ОТТЕНКОВ СТРАХА.