Я, снова я…

Редакторы просили меня написать статью об эгоизме. Никто не против, если я напишу о себе?

Редакторы просили меня написать статью об эгоизме. Никто не против, если я напишу о себе?

На самом деле разве есть объект более интересный для изучения и столь же нуждающийся в том, чтобы его все поняли, приняли и полюбили, чем ты сама (я, конечно, имею в виду “я сама”)? Разве это не чудовищная несправедливость, что никто до сих пор еще не сказал тебе (мне!): “Нам всем так интересно, что у тебя внутри! Пожалуйста, не скрывай от нас ничего! Расскажи нам о себе все!” И потом это остроумно с чисто литературной точки зрения – писать статью об эгоизме на своем примере. Тем более если ты и есть самый настоящий эгоист. То есть я!

“Эгоисска”
Когда я была маленькой, у меня было две бабушки – бабушка Нора и бабушка Бэла, которые меня воспитывали. Бабушка Нора и бабушка Бэла воспитывали меня летом на даче в Эстонии. Обе они были закоренелые альтруистки. Альтруизм – это противоположное эгоизму, если эгоизм – это забота исключительно о себе, то альтруизм – исключительно о других. Обе – бабушка Нора и бабушка Бэла – постоянно упоминали, что думают и заботятся исключительно о других. И когда я по известной детской привычке начинала говорить о себе в третьем лице (например: “Нина хочет кашу”), бабушка Нора поправляла: “Я! Надо говорить “я”! Я хочу кашу!” А бабушка Бэла всплескивала руками и ужасалась: “Нора, ну как ты можешь! Она же вырастет эгоисткой!”
Никогда не забуду, как она это произносила: “Эгоисской!” В этом ее свистении – “эгоисска!” – было что-то невероятно презрительное. Чаще всего эгоисткой бабушки называли одну женщину, которую часто встречали на пляже, в курзале и на дачном рынке и с которой даже не были знакомы. Это была удивительно красивая женщина. Она была похожа на королеву. У нее была длинная коса из светлых крашеных волос, ярко накрашенные губы, и ходила она всегда с таким видом, как будто знает что-то смешное. Она всегда очень красиво одевалась. И с ней все время были разные мужчины. Так что вырасти такой, как она, я была вовсе не против.
Бабушки чаще всего говорили про нее так… Например, идет бабушка Нора с рынка, где покупала кабачки и помидоры: “Ты представляешь, Бэла, эта эгоисска берет только желтые!” Или бабушка Бэла возвращается из кинотеатра в курзале (это было такое дачное увеселительное учреждение): “Это ужасно! Я час простояла за “В джазе только девушки”! А эту эгоисску, разумеется, провели без очереди!”
Я обожала Эгоисску. И иногда даже кралась за ней через весь курорт. Красить губы вишневой помадой, курить красивые сигареты через янтарную трубочку и чтобы мужчины рядом со мной глупо хихикали и проводили меня везде вне очереди было пределом моих мечтаний.
Я очень старалась. И кое-чего достигла. Длинная светлая коса у меня так и не отросла, а без очереди мне удается попасть разве что на коммунальную уборку лестницы, но главное удалось – я выросла эгоисткой.
 
Этапы большого пути
О своем эгоизме я слышу всю жизнь. Начиная с того момента, как учительница начальной школы выговаривала на собрании моей маме: “У вас растет эгоистичная девочка! Подружки просто хотели взять у нее посмотреть бусики – а она накинулась на них с портфелем!” (Мама в ужасе выдохнула: “Вернули?” Бусики были мамины, жемчужные, взятые без спросу – а подружки, то есть ненавистные Алка и Катька Слон, исподтишка показывали мне кулаки: мол, тетрадку твою вчера порвали и бусы твои порвем!) И заканчивая недавним роковым объяснением с разделом имущества, в котором прозвучало кроме всего прочего: “Если жена в семье одна, она может вырасти эгоистом”. А сколько было промежуточных этапов! Не будь эгоисткой, дай денег в долг! Твои слезы – эгоизм чистой воды! Ты думаешь только о себе! Ты не одна на свете! Я – последняя буква в алфавите! Надо делиться игрушками. Надо брать меньший кусок. Надо уступать место. Пропускайте вперед пассажиров с детьми и инвалидов. Не провозите легковоспламеняющиеся вещества и взрывоопасные предметы. Не грызи ногти. Не вертись за столом. Не груби. Не жуй жвачку. Не нарушай мой мужской суверенитет. Думай хотя бы иногда о других. Думай иногда обо мне. Всегда.
И наконец: “Приготовь-ка мне яичницу!” – “Извини, я устала, я встала в восемь утра, у меня температура тридцать восемь, у меня триста тридцать восемь дел на работе…” – “Я, я, я! Вечно ты думаешь о себе! Эгоистка!” Эгоисска.

Эгоисты и неэгоисты
Теоретически про эгоизм нам известно все. “Эго” – то есть “я”. Эгоизм – стало быть, “яизм”. “Приготовь-ка мне, детка, яичницу”. То есть когда человек учитывает только свои интересы. Бывает также эгоцентризм. Это воспитанный эгоизм. Когда человек знает, что быть эгоистом постыдно, но все равно им остается. Возможен также разумный эгоизм Чернышевского: “Поступай хорошо, чтобы самому было приятно”. Примерно то же, что отнести в детский дом пару рваных колготок, а потом ходить и чувствовать себя спасителем отечества. И еще всем рассказывать. Существует также эгофутуризм. Направление в модернизме, в котором творил Игорь Северянин. Мороженое из сирени.
Но на практике совершенно непонятно, как отличить эгоиста от неэгоиста. И каким образом одно переходит в другое. То есть до свадьбы был абсолютно неэгоист и вообще милашка, а через год сделался законченным эгоистом. Или хотя бы эгоцентриком. Эгофутуристом. Филателистом.
Потом разве нормально, чтобы здоровый человек не заботился о своих интересах? Как же он в таком случае выживет как биологический вид? Почему же тогда “эгоист” почти ругательное слово? И, наконец, почему это слово вообще вспоминают только в тех случаях, когда хотят добиться, чтобы учитывали их интересы?
Далее, почему эгоистов все любят? И почему самое жалкое впечатление производят натуральные альтруисты (чаще всего люди, страдающие комплексом неполноценности), которые готовы отдать последнюю рубашку, подставить левую щеку и так далее? И разве это не своего рода эгоизм – вести себя как можно менее эгоистично?

Два эгоизма
Честно признаться, мне кажется, что большинство конфликтов – это конфликты двух эгоизмов. Из которых каждый доказывает, что его интересы важнее. А звание эгоиста, как переходящее знамя, достается проигравшему. То есть более сильный эгоист, который смог доказать более слабому эгоисту, что он вовсе не эгоист, а ему на самом деле все нужно в первую очередь, побеждает. А второй остается в звании эгоиста с несостоятельными эгоистичными претензиями.
Не очень понятно? Ну например. Два эгоиста пришли домой, и один хочет есть, а второй хочет замуж. И начинается:
– Приготовь-ка мне что-нибудь, детка.
– Я хочу спать.
– Ну сначала приготовишь, а потом отдохнешь.
– Нет, приготовь себе сам.
– Тебе что, сложно? Я, кстати, тоже очень устал. Не будь эгоисткой.
– Я эгоистка? Это ты эгоист! Я, между прочим, тебе ничем не обязана! Я тебе не жена, никто…
– Ах вот ты о чем! Ты опять думаешь только о себе!
– Нет, это ты думаешь только о себе! Ты не хочешь брать на себя ответственность, а хочешь меня только использовать! Ты эгоист!
Так вот я думаю, слово “эгоист” – это из серии “брать ответственность”, “ты хочешь меня использовать” и “я тебе никто”. Употребляется только в определенные моменты. В остальные же моменты все прекрасно живут и без ответственности, и с использованием, и с эгоизмом – и вполне довольны.
Спрашивается, а что же будет с двумя эгоистами дальше? Тут есть два варианта.
Вариант 1
– Ты не хочешь брать на себя ответственность, а хочешь меня только использовать! Ты эгоист!
– Да, я эгоист, и я не понимаю, зачем мне вообще на тебе жениться, если ты меня даже не кормишь! И еще ты толстая!
Не исключено, что после этого эгоист, желающий замуж, сломается и пойдет готовить ужин. И будет эгоистом-неудачником, в то время как первый будет победителем, а вовсе не эгоистом.
Вариант 2
– Ты не хочешь брать на себя ответственность, а хочешь меня только использовать! Ты эгоист!
– Ты сама эгоистка! Я вкалываю, как конь, оплачиваю тебе все твои прихоти, купил тебе машину, а ты ужин даже не можешь мне приготовить!
– И какую ты мне купил машину? “Форд” трехлетней давности! Если бы я вышла замуж за Гоги, у меня теперь был бы “Бентли”!
И теперь голодный эгоист повлачится на кухню варить пельмени и думать о том, какой он никчемный, а победивший эгоист отправится отдыхать, предварительно наложив маску.
А может быть, они просто поругаются, накричат друг на друга и отправятся злобно дуться в разные комнаты. И при случае не упустят возможности припомнить друг другу это проявление эгоизма.
Есть еще небольшой шанс, что эти эгоисты очень хорошо друг к другу относятся. И, слегка поорав друг на друга, устыдятся и будут чувствовать себя жуткими эгоистами.  Оба.

КОММЕНТАРИЙ ВАЛЕРИИ:

“Чего же в моем характере больше – эгоизма или альтруизма? Наверное, альтруизма.
Это связано с тем, что у меня слишком развито чувство ответственности. Перед семьей, близкими, поклонниками. О себе вспоминаешь в последнюю очередь. Хотя, на мой взгляд, доля здорового эгоизма еще никому не мешала.
Такой эгоизм, я верю, мне присущ. Особенно сейчас... Могу даже признаться, что Иосиф балует меня и позволяет мне быть “эгоисской”.
Вы знаете, я и так достаточно долго проявляла себя как законченная альтруистка, страдая от эгоизма человека, с которым вынуждена была жить и работать. Всем эта история хорошо известна. Сейчас все по-другому. А еще я мечтаю о том, чтобы чужой эгоизм никому не мешал. Так же как и альтруизм. Нельзя впадать в крайности”.