РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сильная и зависимая: как становятся жертвой абьюза благополучные женщины

Колумнистка Екатерина Попова и эксперты рассказывают, почему жертвами абьюза и домашнего насилия становятся женщины, которые, как нам всем кажется, надежно от этого застрахованы.
Тэги:
Сильная и зависимая: как становятся жертвой абьюза благополучные женщины
Getty images

О домашнем насилии последние годы говорят всё чаще, и, как правило, без виктимблейминга — обвинения жертв — такие дискуссии не обходятся. Люди готовы смириться с идеальным образом пострадавшей. Если женщина физически лишена возможности уйти от абьюзера, то ее если не поддержат, то хотя бы будут меньше укорять в случившемся.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но вот в чем проблема: сферических жертв в вакууме не так уж много. Есть девушки, которые не могут порвать с домашним боксером по объективным причинам. Например, куда деться беременной матери двоих детей, которые еще даже в садик не ходят, и нет ни денег, чтобы нанять няню, ни собственного жилья, ни родственников, которые возьмут на себя заботы о малышах, пока родительница работает? Да кто вообще наймет женщину «с пузом», когда даже 20-летним отказывают со словами «А вдруг вы родите и уйдете в декрет»?

Но встречаются и женщины, которые со стороны выглядят вполне благополучными. У них есть работа и нередко хорошая должность с большой зарплатой. Они не сироты, окружены друзьями и близкими, готовыми помочь. Эти девушки умны, образованы, самостоятельны — и всё равно продолжают жить с мужчинами, которые прибегают к насилию. Всякий раз, когда всплывает такой случай, начинается бесконечное обсуждение: куда она смотрела и почему не ушла.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ответить на эти вопросы тем, кто никогда не сталкивался с абьюзом, сложно. Все мы, фантазируя о критической ситуации, представляем себя отважными, решительными и бескомпромиссными. И, конечно же, очень предусмотрительными и способными уже в первые несколько минут понять, что перед нами не приличный человек, а негодяй, от которого надо держаться подальше.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но в реальной жизни предсказать абьюзивные отношения не проще, чем пандемию. И оказаться в зависимости от человека, который получает удовольствие, причиняя кому-то боль, может даже та женщина, которая со стороны выглядит вполне благополучной. О том, как это происходит, рассказали эксперты.

Родом из детства

— А меня в детстве били, и я вырос нормальным.
— Да кто тебе сказал, что ты нормальный?

Жертвы абьюза нередко сталкивались с насилием в детстве
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Работая с женщинами, которые пережили насилие со стороны партнеров, мы нередко обнаруживаем, что в детстве они сталкивались с агрессивным поведением родителей или родственников», — говорит клинический психолог и резидент Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института имени Бехтерева Елена Белова. По мнению Беловой, опыт насилия в детстве повышает для женщины риск оказаться в абьюзивных отношениях. Но насколько распространен среди россиянок такой бэкграунд?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Оценить масштабы домашнего насилия в СССР достаточно сложно: изучением этой темы просто никто не занимался. В конце 80-х годов журналист Николай Филиппов организовал анонимное анкетирование семи с половиной тысяч детей от девяти до 15 лет в 15 городах Союза, и 60% сообщили, что родители используют телесные наказания: порку, стояние на коленях на горохе, соли или кирпичах, удары по голове или лицу. Иными словами, вероятно, что шесть из 10 женщин в возрасте 35–40 лет сталкивалась дома с насилием, которое было обычной воспитательной мерой.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В 2019 году опрос провел Национальный институт защиты детства. 25% родителей признались, что били детей ремнем за «серьезные проступки», к которым отнесли курение, употребление алкоголя или наркотиков, хулиганство и мелкое воровство. Эксперты считают, что применяющих телесные наказания гораздо больше: даже анонимно люди не всегда сознаются, что прибегают к порке. Косвенно их правоту подтверждает то, что более 60% респондентов того же опроса заявили, что в случае перечисленных «серьезных» провинностей порка вполне уместна.

Выводы неутешительны: в России около 60% взрослых женщин на пике карьеры в детстве сталкивались с телесными наказаниями, и потому для них выше риски оказаться в ситуации абьюза. Эта цифра, вероятно, не меняется уже на протяжении 30 лет: «березовая каша» так и не вышла из нашего обихода.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Миф о романтической любви

Миф о романтической любви внушает нам, что насилие нормально

Другим обстоятельством, повышающим риск столкновения с домашним насилием, является опыт первых отношений. «Например, девочка в раннем уязвимом возрасте влюбляется в мужчину намного старше себя. Он может оказаться абьюзером и манипулятором. Первый, самый яркий опыт становится прототипическим, и далее, уже будучи взрослой, она будет снова и снова оказываться в отношениях с такими людьми», — говорит доцент кафедры общей и социальной психологии ТюмГУ, кандидат психологических наук Богданова Мария.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Образ абьюзера в нашей культуре продолжает романтизироваться. Такие мужчины становятся персонажами фильмов и книг: чего стоит только один «Георгий Иваныч, он же Гога, он же Гоша, он же Юрий», который всё и всегда будет решать на том простом основании, что он — мужчина. За последние годы ситуация лишь незначительно изменилась — начали появляться примеры и сильных женских персонажей, и здоровых отношений. Но Дейенерис всё равно влюбляется в насилующего ее кхала Дрого, а мистер Биг и Кэрри Бредшоу не слезают с эмоциональных качелей на протяжении шести сезонов.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Миф о романтической любви, в центре которой находится совершенно не подходящий для союза мужчина, усугубляется тем, что ряд признаков абьюза маркируется в обществе как достойное уважения и восхищения поведение. Парень получил отказ, но всё равно преследует женщину? Молодец, умеет сражаться за любовь и добиваться своего! Муж предлагает жене бросить работу и заниматься исключительно домашними делами? Настоящий защитник и кормилец, который оберегает супругу и мать своих детей от «неженского» дела! В итоге первые признаки надвигающейся зависимости женщины просто не замечают, а потом уже становится слишком поздно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

От роз до издевательств: приемы, которые используют абьюзеры

Приемов, которыми пользуются абьюзеры, существуют десятки

Любой разговор об абьюзе сопровождается выяснением, куда же смотрела женщина и почему она не заметила зеленых свистков, которых хватило бы на новогодний кремлевский салют. Постфактум люди легко обнаруживают красные флажки, но попытки заметить их до начала отношений очень напоминают старую шутку из КВН: «Как узнать маньяка?» — «Если вы видите человека, руки которого по локоть обагрены кровью невинных жертв — знайте, перед вами маньяк!»

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Психологи сходятся на мнении, что абьюзивные отношения всегда начинаются с конфетно-букетной стадии, на которой манипуляторы ведут себя идеально. «Мужчина дает женщине чувство безопасности: я здесь, я с тобой, я тебе помогу, ты можешь на меня рассчитывать. Женщина раскрывается, проникается доверием и действительно получает от него поддержку: ты классная, ты сильная, я впервые встречаю такую замечательную девушку», — говорит клинический психолог и символдраматистка Елена Федорова. По ее словам, нередко абьюзеры ловят своих жертв во время кризиса: увольнения, переезда, болезни, потери близких.

За настойчивым вниманием, которое часто воспринимается как сила, надежность и умение заботиться о чужих потребностях, следует «смена курса»: резкость и вспышки агрессии, объясняет Белова. После них женщина пытается «подстроиться» под мужчину, понять, что она сделала не так, разобраться, почему изменился человек, который недавно был для нее опорой и другом. Абьюзер, в свою очередь, прибегает к манипуляциям: либо обвиняет партнершу в том, что она спровоцировала его на такое поведение, либо не ей дает уйти, напоминая, что он оказал поддержку в тяжелые времена, а сейчас она отказывает ему в том же.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Приемов, к которым прибегают мужчины, самоутверждающиеся за счет причинения боли и страданий другим людям, существуют сотни. И большинство из них совсем не похожи на «кровь невинных жертв», по которой маньяка можно узнать с первого взгляда. Мария Богданова отмечает, что у всех манипуляций абьюзеров есть общий знаменатель — мужчины стараются максимально снизить самооценку женщины. А играть на чужой уверенности в себе под рукоплескания толпы можно долго: токсичную критику легко выдать за искреннюю заботу.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Не так давно, например, комик Иван Абрамов заявил, что будет хуже относиться к жене, если та растолстеет. «Это нормально, — сказал он, — мужики так созданы, люди так созданы». Чем не красный флажок? Но никто не советует Эльвире Гисматуллиной немедленно разводиться с мужем. Да и сама она говорит: «Он считает, что через год можно прийти в форму. Он же хотел это донести. Я тоже считаю, что можно». Новость с этой цитатой Эльвиры читают миллионы женщин, отметив про себя, что год упреков за фигуру — дело житейское.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Возникает та же проблема, что и с опознаванием абьюзеров: их техники, направленные на разрушение личности, часто воспринимаются обществом как положительные действия. «Сиди дома, зайка моя, ты такая несамостоятельная, я сам всё решу» — такие слова нередко вызывают у подруг восхищенные вздохи: вот она, настоящая каменная стена! Но это лишь очередной способ подорвать уверенность девушки в себе, завернутый в красивую упаковку.

Почему же они не уходят?

Жертвы абьюза не уходят, потому что перестают благополучными
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Нередко женщина тратит годы на то, чтобы понять: ей не кажется, с этими отношениями действительно что-то не так. Ни психологическое, ни физическое насилие не начинается сразу: воду, в которой плавает лягушка, мужчины-манипуляторы нагревают медленно.

Это в «Тихом Доне» муж сразу после свадьбы избивает Аксинью. Современный абьюзер сначала рассказывает, как он нуждается в своевременной подаче ужина, через пару месяцев швыряет холодную котлету об стену, еще через три грубо хватает за руку, через полгода — толкает и лишь спустя несколько лет брака наносит первый удар. К тому времени женщина уже нередко полностью дезориентирована: шаг за шагом мужчина разрушил ее самооценку, изолировал от тех, кто мог поддержать, и только после этого начал беспрепятственно делать всё что хочет.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Возникает еще одна проблема: к моменту, когда красными флажками утыкано всё вокруг, женщина боится признаться, что не заметила их вовремя. Это в фильме про серийных убийц пострадавшую закутывают в одеяло и дают ей чашку какао. В жизни ты скорее окажешься в кабинете без окон, в лицо будет светить лампа, а сидящие за ней люди-силуэты начнут задавать вопросы: «Куда ты смотрела? Почему не поняла, что происходит? Может быть, тебе это нравилось?»

«В обществе стигматизируют женщин, столкнувшихся с насилием, — говорит Елена Белова. — Люди часто не понимают, как непросто осознать даже собственные чувства, когда ты находишься под постоянным прессингом». А Мария Богданова добавляет: нет благополучных женщин, которые остаются с абьюзерами, — мы перестаем быть таковыми, попав в сети манипуляторов. Важно понимать, что любая из нас может столкнуться с психологическим насилием и не распознать его вовремя. И лишь когда люди научатся не осуждать пострадавших, вероятность выбраться из такой ситуации станет для каждой нас гораздо выше.

Есть ли вина женщины в том, что она столкнулась с домашним насилием?
Да
Нет
Загрузка статьи...