Птичку жалко

Все друзья знают, что до двенадцати дня мне звонить нельзя – я сплю. И если бы еще недавно мне сказали, что в 10 утра я при полном макияже, с телефоном в руках буду всерьез раздумывать, где бы мне пообедать, я бы очень долго смеялась. Все дело в том, что я сова. <br />

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Все друзья знают, что до двенадцати дня мне звонить нельзя – я сплю. И если бы еще недавно мне сказали, что в 10 утра я при полном макияже, с телефоном в руках буду всерьез раздумывать, где бы мне пообедать, я бы очень долго смеялась. Все дело в том, что я сова.

Мама утверждает – это у меня с детского сада. Чтобы разбудить меня, ей приходилось вставать по утрам на час раньше (именно столько требовалось, чтобы поднять меня с кровати). К окончанию школы я научилась филигранно врать, что первого урока не будет. Кстати, я до сих пор не сильна в истории, именно этот предмет с девятого по одиннадцатый класс стоял в расписании первым. И я уже почти поверила, что являюсь просто патологической лентяйкой, пока однажды не узнала что моему страшному “недугу” есть объяснение. Мир, оказывается, делится на сов и жаворонков. Да здравствуют совы!

Спящая красавица
Меня просто убивает, когда кто-нибудь звонит мне в полдень и, узнав, что я только пару минут назад открыла глаза, недоумевает: “Живут же люди! Ну сколько можно спать! Кто рано встает, тому…” и далее по списку самых известных выражений про засонь и спящих красавиц. Между прочим, я сплю ровно столько же, сколько и те, кому “бог подает”. Просто часа в два ночи, когда они видят пятнадцатый сон, мы вместе с музой и компьютером, сидим, уютно устроившись на диване, и что-нибудь пишем. Потому что лучше всего нам пишется по ночам. В районе двенадцати у меня всегда начинается бешеная активность, и если еще пару часов назад я чувствовала себя уставшей, то в полночь могу свернуть горы. Например, пропылесосить пол во всей квартире (жаль, соседи не одобряют этих моих порывов), взяться за приготовление утки по-пекински или за четыре с половиной минуты собраться на вечеринку. А вот самое сладкое время для сна – это с семи до одиннадцати утра, сколько раз замечала: именно в эти часы просто невозможно раскрыть глаза. Если же по каким-либо причинам приходится совершать этот страшный акт насилия над собой, то вместо меня миру является красноглазый зомби. Не способный к мыслительным процессам, адекватным реакциям, положительным эмоциям, да и вообще к жизни в целом. Нет, я, конечно, встану с кровати, выпью кофе, накрашу ресницы, потом двадцать минут буду пытаться надеть туфлю с левой ноги на правую, сорок минут искать ключи от квартиры, выйду из дома без телефона и сумочки и через час обнаружу, что ресницы красные. Все-таки эти новые жидкие румяна по форме ужасно напоминают мою тушь! Особенно в девять часов утра. Вот поэтому, дабы избавить окружающих от созерцания “чуда” с красными ресницами в перепутанных туфлях, я живу так, как нравится моим биоритмам. Вернее жила. Пока в один ужасный день я не заразилась вирусом карьеризма и не вздумала устроиться на работу своей мечты. С классическим графиком “с девяти до шести”.