Почему поднимать самооценку вредно? Объясняет психолог

Ты наверняка очень много раз встречала в Сети статьи на тему «Как поднять самооценку?» — их сейчас не пишет только ленивый. Но надо ли это делать? Может, это вообще вредно? Спросили у психолога Анастасии Рубцовой — и вот что выяснили.
Почему поднимать самооценку вредно? Объясняет психолог

Мне часто говорят, причем малознакомые люди: «Ой, вы психолог, а у меня такая низкая самооценка. Есть способ ее повысить?»

А мне, честно говоря, вообще не кажется, что самооценку надо повышать. Мне кажется, ее надо учиться вырубать по желанию.

Самооценка – это оценка самому себе. И все рассуждения про «повысить самооценку» сводятся к тому, что «я себе раз за разом выставляю двойки и ругаю, а вы поставьте мне пятерку».

Тут хорошо бы понимать, что из всех бессмысленных вещей на свете ругать себя – самое бессмысленное. Вообще ставить себе оценки — нелепо, потому что непонятно, что мы оцениваем и в какой системе координат, но особенно ругать. Уж лучше водка и тяжелые наркотики. Во всяком случае не хуже.

Когда мы ругаем себя и критикуем, наш организм реагирует абсолютно так же, как если бы на нас нападал кто-то извне. Удивительно, но факт. То есть побои снаружи и самообвинения организм считывает примерно как одно и то же. В кровь выбрасывается тот же жгучий коктейль гормонов – адреналин, кортизол, норадреналин, катехоламин, вазопрессин и так далее.

Они полезны в том смысле, что могут спасти жизнь, когда за тобой гонятся.

И становятся ядом, когда сидишь, замерев, за рабочим столом или дома на кровати, и яростно себя ругаешь – за то, что сделал или за то, чего не делал, или за то, чего не сможешь сделать никогда.

Потом чувствуешь себя отравленным, как с похмелья.

Или больным, как при начинающемся гриппе.

Или избитым, как будто встретил гопников в подъезде.

Зачем психика совершает этот мазохистический кульбит? Потому что без какой-то, хоть минимальной, неочевидной выгоды психика вам ничего делать не будет, имейте в виду.

Как правило, она воспроизводит привычное (яростнее всего критикуют себя те, кого много критиковали, и те, кто вырос в окружении людей мазохистических, для них свист внутреннего бича – как воздух и вода). И тогда выходит, что избивать и оскорблять себя больно. Но иногда это единственный способ бессознательно вернуться в родную гавань, чтобы там хоть как-то успокоиться.
Опять же процесс самообвинений обычно хоть и болезненный, но управляемый: бить-то мы себя бьем, но не до смерти, травить травим, но не до реанимации. И в этой управляемости психика тоже находит удовольствие, как в страшном фильме, когда знаешь, что будет хеппи-энд.

В общем, запомним, что самокритика и самообвинения почти всегда вылезают тогда, когда нужно пережить разочарование и провал. И успокоиться.

Чтобы нейтрализовать этот тошнотворный поток, нужно попробовать решить те же задачи иными средствами.

Успокоиться.
Пережить разочарование.
Пережить провал.
Всё это, кстати, нетривиальные задачи.

Особенно успокоиться. И то, что помогает мне (допустим, поход по магазинам, художественная книжка и акварель), моим друзьям не помогает вообще. Они смеются мне в лицо, особенно про магазины. Особенно про акварель. А то, что помогает им (спорт, кино, печенье с молоком, лекция по конкурентному авторитаризму, парикмахерская, прыжки с парашютом), соответственно, для меня не сработает.

Но есть более-менее универсальный медитативный рецепт: сесть поудобнее в тишине и попробовать внутри себя воссоздать ощущение уюта, тепла и безопасности. Ощущение, когда сидишь – укутанный, пришедший с мороза – в носочках, с приятными людьми и чем-то вкусным.
Это делается, чтобы переключиться на ощущение «я дома, я в безопасности» вместо оценочного «я хороший/плохой/ужасный/ленивый». Я подозреваю, что носочки — тот рычаг, который вырубает самооценку напрочь.

Еще одно состояние, в которое можно переключиться из бесконечного самооценивания, – это «состояние шведской учительницы», я его про себя называю так. Немолодой учительницы из Стокгольма в свитере, разумеется, с оленями и в очках. Она, разбирая конфликты между детьми, конструктивно и по-доброму говорит: «Давайте подумаем, что каждый из нас может сделать, чтобы в следующий раз было по-другому».
Они правда так говорят, шведские учителя.
Мне рассказывали очевидцы.

Иногда этой фразой можно довольно ловко вырубить и обвиняемого, и обвинителя внутри.

А потом быстро носочки.

Фото: Getty Images