Личные нюансы

Заходишь на страничку одноклассницы на каком-нибудь всем известном сайте, а она там, на страничке, голая. Ну то есть вот совершенно. Даже если очень красиво снято, но ведь голая же! Вы бы что подумали? Привлечение внимания? Борьба с комплексами? Эпатаж? Мол, вот я какая раскрепощенная? Не то что в школе. Мы поговорили с девушками, которые не стесняются публиковать свои фотографии в жанре ню в открытом доступе в Интернете.

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Заходишь на страничку одноклассницы на каком-нибудь всем известном сайте, а она там, на страничке, голая. Ну то есть вот совершенно. Даже если очень красиво снято, но ведь голая же! Вы бы что подумали? Привлечение внимания? Борьба с комплексами? Эпатаж? Мол, вот я какая раскрепощенная? Не то что в школе. Мы поговорили с девушками, которые не стесняются публиковать свои фотографии в жанре ню в открытом доступе в Интернете.

Марсианка

Сава (27)
технический редактор

Раньше ее звали Таня Петрова. Теперь она – Сава Дубровская. По паспорту. Дубровская – папина фамилия, а имя она поменяла на спор. Выиграла ящик пива. Сава – это от ника savage – “дикая”. Так ее звали друзья. А теперь все так зовут, кроме родителей. Таня Петрова была отличницей, играла на фортепиано и думала поступать в консерваторию. Сава делает татуировки, фотографируется ню и меняет Питер на Новосибирск, потому что там живет любимый.

Я с детства хотела попасть на концерт Милен Фармер. И вот наконец попала и подумала, что это надо как-то отпраздновать. Ну и к тому же давно хотелось попробовать, как это – быть лысой. Муж был в шоке. Ну, точнее, о том, что я планирую это сделать, он знал, но результат его ошеломил. А потом мне один из знакомых сказал в шутку, что есть фотограф, который ищет бритую наголо модель. Я похихикала и решила: почему бы и нет? Получились две фотосессии. Одна из них была на пленэре – под кодовым названием “Марсианка”. После этого меня звали сниматься еще много раз, но с условием, что я опять наголо побреюсь.

А я как-то не готова свои свежеотпущенные волосы стричь. Родители, конечно, в курсе. Один из снимков мама нежно любит и держит заставкой на телефоне. Правда, я не уверена, что она показывала ЭТО отцу (он у меня далек от Интернета). Фотографии с другой сессии мама вообще видела на выставке в Манеже, была очень впечатлена.

По поводу коллег… Ну мысль “А что будет, если начальник увидит?” иногда возникает. Но, с другой стороны, ну увидит и что? Уволить за это не могут. Зажать в темном углу и предложить неуставные отношения? Как-то не верится мне в такую неадекватность собственного начальства, все-таки я весьма тщательно выбираю места работы. Что касается знакомых, то девушки обычно комплименты говорят, адекватные мужчины просто не упоминают про эти фотографии, неадекватные утверждают, что они мегафотографы и обязательно хотят меня поснимать, желательно ню. Отшивать их – особенное удовольствие. Одноклассницы пишут: “Как ты изменилась!” Ну да, на фотографиях, где я лысая и голая, я слабо напоминаю отличницу – надежду школы. Муж как реагирует? Ну, у нас у каждого свое личное пространство, причем немаленькое. Единственное – он волновался, что я “у незнакомых мужиков снимаюсь, мало ли что”. Но результат ему понравился. Во время съемки не стесняюсь абсолютно. В студии же сразу понятно, что ребята собрались не “на бабу голую пялиться”. Тут все просто: как себя поставишь – так на тебя смотреть и будут. Съемка – это работа, причем тяжелая. У меня после съемок все мышцы болят покруче, чем после тренировок. А если тебе хочется, чтобы тебя сальными взглядами оглаживали и хотели – так тебя и “захотят”. У меня на сальные взгляды аллергия, поэтому проблем не возникало ни разу и стеснения тоже. Я, конечно, не Анджелина Джоли, но и не страх божий, что уж греха таить.

Фотографы, с которыми я работала, очень приятные люди. Вот этот снимок, “с попой”, был в одном журнале из тех, что в клубах бесплатно распространяют. Подруга просматривала от нечего делать и узнала тело со знакомыми татуировками. Прибежала восторженная и чуть ли не автограф просила! Буквы на пояснице – это французская аббревиатура quotient intellectuel ce qu’il fallait demontrer (“IQ, что и требовалось доказать”), то бишь “думаю я тем местом, где у меня татуировка”, такое хулиганство для посвященных. Муж говорит, это абсолютно точное резюме всей моей жизни, прошедшей, настоящей и будущей”.

Подарок Деда Мороза

Ксения (30)
специалист по защите информации

Ксения из тех, про кого говорят “харизматик”. Она невероятно искренна, женственна и обаятельна. У нее куча друзей и знакомых. Она занимается танцами, любит фотографировать и растит чудесную дочь. И еще иногда пробует себя в качестве модели и публикует снимки, в том числе ню, в сетевом дневнике и на собственном интернет-сайте.

Тем летом меня бросил муж. Мне было очень плохо: я себя вообще не ощущала женщиной, а уж тем более привлекательной, самооценка была ниже нуля. И вот, чтобы хоть каким-то сторонним взглядом увидеть в себе эту привлекательность, я решилась на первую в своей жизни студийную эротическую съемку. У меня был друг-фотограф и по совместительству начальник, который меня и раньше уговаривал попробовать сняться ню. Муж был против, а тут сдерживающего фактора не стало – и я согласилась. Стеснялась страшно. Пришлось ему бутылку вина мне споить, чтобы я расслабилась. Потом эти фотографии я выложила в сетевом дневнике, и ко мне в журнал пришло много новых людей. Среди них был человек, который спустя полтора года стал моим любимым мужчиной. Сначала мы долго общались в ЖЖ, а потом под Новый год встретились – и с тех пор вместе. Он приехал ко мне праздновать – и я сначала чуть с ума не сошла от его роста, потому что до этого видела его только на фото и была уверена, что его рост около 170 см, а он оказался 194. А потом был праздник, куча народу. В разгар праздника он меня приобнял, а я “завернулась” в его руки, и он “все понял сразу”. И… это был мне такой всамделишный подарок Деда Мороза.

А вот не сфотографируйся я тогда, не выложи – кто знает, может, и не пересеклись бы пути… После первой съемки было еще несколько ню-фотосессий у разных фотографов. А с Женькой мы вместе участвовали в одном частном проекте “Люди в одежде и без”: как меняются поведение, позы, выражение лиц моделей в зависимости от того, одеты они или раздеты. Вот, по словам фотографа, когда я обнажена, я “камеру соблазняю”, а в Жене не изменилось ровным счетом ничего. Меня спрашивают иногда, не боюсь ли я публиковать откровенные фото в Интернете? Я не очень понимаю, чего мне бояться. У тех, кого теоретически это может как-то неприятно задеть, я предварительно спрашиваю разрешения. У мамы тоже есть ЖЖ – она видит и комментирует, папе это непонятно и неинтересно. Любимый человек либо в курсе и не против, либо сам принимает участие в съемке. Что плохого мне можно сделать? Распечатать фото и прислать на работу начальству? Начальство хлопнет меня по плечу и выпьет со мной виски. Предыдущее начальство вообще меня снимало в таком виде само. В процессе съемки я боюсь выглядеть небезупречно, у меня есть комплексы, да, но когда публикую фотографию, я же вижу, что выкладываю. У меня нет ощущения “сакральности” моего обнаженного тела, мне не стыдно, не неприятно… А публикация в открытом доступе – это желание поделиться восторгом, ну и такое немного хвастовство: мол, а вот какая я красивая!”

Кукла

Катя по образованию лингвист. Училась в Женском институте Энвила в Минске, правда, недоучилась. Уехала в Америку. Три года назад купила полупрофессиональную фотокамеру и начала снимать, в том числе автопортреты в жанре ню. Свои работы она публикует в “Живом журнале”, на фотосайте и на “Одноклассниках”, но модераторы многие снимки поудаляли: не формат.

Я нигде не училась фотографировать. Теорию не читала, мне она плохо дается. Просто взяла в руки фотоаппарат – и стала снимать. В жанре ню вот тоже решила попробовать. Моя мама – руководитель театра стриптиза в Минске. “Театр ню” называется. Лет 10 назад он был жутко популярен: они ездили на гастроли в разные страны. Сейчас по политическим причинам не ездят. Вот у меня, наверное, мамины гены. Я несколько раз снималась у профессиональных фотографов, но мне не очень понравилось. В первый раз мне было как-то неуютно – фотограф был старше меня и не способствовал расслаблению атмосферы. Потом привыкла, и больше уверенности в себе появилось, но все равно предпочитаю сама себя снимать, потому что я всегда знаю, чего хочу добиться от картинки. И когда в “Живом журнале” публикую, “френдам” почему-то нравятся только автопортреты. Фотографии других авторов они всегда бракуют. Еще я как-то снималась в документальном фильме. Я просто искала работу фотомодели, мне позвонили и предложили сняться в кино на тему “Как снимать эротические фильмы дома”. Там нужно было позировать обнаженной. Сама не знаю, как решилась. Деньги нужны были или слава… Кстати, я не являюсь девушкой модельной внешности: при росте 162 см вешу 60 кг. Им нужен был именно такой тип.

Мама тогда сказала, что мы с фотографом не нашли взаимопонимания. А автопортреты ей нравятся. Ее любимый – тот, где я с кринолином. И у моего бойфренда этот любимый. А вот когда меня другие фотографы-мужчины снимают, его бесит. Папа волнуется, что когда я стану знаменитой и богатой (не как фотограф, а как бизнесвумен – я работаю брокером по продаже бизнесов) – а он в это очень верит, – то мои снимки кто-то найдет, как когда-то у Мадонны, опубликует – и будет скандал. А я – нет, не боюсь. Мне 25 лет. Я взрослый человек. Кого мне бояться? Это же искусство. Когда человек идет в музей и видит голых женщин, ему же не приходит в голову спрашивать, как они на такое пошли, и не осуждает их. В фотографии для меня главное – оригинальность. Не люблю просто красивые тела под хорошим светом. Их навалом. По мне нужно, чтоб была идея, своя история у фотографии. Вот, к примеру, снимок, где я в юбке. Я в нем похожа на куклу, как мне кажется. Вот я и хотела, чтобы получилось что-то вроде эротической куклы, поэтому щеки и ресницы ярко накрасила. Фотографии не обязательно должны вызывать положительные эмоции. Главное, чтобы эмоции были. Самое плохое – когда отношение безразличное. Я стараюсь удивлять. Вот как-то интересовалась темой БДСМ в сексе. Подумала, что в каждом человеке есть что-то от обеих сторон. И как раз дома были белые чулки и хлыст. И я сделала коллаж из двух фотографий, где я в разных образах. Знакомые профессиональные фотографы говорят, что у меня неплохие идеи, но есть над чем работать: свет, композиция, обработка фотошопом. Я сейчас об этом ничего не знаю – все по интуиции делаю на глаз. Я бы хотела выучить все это и заниматься фотографией профессионально”.