Серьезно? Легко!

Серьезность – двигатель прогресса? Или его тормоз?...

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

«Тот самый Мюнхгаузен» был уверен, что серьезное лицо еще не является признаком ума. Тем не менее очень часто эффективная работа и успешная карьера ассоциируются у нас именно с таким качеством, как серьезность. Серьезность – двигатель прогресса? Или его тормоз?

 
Корпоративная логика
Большинство из нас с детства только и слышит: будь серьезнее, отнесись к этому серьезно, твое легкомыслие вечно все портит… Стоит ли удивляться, что, вырастая, мы начинаем воспринимать эту самую серьезность как одну из стилеобразующих характеристик нашей жизни. Жизни в целом и работы – в особенности.
По традиции серьезная мина всегда считалась цеховым атрибутом таких профессий, как врач, юрист, финансист, учитель. В последнее время этот список значительно расширился. Трудовые будни большинства современных служащих насыщены корпоративной этикой от и до. Воспринимать ее «показано» серьезно. В противном случае в начальствующей голове выстраивается незатейливая логическая цепочка: ты не уважаешь дресс-код (не выполняешь распоряжения шефа от точки до точки, не сидишь на работе до 11 вечера – нужное подчеркнуть) – ты не относишься серьезно к работе – ты плохой сотрудник. И не важно, что прямая зависимость между форматом «белый верх – черный низ» и производительностью труда никем не доказана. Корпоративные аксиомы не требуют доказательств.
 
Белый верх…
Тридцатилетняя Настя никогда не понимала корреляции между школьной формой и успеваемостью: «галстук выглажен – «четверку» заслужил». «Для меня это всегда было просто мукой: пиджак, в котором не разогнуться, юбка невнятного покроя – как вообще на чем-то можно сосредоточиться, когда чувствуешь себя, как килька в банке? Когда начались все эти корпоративные игры, сразу вспомнила школу… По образованию я филолог и на заре своей карьеры работала в одной финансовой структуре пиарщицей. Уровень доходов там впечатлял. Но эти бесконечные требования «соответствовать», относиться серьезно к малейшему телодвижению шефа стали для меня настоящей пыткой. Было впечатление, что длина юбки или сам факт сидения в конторе по окончании рабочего дня играет большую роль, чем выполняемая работа. После полугода мучений я оттуда ушла, сегодня тружусь в одном из интернет-изданий. Работы очень много, я все успеваю, и никого при этом не волнует, как я одета и каким лаком у меня накрашены ногти».
По мнению консультанта по трудоустройству, психолога Антона Несвитского (www.zerkalodushi.ru), важно уметь разграничивать такие понятия, как «призвание» и «корпоративная среда». Если к первому есть смысл отнестись со всей серьезностью и ответственностью, то второе вряд ли стоит больших затрат. «Призвание – это, по большому счету, способ самовыражения. Это то, в чем человек может состояться, выразить свой взгляд на мир, то, чем он может реально принести пользу себе и другим. Своим делом человек способен заниматься в разных условиях, и отчасти эти условия он может выбирать сам. В то же время социальная значимость, статус в обществе во многом зависит от капризов среды, моды, от прихотей начальства, в конце концов. Эти понятия весьма непостоянны, и привязываться к ним душой довольно опасно».
 
Болеем работой
Понятно, что соответствовать в полной мере всем правилам, «узаконенным» в той или иной структуре, далеко не всегда реально. Подобное стремление чревато не только расположением начальства – невроз и синдром хронической усталости прилагаются к нему «в комплекте».

ТАТЬЯНА,
ресёрчер рекламного агентства:

«Наша корпоративная система – это просто страшный сон. Дело в том, что наш босс – американец. Ну, знаешь, из тех, кто много чего слышал про «этих нерадивых русских» и решил научить нас «родину любить». Время прихода в офис у нас отмечается в специальной регистрационной книге, опоздал минут на семь – вычтут из зарплаты; обед строго по расписанию, причем если в это время у тебя переговоры с клиентом – твои проблемы; в конце каждого дня ты должен заполнить лист, в котором с точностью до получаса расписано, как ты провел день. Прибавь к этому постоянные, нигде не учитываемые сверхурочные – и театр абсурда готов.
Первое время я старалась соответствовать всем этим требованиям – с большим трудом получила эту работу, и потерять ее мне не хотелось. Я сильно переживала, в результате началась бессонница, появились хронические головные боли. После очередного скандала с мужем на «рабочей» почве стала думать об увольнении. В конце концов, здоровье и семья дороже. Как-то в курилке я разговорилась с нашей пиарщицей, которая, в отличие от меня, всегда была спокойна. Она сказала: «Милая моя! Это всего лишь работа! Не надо реагировать на все распоряжения Джона как на сирену бактериологической атаки. Научись относиться к этому проще». Я задумалась: в самом деле, зачем воспринимать все так, словно на карту поставлена жизнь? Успокоилась, перестала психовать по поводу и без, научилась пропускать часть замечаний босса мимо ушей. В результате скоро будет три года, как я здесь работаю, и вполне всем довольна».
 
Интуитивное открытие
Антон Несвитский повторяет известную мудрость: делай, что должен, и будь что будет. Именно так стоит относиться к работе. Чрезмерно серьезное отношение не оставляет возможности принимать себя несовершенным (а кто застрахован от ошибок?). «Следствием такого отношения часто становятся хроническая усталость, проблемы со здоровьем, сложности в личных отношениях, – говорит Несвитский. – Конечно, человек, зависимый от среды, может быть выгоден компании и может достичь успеха на определенном этапе карьеры. Но он «не выгоден» самому себе. Ситуация на службе изменится – и ему это грозит настоящей трагедией. Работу всегда можно сменить, поменять круг партнеров и коллег. Куда сложнее вылечить нажитые болезни и восстановить личные отношения, загнанные в тупик благодаря работе».
 
Всё хаханьки
Самой работе, как ни странно, излишняя серьезность тоже не всегда на пользу. Мысли о том, чтобы «быть на высоте», «соответствовать» с легкостью могут вытеснить сам рабочий процесс. Максимум ошибок мы обычно совершаем «на нервах». Несмотря на все твои усилия и старательность, начальник никогда не бывает вполне доволен? В чем причина? Возможно, ты просто не на то расходуешь свои силы – львиная их доля уходит на переживания и поддержание «хорошей мины».

АНЯ, журналист:
«Я работаю в еженедельнике, посвященном образованию. Мне очень часто приходится общаться с серьезными и занятыми людьми – это ректоры различных ведущих вузов, профессора, кандидаты наук и т.п. Поначалу я жутко рефлексировала: мне казалось, что надо быть очень серьезной, чтобы с тобой захотели общаться».
Интервью у Ани получались сухими, «застегнутыми на все пуговицы». Потом она поняла: да, ты не можешь знать всего, что знает ректор МГУ… и вряд ли тебе это нужно. Но когда ведешь себя доброжелательно, когда можешь пошутить или даже сказать глупость, все получается намного легче и естественнее.
Доля здорового цинизма полезна в любом деле – этот постулат известен не только «вольным стрелкам» творческих профессий, но и опытным кадровикам. Антон Несвитский убедился: чем менее официальна атмосфера (не путать с панибратством!), тем проще заключить любую сделку и добиться положительных решений.
«Если человек занят своим делом, но не слишком боится потерять работодателя и статус – это самый эффективный сотрудник, – уверен Несвитский. – Он, быть может, менее управляем, им сложнее манипулировать, но мудрый начальник поймет, что такой работник сделает все от души, а не из страха». Страх, пожалуй, самый серьезный противник эффективной работы. И когда серьезность содержит компонент страха, она способна убить любые начинания, испортить характер даже самому неисправимому оптимисту.