НУ и полет!

В списке предлагаемых мной тем для рубрики “Проверено на себе” было “поплавать с акулами у берегов Кубы, съесть пиццу – прямо сейчас… ну или побывать стюардессой”.

В списке предлагаемых мной тем для рубрики “Проверено на себе” было “поплавать с акулами у берегов Кубы, съесть пиццу – прямо сейчас… ну или побывать стюардессой”. Последнее сразу утвердили в качестве задания. Так и не увидев пиццы, я узнала, что лететь мне можно на выбор в Киев, Новосибирск или в Новый Уренгой. Маршрут я выбрала самый поэтичный и Ямало-Ненецкий. НУ, погоди! (Для непоэтов: НУ – это Новый Уренгой.)

РЕАКЦИЯ РЕДАКЦИИ
Почуяв, что НУ – это нефть и газ, редакция повеселела: “Среди стюардесс очень высокий процент жен олигархов, а на Севере – сплошная нефть… Машка, рассовывай там всем подряд свои визитки. А лучше – наши!” - доносилось с разных сторон. “А что ты будешь делать, если там одни пьяные нефтяники? И все едут работать вахтовым методом?” - испугалась мама. Но прочь такие мысли. Авиация не терпит трусов, поэтому – от винта!

ПОДГОТОВКА
Вставать перед перелетом пришлось рано. “Ого, будешь в форме?” - хором эсэмэсили все знакомые существа мужского пола. Ан нет. Формы не дождетесь – я пробная стюардесса, не настоящая. Точнее, пробный бортпроводник. На настоящего надо учиться два месяца в специальном центре обучения – географии, психологии, обслуживанию пассажиров, правилам авиаперевозок, работе с аварийно-спасательным оборудованием, английскому языку, основам медицины (а вдруг придется роды на борту принимать!), сдавать экзамены перед отборочной комиссией, пройти медосмотр и собеседование… Наконец, налетать 30 стажерских часов и получить-таки допуск к работе на внутренних авиалиниях и звание бортпроводника третьего класса. А потом – медосмотр раз в год и серьезная Врачебно-летная экспертная комиссия – раз в два года. Позже, в зависимости от часов налета, повышение: до второго класса при налете в 2000 часов, до первого класса – в 3000 часов. Кроме того, можно получить допуск к международным воздушным линиям. Надеюсь, никого не смущает слово “налет”? Мы же не про зубы…
Итак, настоящие стюардессы должны регистрироваться в аэропорту за два часа до отправления в рейс, проходить отдельный (не пассажирский) контроль, подниматься на борт и сразу приступать к работе: первым делом тщательно искать посторонние объекты, потом проверять безопасность всех систем и санитарные условия. Стандартно на борту четыре бортпроводника, но может быть и больше в зависимости от типа самолета и длины перелета, и каждый несет ответственность за что-то свое. Одна – за прием питания и посуду (у нас это была Оля). Другая – за мягкий инвентарь: пледы, газеты и т.д. (за это отвечала другая Оля). Третья – за груз: почту и багаж (кстати, чтобы это проконтролировать, надо заходить с улицы, а не с пассажирского борта); этим занималась Света. Четвертая – за безопасность полетов и санитарные условия (эта работа досталась Ларисе). Кроме того, у каждого бортпроводника в зоне ответственности есть дверь, которую нужно “заряжать” и “разряжать” аварийным трапом при взлете и посадке.
Обо всем происходящем в лайнере стюардессы докладывают старшему бортпроводнику, та – командиру корабля. Кстати, бортпроводники охраняют кабину командира экипажа: каждые 15 минут у них по расписанию контроль кабины пилотов. В этом смысле российская техника круче аэробуса – там не два, а четыре пилота и есть тумблеры… В Новый Уренгой мы полетели на новеньком аэробусе А319 компании S7 Airlines. Наш самолет был рассчитан на 128 мест. Этим рейсом летели довольно много пассажиров, в том числе стажер Женя (это ее второй перелет) и старший инструктор бортпроводников Ольга Курко. Ее-то я и мучила своими вопросами.