Cosmopolitan 20 лет: главные редакторы журнала говорят об эволюции отношений

Cosmopolitan появился в России, когда менялась не только жизнь, но и отношения между мужчиной и женщиной. Сегодня его главные редакторы собрались, чтобы обсудить, к чему привела эта эволюция.

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Лучшие эксперты в вопросах любви и отношений – люди, которые всегда имели к этой теме профессиональный интерес. За круглым столом собрались основательницы Cosmopolitan в России – Эллен Фербеек и Елена Мясникова, сменившие их в 2004 году Яна Лепкова и Лена Васильева, а также нынешние главные редакторы Аля Баданина и Полина Сохранова. Модерировал дискуссию Евгений Додолев – журналист телеканала “Москва-24” и мужчина, который на все имеет свой взгляд. 

Евгений Додолев: Поздравляю вас с тем, что российскому Cosmopolitan исполняется 20 лет, и вы причастны к этому большому и очень важному для нашей страны проекту. Как вы считаете, в чем главное отличие нашей читательницы Cosmo от западной?

Эллен Фербеек: Спасибо, Евгений, мы очень рады быть причастными! Я думаю, что русские девушки с куда большим удовольствием ухаживают за собой и любят сексуально одеваться. В этом они похожи на итальянок, а не на француженок, как можно подумать. 

Слева направо: Аля Баданина и Полина Сохранова, Данила Малахов

Елена Мясникова: Да, итальянки обожают носить меха и ходить на работу на шпильках. Мы тоже так делаем, стремимся к “красивому”. 

Эллен: Кроме того, россиянки серьезнее относятся к работе. В Европе девушки учатся в университете до 24 лет, потом еще долго путешествуют по миру и ничего не делают. А здесь в 22 года они более ответственные, уже плотно занимаются карьерой. 

Полина Сохранова: Это как посмотреть! Мы получили около 1000 писем на конкурс “Попади на обложку”, и большинство девушек – а они отовсюду, из всех городов нашей страны – пишут о том, как они хотят встретить любовь, родить детей, а многие уже молодые мамы. Гораздо реже они рассказывают о хобби, деле жизни, работе. 

Аля Баданина: Наверное, это связано с тем, что сейчас карьерные стремления немного утратили важность для молодых женщин.

Яна Лепкова: Это эффект качелей. Когда Cosmo появился в России 20 лет назад, все были очень воодушевлены тем, что у женщин появилась возможность самореализоваться, и ломанулись скорее зарабатывать себе на помаду и BMW. Сейчас качели двинулись в обратную сторону. 

«Как ни странно, но для современных женщин карьера уже не так важна, как 20 лет назад»

Полина: Мода на агрессивный феминизм прошла. Теперь девушки менее категорично настроены, чем в 1994-м. 

Евгений: Мне кажется, или в Cosmo вообще всегда его чурались?

Эллен Фербеек , Данила Малахов

Эллен: Нет, наоборот! Мы его поддерживаем, только жаль, что само слово получило в России негативную коннотацию. Журнал изначально основан на принципах этого движения: Хелен Герли Браун, которая руководила изданием с 60-х годов, сумела объединить их и сексуальность в одном журнале. Получился Cosmopolitan – такой, каким мы его любим. Девушка Cosmo всегда стремится быть лучше, достичь совершенства во всем, что делает, и это тоже феминизм. 

Елена: Просто в России термин ассоциируется с асексуальностью, а феминистки считаются сплошь лесбиянками. Поскольку Cosmo однозначно сексуален и гетеросексуален, кто-то считает его антифеминистским. И зря. 

Полина: Но наши читательницы все равно довольно агрессивно реагируют на само слово “феминизм” и все, что на него намекает. Даже героини статей говорят, что равноправие не доведет до добра, причем среди них есть известные, умные женщины. Я очень удивилась, прочитав такое высказывание в одном из интервью. 

Елена: Полин, это просто очередное колебание маятника. 20 лет назад некоторые идеи воспринимались на ура, поскольку в стране, где “секса нет”, они были откровением. Сейчас мы живем так, как советовали тогда, а абсолютное счастье все равно не наступило.

Евгений: Может, дело в мужчинах? Эллен, вы, наверное, знаете: чем русский мужчина отличается от европейского, от западного? 

Эллен: Он избалован вниманием. Чаще всего россиянин – единственный ребенок в семье, залюбленный бабушками. У него огромный выбор красивых умных женщин, он не привык помогать по дому в отличие от голландцев, например. 

Елена: И не занимается детьми, насколько я знаю из разговоров с подругами. У нас до сих пор нет полноценного партнерства, которое давно существует на Западе. Возможно, в будущем мужчины изменят отношение к женщине и примут ее как равнозначную себе личность, но сейчас этого нет. 

Евгений: Вы хотите сказать, что в России не существует равноправия?

Лена: Я уверена в этом. К сожалению, его до сих пор нет.

Елена: Многие женщины сами идут на большой компромисс с собой, стремясь создать и сохранить счастливую семью. 

Эллен: А я на днях где-то прочитала, что Россия – первая страна в Европе по числу женщин-топ-менеджеров. Это заметно и у нас в Independent Media, и в других компаниях, например, в РБК – там работает мой муж. Русские женщины умные и сильные, и сделать карьеру в России им несложно, у них есть для этого возможности, хотя в политике их мало. 

Яна Лепкова, Данила Малахов

Яна: На фоне всего этого у российского представителя сильного пола развился синдром Гоши из фильма “Москва слезам не верит”: ты директор, я слесарь, но я все равно буду все решать, запрещать тебе то и это, потому что я мужик и я так сказал. Они все еще не готовы договариваться с женщиной, хотя она уже давно доказала, что заслуживает уважительного отношения к себе.

Евгений: Да, звучит неутешительно. Но подождите, неужели мужчины не изменились за 20 лет существования журнала? Что отличает их образца 1994-го и их же – образца 2014 года? 

Эллен: Нет, почему, они изменились! Стали красивее и здоровее. Через два-три года после появления Cosmopolitan наш издательский дом запустил Men’s Health. Нам тогда говорили: “Вы что, с ума сошли?” В Москве на тот момент существовал один-единственный фитнес-клуб, читателям просто негде было применять советы журнала на практике. А сейчас столько спортивных центров появилось, мужчины начали заниматься и стали ухоженными, модными.

Яна: А меня, наоборот, смущает их метросексуальность. Такое пристальное внимание к своей одежде, правильным носочкам, истеричес­кая погоня за коллекциями – это за гранью.

Данила Малахов

Аля: Интересно, что еще три-четыре года назад молодые люди, ухаживающие за ногтями, мне казались несколько странными. Сейчас же это в порядке вещей. В Европе, в США самые обычные отцы семейства как бы между прочим отправляются в салон, чтобы сделать маникюр и педикюр. Я недавно видела это в Майами, и нас это тоже ждет сов­сем скоро. Хотя согласна, иногда встречаются мужчины, слишком уж напоминающие женщин.

Евгений: Не кажется ли вам, что на самом деле это кризис неразличения? Когда мы не можем отличить мужчину от женщины – это симптом болезни социума. 

Эллен: Если вы о Кончите Вурст, то я уверена, что это была просто шутка! В России этого кризиса неразличения, как мне кажется, нет.

Яна: У нас это скорее следствие бума 90-х годов на женскую самостоятельность. Мы, сами того не подозревая, вырастили вот такое прекрасное поколение мужчин. Они совершенно спокойно себя чувствуют, зная, что подруга в состоянии самостоятельно заработать на BMW.  

«Женщина-президент в России? У нас даже первой леди нет, а когда женщин прячут на таком уровне, что уж говорить о большем!»

Аля: А мне кажется, и я хочу в это верить, что мы вступили в сле­дующую стадию партнерства, гармонии между полами. Женщины достаточно наигрались, построили карьеру, поменяли несколько тех самых BMW и теперь спокойно могут заниматься и карьерой, и семьей – одновременно или в разные периоды жизни. Мужчины и женщины меняются ролями, помогают друг другу в бизнес-вопросах, занимаются детьми, путешествуют, им не скучно вместе и им комфортно порознь. Это я и называю партнерством.

Полина Сохранова, Данила Малахов

Лена: Да, в этом плане действительно кое-что изменилось. Я помню себя в 23 года – была тогда главным редактором Cosmopolitan Beauty. Молодой человек, с которым я тогда встречалась, довольно пренебрежительно и даже жестко относился к моей работе. 

Елена: Может, потому, что ты оканчивала МАИ, и он ожидал, что ты будешь самолеты строить? 

Лена: Отчасти. Но еще и потому, что мы были очень молоды и не готовы к компромиссу. Я чувствовала давление, ощущала настоящее желание меня сломать. Сейчас такого нет. Со мной в редакции работают мужчины 27-28 лет, и мы часто обсуждаем отношения. Они говорят, что сильная женщина – это здорово, это возбуждает, хочется ее завоевать. Так что за это время мужчины изменились не только внешне, но и внутренне.

Евгений: Говорят, что за каждым успешным мужчиной стоит женщина. Вы согласны с этим утверждением?

Полина: Нет.

Евгений: Нет?! Почему?

Полина: Такое бывает, наверное, и не зря Ги де Мопассан написал об этом прекрасный роман “Милый друг”. Но я думаю, что чаще встречаются удачные партнерские союзы, где люди равноценно влияют друг на друга. Так что, знаете, я бы не отдавала женщине кубок первенства, как будто она пришла к никчемному мужчинке и сделала из него что-то. 

Яна: Ты знаешь, тут есть один нюанс. Я думаю, что ситуации “пришла, и оба-на – слепила из него Барака Обаму” не может быть в принципе. Чтобы мужчине встретилась такая женщина и у них что-то получилось, в нем изначально должны быть заложены определенные качества. Тогда зерно упадет на плодородную почву. И нам, девушкам, интуиция и мозг нужны для того, чтобы разглядеть эти положительные черты в мужчине. Некоторые успешные в бизнесе или творчестве женщины не обладают таким чутьем, поэтому несчастны в личной жизни.

«Современные мужчины спокойно себя чувствуют, зная, что подруга может сама заработать на BMW»

Аля: И не пошли вовремя на какие-нибудь курсы! (Смеются.)

Полина: Вы смеетесь, а сейчас, кстати, настоящая мода – курсы вед. Тебе там объясняют, что надо быть всегда нарядной, красивой, приветливой, ходить в юбке до пола. Основная аудитория – женщины-топ-менеджеры. Они ощутили, что доросли до какой-то позиции, стали много зарабатывать, а отношения с мужчинами не складываются. И теперь заново учатся быть женщинами на этих занятиях. Жутко популярная штука сейчас в Москве!

Яна: А еще очень популярны курсы минета.

Аля: Вот, наконец-то это слово! (Смеются.) Мы с Яной договорились, что оно должно прозвучать.

Елена Мясникова, Данила Малахов

Яна: Одна моя знакомая была на таких и рассказывает, что в группе непременно есть девушка, которая в процессе манипуляций с тренажерами говорит: “Мне противно, почему я должна это делать?!” При этом пришла-то туда абсолютно добровольно! Спрашивается, зачем? Хочет что-то получить от мужчины или просто боится, что ее бросят?

Евгений: Так уж боится? Без мужчины нет радости в жизни? Какую, кстати, позицию занимает по этому поводу журнал Cosmopolitan: обязательно ли женщине для счастья нужна вторая половина или она может быть самодостаточной? 

Полина: Я за версию о самодостаточности. Девушка должна прежде всего научиться слышать себя, найти то, что и без него рядом делает ее счастливой, будь то работа, дети или что-то еще. 

Аля: Я согласна. В определенные периоды жизни женщина может обойтись и без него. Например, когда она увлечена профессией, отношениями с подругами, хобби, учебой, чем угодно другим. Я не говорю про всех, потому что 90% девушек после тридцати или сорока лет не хотят быть одинокими.

Аля Баданина, Данила Малахов

Елена: А Хелен Герли Браун вообще говорила, что брак нужен только для того, чтобы было с кем стареть. Пока ты молода и полна сил, свободной быть удобнее и интереснее.

Полина: Звучит, конечно, здорово, но проблема в том, что в нашей стране до сих пор очень сильно воспитание девочек с ориентиром на мужчину: вот вырастешь, у тебя должен быть муж, семья и дети. А если этого не будет, то жизнь не удалась. “Зачем тебе карьера на старости лет? Кто поднесет тебе стакан воды?” Наверное, в Москве и Петербурге это распространено в меньшей степени, но в регионах все еще актуально. 

Евгений: А что делать девушке, если все вокруг постоянно спрашивают: “Ну что, когда уже замуж выйдешь? Детей заводить пора!”

Аля: Надо придумать шаблонную фразу и повторять ее в ответ на все вопросы. Я родила первого ребенка в 22 года, и меня все равно успели поспрашивать: “Ты замуж-то собираешься?” или: “Когда родишь?” Я, например, отвечала: “Да, выйду. Скоро”. И люди сразу успокаивались, сторонним наблюдателям этого вполне достаточно, а действительно понимающие и близкие таких вопросов не задают.

Яна: Думаю, Cosmo всегда стремился показать читательнице, что правильно – только так, как ты чувствуешь. Надо верить только себе, не стоит никого слушать, кроме внутреннего голоса, потому что только ты знаешь, что сделает тебя счастливой.

youtube
нажми и смотри