Женщина-иллюзионист Екатерина Медведева о своих мечтах, призвании и жизни

Каждая из нас в детстве мечтала стать волшебницей — позже мечты растаяли, забылись за суетной «взрослой» жизнью. Воспитанные на вере в чудеса, мы болезненно принимали тот факт, что магии не существует. Или существует, но это все про кого-то другого, не про нас. Удивительно и радостно слышать, что есть люди, которые пронесли эту веру через свою жизнь, сделали их своим призванием. В ноябре состоится первая телевизионная премия TRiCK Awards для фокусников, мистификаторов и трикстеров. Мы пообщались с одним из членов жюри, президентом Российской ассоциации иллюзионистов Екатериной Медведевой, и расспросили у нее — как оно всё, по ту сторону чуда.

Женщина-иллюзионист Екатерина Медведева о своих мечтах, призвании и жизни

Есть в слове «профессия» что-то топорное, пыльное. Оно отдает офисом, столбцами с цифрами или даже «у нас дресс-код, но по пятницам можно носить джинсы». Трудно соотнести это слово со словом «иллюзионист», и все же придется. Потому что магия — это профессия Екатерины Медведевой.

Я жду ее в кафе и не знаю, на что рассчитывать: какой будет женщина, которая творит волшебство? Она будет говорить низким грудным голосом, смотреть таинственно исподлобья? Принесет хрустальный шар?

Вместо этого я вдруг вижу перед собой молодую женщину с копной темных волос, веснушками на носу и подвижным улыбчивым лицом. Она легко смеется, глаза светятся, голос звонкий и легкий, и обстановка между нами быстро разряжается. Она заказывает имбирный лимонад, и я думаю, что этот напиток ей очень подходит.

— Екатерина, мой первый вопрос, наверное, немного странный: как вы себя называете? Я имею в виду, вы иллюзионист, фокусник или иллюзионист-ка?

— Вообще, фокусник, иллюзионист, престидижитатор — это всё слова-синонимы. В английском языке, например, они так и говорят: «волшебник». Я сама себя называю «фокусник». Есть определенное заблуждение, что «иллюзионист» — это тот, кто работает с большой аппаратурой, а фокусники — все остальные. Это не так. Иллюзионист имеет более широкое значение. Никак не могу привыкнуть к слову «фокусница». Так как профессия всегда была исконно мужской, я привыкла быть наравне с мужчинами, и слово «фокусница» как будто звучит немного пренебрежительно.

— Как началось ваше увлечение? Наверняка с детства — все творческие люди начинают рано.

— Вы совершенно правы, я не исключение. Все началось с того, что мой папа захотел научиться фокусам с картами, мне было лет пять или шесть. Папа попросил своего друга его научить. В нас, детях, сразу проснулось любопытство. (Когда я говорю «мы» или «нас», я имею в виду меня и моего брата Олега Медведева, который мне ничуть не уступает в мастерстве). И вот двое детей, которые узнают, что папа знает секреты фокусов, какая несправедливость. Тогда мы тоже потребовали нам раскрыть секрет. Нас предупредили, что тайны фокусов просто так не раскрывают: как только мы узнаем, как делать один фокус, мы должны будем его тщательно отрепетировать, и только после этого мы сможем приступать к разучиванию следующего. С этого и начались наши занятия, так мы начали заниматься фокусами. Нам очень повезло — знаете, как говорят, «сын полка», а вот мы стали «детьми Московского клуба фокусников». Этот клуб объединял всех фокусников Советского Союза и позже перерос в Российскую ассоциацию иллюзионистов. Детей в члены клуба не принимали, а нас — приняли, в виде исключения.

— А вы помните ваш первый фокус? Он был с картами?

— Нет, ну разве детям интересны карты? Какие-то картинки, цифры — несерьезно. Я помню, у меня был фокус с бусами. Я брала бусы, разрезала их, они падали в стакан, потом я наливала в стакан воду, выпивала ее, а изо рта вынимала целенькую нитку.

— А как вы это делали?

— Вот, мы дошли до главного. У фокусников есть что-то вроде клятвы Гиппократа: мы обязуемся хранить тайну фокуса! Правильные фокусники не раскрывают свои секреты. Есть очень тонкая грань между «научить» фокусу и «раскрыть секрет» фокуса. Если я научу вас фокусу, а вы мне пообещаете, что будете его репетировать — это допустимо. Если хотите, я могу научить вас одному фокусу, при условии, что вы мне пообещаете его отрепетировать!

— Катя, вы женщина, которая работает в мужской профессии. Расскажите, как вас приняли? Сталкивались ли вы когда-нибудь с пренебрежением со стороны коллег-мужчин?

— Вот вам яркий пример. В 2000 году «Магический клуб Англии» праздновал свое столетие. Сейчас — 2017 год, он существует 117 лет, а женщин в этот клуб стали принимать только 25 лет назад. Женщинам туда вход был закрыт. Я была тогда одна из первых, кого пригласили стать членом клуба.

У меня был интересный случай, когда я приехала на одну очень престижную конвенцию иллюзионистов — конкурс Рона МакМиллана. Пока я гуляла по фойе, меня останавливали участники конгресса и предлагали показать фокусы. Я, конечно, не отказывалась. Скажем прямо, фокусы были простенькие, а люди ждали от меня реакции. Я как вежливый человек, разумеется, благодарила, хлопала, восхищалась — а как еще было реагировать? А позже, когда я уже выступила со своими номерами, эти же люди подходили ко мне и упрекали, им показалось, что я над ними насмехалась!

Мне повезло, потому что российские фокусники, которые были моими учителями, — самые лучшие: Василий Руденко, Владимир Руднев, Анатолий Кириченко, Николай Концов.

— А как люди разучивают новые фокусы?

— О, эра интернета изменила всё! Раньше секреты фокусов передавались «от сердца к сердцу», от отца к сыну, от учителя — ученику. Когда в 1859 году Жан Эжен Робер-Уден написал свою первую книгу, где раскрывались секреты фокусов, это взорвало иллюзионный мир. Фокусники посчитали это предательством. Прошли годы, издание книг стало чем-то естественным и почетным. До России они, правда, не доходили — мешал «железный занавес», и книги стоили очень дорого, и перевод сделать было достаточно сложно. Потом стали выпускать первые кассеты с семинарами. Позже — DVD. А в советское время были, скажем, 10 фокусников в Москве. У одного был телевизор, у другого — видеомагнитофон, у третьего — видеокассета, это была настоящая «сходка»! Поначалу фокусы, которые привозились из заграницы, «делились»: мы буквально договаривались и распределяли, что кто показывает, чтобы репертуар не пересекался.

— А у фокусников есть специализация?

— Да. Условно можно разделить фокусы на две категории: те, что показываются на сцене, и те, что на близком расстоянии. На самом деле, существует 9 основных направлений: «Большая Иллюзия», «Общая Магия», «Манипуляция», «Комическая Магия», «Ментальная Магия» и «Микромагия», «Карточная Магия», «Салонная Магия».

— Катя, а вы суеверная?

— Знаете, мне повезло, я встречалась с людьми, о которых я точно знаю, что они не фокусники, но я не знаю, как они это делают. Бывают, скажем, люди, которых я называю «пророками». Они проходят мимо, бросают фразу, и через некоторое время вдруг она сбывается.

— Были когда-нибудь сомнения в выбранном пути?

— Как и у всех, были, конечно. Временами задаешься вопросом: а твой ли это путь, а сам ли ты его выбрал, или это было решение родителей, но позже только убеждаешься, что сделал правильный выбор.

Так как в моей семье не стояло вопроса, получать или нет высшее образование, я поступила в ГИТИС. Мне повезло, моим учителем и мастером был Андрей Николаевич Николаев, это клоун Нико или Андрюшка. Его, к сожалению, в нашей стране не так знают. У него есть удивительная коллекция: автографы Чаплина, Ремарка… Удивительный мастер.

— Наверняка случаются и непредвиденные обстоятельства. Расскажите о каком-нибудь случае, когда приходилось искать выход из трудного положения.

— Дело было в театре «Её Величества», в Лондоне. Мои знакомые пригласили импресарио, менеджеров, агентов, чтобы те посмотрели на мое выступление. У меня был номер с летающей тростью в ритмах танго. Трость символизировала мужчину. Но в тот день все не задалось. Сначала у меня сломался каблук, прямо на сцене! Можете себе представить мои чувства. Что поделать — я отламываю второй.

Сразу оговорюсь: я человек запасливый, у меня было три запасных трости как раз на случай непредвиденных обстоятельств. За время выступления у меня ломается 70% реквизита. Как — совершенно неясно. Одну трость ломают те, кто выступают передо мной, другую случайно уносят, а третья ломается во время выступления! Хорошо, что меня не объявили как фокусника. В общем, так страстно я никогда не танцевала! В английских газетах даже написали, что это мне «гремлины все испортили».

То выступление меня подкосило, мне потребовалось много времени, чтобы прийти в себя.

— Скажите, конкуренция в этой среде высокая?

— Я с этим не сталкивалась, люди всегда относились очень доброжелательно. Мы просто одна большая семья.

Как-то перед поездкой на международный конкурс я познакомилась с одним известным астрологом, он предложил мне задать вопрос, конечно, я спросила о конкурсе, и он мне сказал: «Катя, что бы с тобой ни происходило, помни, что это — к лучшему». Приезжаю на конкурс, открываю чемодан, а специальное приспособление, которое должно было давать дым, не работает. Я в слезы! Вспомнила совет — пошла «в люди» и стала рассказывать, что у меня сломался реквизит. Мне повезло, один известный испанский фокусник мне помог.

— Что входит в обязанности президента Ассоциации фокусников?

— Моя обязанность — мечтать! Фокусников мало показывают по телевизору. Я мечтала, чтобы мы смогли показать широкой общественности настоящих мастеров, и благодаря каналу TR! CK, который организовал первую в России ежегодную телевизионную премию для фокусников и трикстеров, ученых и журналистов, моя мечта сбылась. Это будет яркое событие, следите за новостями на сайте премии www.trickawards.ru

А если вы фокусник, то вы можете ещё успеть подать заявку до 15 октября.

— Традиционный вопрос: дальнейшие планы?

— Вы знаете, моя мечта и мое главное стремление — сделать так, чтобы у нас появилось свое здание, где была бы своя сцена, музей, библиотека, академия фокусов, где можно было бы получить высшее образование и выпуститься с диплом иллюзиониста. Академия, где могли бы учиться полноценно и разносторонне, чтобы молодые люди научились не только технике исполнения трюков, но и сценической речи, актерскому мастерству, танцам, работе с аудиторией, искусству импровизации, а также изучали бы историю живописи, театра, эстрады. Вот об этом я мечтаю.

Кстати, Катя, как и обещала, показала мне фокус, и я честно его репетировала. Теперь я могу научить его делать только тех, кто пообещает отточить его до совершенства!

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария