«Устала я воевать, детка»: истории пяти героинь Великой Отечественной войны

В День защитника Отечества принято поздравлять мужчин. Но сражались на Великой Отечественной войне не только они: на фронте воевали около миллиона женщин. И о пяти из них мы хотим сегодня рассказать.

«Сделайте за меня хотя бы по одной заклепке для танка»: медсестра Зинаида Туснолобова

«Милый мой, дорогой Иосиф! Прости меня за такое письмо, но я не могу больше молчать. Я должна сообщить тебе только правду... Я пострадала на фронте. У меня нет рук и ног. Я не хочу быть для тебя обузой. Забудь меня. Прощай. Твоя Зина».

Это письмо далось Зинаиде Туснолобовой не сразу: она написала его спустя много дней после операции. Своего мужа Иосифа она проводила на войну в первые дни, сама ушла добровольцем на фронт летом 42-го, окончив школу медсестер. В первых двух сражения Зина вынесла с поля боя 42 раненых и уничтожила 11 фашистов. За этот подвиг ее наградили орденом Красной Звезды.

Февраль 43-го года стал для девушки роковым: пуля перебила ей обе ноги. Она потеряла сознание, а пришла в себя от крика немецкого солдата. От его ударов снова впала в забытье: мужчина колотил ее прикладом по лицу и голове. Нашли Зину случайно: разведчики, возвращавшиеся из немецкого тыла, услышали тихий стон. Девушку пришлось буквально вырезать из замерзшего кровавого месива.

Десять дней врачи сражались за ее жизнь, но обмороженные руки и ноги спасти не удалось — началась гангрена. После операции Зина, как могла, подбадривала других раненых: ее носили на руках из палаты в палату. Она даже упросила отвезти ее на «Уралмаш», где выступила перед рабочими, лежа на носилках: 

— Дорогие друзья! Мне двадцать три года. Я очень сожалею, что так мало успела сделать для своего народа, для Родины, для победы. У меня нет теперь ни рук, ни ног. Мне очень трудно, очень больно оставаться в стороне. Товарищи! Я вас очень, очень прошу: если можно, сделайте за меня хотя бы по одной заклепке для танка.

После выступления на фронт сверх плана ушли пять танков. На каждом было написано: «За Зину Туснолобову!»

Иосиф расставаться с Зинаидой не пожелал. «Нет такого горя, нет таких мук, какие вынудили бы забыть тебя, моя любимая. И у радости, и у горя — мы всегда будем вместе», — говорилось в его ответном письме. После этого девушка согласилась на операцию, которую раньше отвергала, устав от бесконечной боли. Кости ее левой руки разделили и обшили мышцами так, чтобы получились два «пальца». Ими Зина училась заново брать вещи, умываться, причесываться, писать.

С Иосифом Зина расписалась сразу после победы. У них родились двое детей: сын Владимир, потом дочь Нина. Зинаида работала диктором на радио, выступала в школах и трудовых коллективах. Вместе с Иосифом они прожили вместе всю оставшуюся жизнь: вырастили яблоневый сад, о котором мечтали в дни войны, и радовались каждому мирному дню.

«Страшно умирать в 22 года»: подпольщица Прасковья Савельева

Прасковью Савельеву война застала в Луцке: девушке исполнилось 22 года. Не успев эвакуироваться, Паша приняла решение сражаться с оккупантами в городе. Вместе с другими комсомольцами она организовала подпольную группу, которая собирала информацию о расположении войск врага, помогала бежавшим из плена советским солдатам и устраивала диверсии на железной дороге.

22 декабря 1943 года немцы арестовали Прасковью и ее товарищей. После чудовищный пыток девушку сожгли на костре во дворе средневекового католического монастыря, где держали заключенных. За час до казни Паше удалось передать в соседнюю камеру записку: «Если будут выводить вместе, надо попробовать бежать. Мужайтесь!» Однако освободиться пленникам не удалось.

На стене своей камеры Паша нацарапала: «Приближается черная, страшная минута! Всё тело изувечено — ни рук, ни ног... Но умираю молча. Страшно умирать в 22 года. Как хотелось жить! Во имя жизни будущих после нас людей, во имя тебя, Родина, уходим мы... Расцветай, будь прекрасна, родимая, и прощай. Твоя Паша».

Девица-танкист Александра Ращупкина

Александре Ращупкиной удалось повторить подвиг известной «кавалерист-девицы» Надежды Дуровой, которая в 1806 году поступила на военную службу под мужским именем. Чтобы попасть на фронт, Насте пришлось прикинуться юношей.

Родилась Александра в 1914 году в Сыр-Дарьинске. Работала девушка трактористкой, вышла замуж, родила двоих детей. Вскоре семья переехала в Ташкент, где их постигло огромное горе: оба ребенка скончались. 

Муж Александры ушел на фронт в самом начале войны, а девушка осаждала военкомат просьбами отправить воевать и ее, напирая на то, что если она одной из первых смогла освоить трактор, то и с боевой машиной справится. Однако слова эти впечатления не произвели, и тогда Саша решилась на хитрость: коротко подстриглась, надела мужские вещи, пришла в военкомат и представилась Александром Ращупкиным.

С документами творилась неразбериха, так что отсутствие паспорта добровольца никого не смутило. Александра сначала окончила курсы шоферов, потом ее отправили учиться на водителя-механика танка. На осмотре каким-то чудом девушка убедила врача не открывать ее тайну и вскоре попала на фронт.

Сражалась с немцами Ращупкина в составе знаменитой 62-й армии Василия Чуйкова, и долгое время никто не подозревал, что за рычагами управления Т-34 сидит женщина. В части за мальчишеский вид Александру прозвали Сашка-сорванец. Мылась она отдельно от всех, ссылаясь на стеснительность, мужчины даже смеялись: «Ты, Сань, прям как девка!» 

Ращупкина участвовала в битвах за Сталинград и освобождение Польши. Три года она хранила свою тайну — до 1945-го. Во время сражения танк Александры был подбит, а сама она контужена и тяжело ранена в бедро. Прямо на поле боя во время перевязки стало понятно, что водитель-механик танка на самом деле девушка.

Пока Александра лежала в госпитале, в ее родном полку разразился скандал. Однако когда информация дошла до командования, за Сашу вступился лично генерал Чуйков. Наказания Александра избежала и осталась в составе полка: документы просто переоформили на женское имя. 

После войны Александра встретилась со своим мужем, вместе они прожили 28 лет. Детей у пары не было — сказались фронтовые ранения обоих супругов. Умерла Александра Ращупкина в Самаре в 2010 году.

«Хочу отомстить за мужа»: летчица Варвара Ляшенко

И Варвара, и ее муж были летчиками. Служили они во внутреннем округе, и с первого же дня войны пытались попасть на фронт. Удалось им это лишь в 1942 году: муж Вари сражался с немцами на истребителе, а девушка летала на связном самолете У-2.

Во время войны у Варвары родился сын, мальчика назвали Сашей. Муж Вари Алексей Орехов был ранен, но, несмотря на костыли, разыскал жену и ребенка. Подержал Сашу буквально несколько минут на руках — и бросился догонять полк.

Через несколько недель после родов летчица вернулась за штурвал и почти сразу после этого получила трагическое известие: Алексей погиб. С этого дня Варю словно подменили: свой маленький «кукурузник» она видеть не хотела и добивалась разрешения летать на боевом истребителе.

Ее отговаривали: ну куда ты лезешь! Ребенок совсем маленький, ему мать нужна, немцам еще успеешь отомстить, а пока заботься о малыше. Помогли Варваре подруги-оружейницы: пообещали, что будут ухаживать за младенцем. Через два с половиной месяца Варя добилась чего хотела: впервые вылетела на штурмовике на боевое задание.

Дважды Герой Советского Союза Николай Михайлович Скоморохов в своей книге «Служение Отчизне» писал: «Варя владела боевой машиной мастерски. Ее ведомые любили и уважали своего командира и старались, видимо, вовсю, так как строй был плотный, атаки смелы, дерзновенны. Над целью они делали, как правило, так много заходов, что еле-еле хватало горючего для того, чтобы добраться до своего аэродрома в Майкопе. Иногда и без горючего садились на наш аэродром».

8 марта 1943 года фото Вари появилось в армейской газете. Подпись гласила: «Отважная дочь советского народа лейтенант Ляшенко успешно громит фашистскую нечисть. На ее боевом счету 41 вылет на штурмовку живой силы и техники противника».

А спустя два месяца Варя погибла: ее истребитель был сбит прямым попаданием зенитного снаряда. В полку штурмовиков провели траурный митинг: не все были на нем, но скорбел каждый. Останки девушки поисковики обнаружили только в 2016 году: сначала нашли детали самолета, потом — обувь 35-го размера, и лишь затем — тело летчицы.

«Устала я воевать, детка»: снайпер Нина Петрова

На счету снайпера Нины Петровой — 122 убитых солдата и офицера, женщина — полный кавалер Ордена Славы, обладательница медалей «За боевые заслуги» и «За оборону Ленинграда». Незадолго до победы Нина писала дочери: «Устала я воевать, детка, ведь уже четвертый год на фронте. Скорее бы закончить эту проклятую войну и вернуться домой. Как хочется обнять вас, поцеловать милую внученьку».

Именно внученьку: когда началась война, Нине было 48 лет. Призыву она не подлежала, но добровольно вступила в народное ополчение Ленинграда, потом служила в санбате. Осенью 1941 года Нина стала рядовым снайпером, со временем дослужилась до звания старшины и должности командира отделения снайперов.

В наградном листе 1945 года говорится: «Товарищ Петрова — участница всех боев полка; несмотря на свой преклонный возраст (52 года), она вынослива, мужественна и отважна. За время боев за город Эльбинг истребила из снайперской винтовки 32 солдата и офицера противника, доведя личный счет до 100. Время передышек полка от боев она использует для совершенствования своего искусства снайпера и обучения личного состава полка своему искусству, за все время ею подготовлено 512 снайперов».

Соратники Нину уважали. Ротный ее даже побаивался, и неудивительно: она 23-летнему мужчине годилась в матери.

Генерал армии Иван Иванович Федюнинский вспоминает, что не поверил глазам, увидев представление к правительственным наградам: неужели Петровой и правда больше 50? Даже у начальника штаба уточнил, не допустила ли машинистка ошибку, а услышав, что всё верно, попросил его с Петровой познакомить.

К вечеру Нина прибыла к генералу: худенькая, седая, в засаленных ватных брюках и потрепанной гимнастерке. Сначала она смущалась, но потом разговорилась.

— На фронт пошла добровольно. Не хотели брать, но я настояла, — рассказывала она. — Я работала перед войной инструктором Осоавиахима в Ленинграде, была капитаном женской хоккейной команды, участвовала в трехкилометровых заплывах, увлекалась лыжами, стрельбой, баскетболом. Знаете, товарищ генерал, если бы мне кто раньше сказал, что я в мои годы смогу так много ходить пешком с полной выкладкой, я бы не поверила! Посчитала бы за шутку! Но вот, оказывается, хожу и ничего. Здоровье у меня крепкое. Иной раз по нескольку дней приходится лежать в болоте, в грязи. И не болею. Вообще никогда не простужалась.

От рюмки Петрова отказалась: объяснила, что не пьет. Не взяла и новое обмундирование: сказала, что щеголять уже стара, а ползать по грязи и в старых брюках удобно. Попросила только винтовку: в ее прежней, сказала Нина, «нарезы в канале ствола поистерлись».

До победы Нина не дожила всего неделю: она погибла 1 мая 1945 года. Грузовик, на котором она ехала, слетел с разбитого пролета моста, скончались несколько человек, в том числе и женщина-снайпер. Похоронили ее в братской могиле под городом Щецином в Польше.

Эти пять историй — всего лишь несколько примеров героизма женщин. Во время Великой Отечественной войны они вступали народное ополчение и партизанские отряды, лежали в грязи с винтовками и вытаскивали раненых с поля боя. Они были танкистками, снайперами, летчицами, моряками и зенитчицами. И 23 февраля — лишний повод вспомнить, что защитниками Отечества были не только мужчины.

Фото: Getty images, Wikipedia.org