РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Подлинная история Кристофера Робина и Винни-Пуха

Наверное, не найдется человека, который бы в детстве не читал о приключениях забавного медведя и его друзей: Поросенка, Тигры, Совы и единственного человека в лесной компании — Кристофера Робина. Но мало кто знает, что между строк этой доброй истории прячется печальная судьба настоящего маленького мальчика и его отца. За что Кристофер Робин так ненавидел Винни-Пуха — читай в нашем материале.
GettyImages; Rexfeatures;

Он создал себе идеального сына

«Некоторые люди легко ладят с детьми. Другие — нет. Это дар. У тебя он либо есть, либо его нет. У моего отца его не было», — сказал как-то Кристофер Робин Милн, будучи уже взрослым мужчиной.

В конце августа 1920 года Алан Александр Милн и Дороти Милн ждали девочку. Они даже придумали имя — решили, что их первую дочь будут звать Розмари. Но вместо нее родился мальчик, и его назвали Билли. То есть хотели назвать, но позже решили, что имя Билли звучит слишком несерьезно, а потому пусть лучше каждый из родителей выберет имя. Так он стал Кристофером Робином. Хотя его все равно частенько называли Билли. А так как малыш не выговаривал свою фамилию «Милн» и говорил «Мун», дома его звали Билли Мун.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Судя по всему, Алан Милн действительно был далеко не идеальным отцом. Пройдя Первую мировую войну, он, вероятно, страдал от тяжелой формы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Он много рассуждал о войне и писал, что сама мысль, что человек способен затеять еще одну бойню, приводила его в ужас. Алан перевез семью на ферму в Суссексе.  

Отношения между отцом и сыном не складывались. Кристофер Робин признавался, что его отец просто не знал, чем с ним заняться. И так как Алан Милн не знал, как вести себя с маленьким сыном, не представлял, о чем тот думает, он выдумал другого, «идеального сына» и поместил его на страницы детских книг. Он дал ему друга — мишку Винни-Пуха. У четырехлетнего Кристофера Робина действительно был игрушечный медведь Эдвард, а имя Винни-Пух родилось из клички настоящей медведицы из Лондонского зоопарка, которую звали Виннипег.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В 1924 году родился сборник стихов «Когда мы были совсем маленькими» (When We were Young), и в одном из стихов впервые упоминалось имя медведя Винни-Пуха. А в 1926 году свет увидела первая книга «Винни-Пух» («Winnie-the-Pooh»), спустя год — «Теперь нам шесть» («Now We Are Six»), спустя еще два года — «Дом на Пуховой опушке» («The House at Pooh Corner»).

Вряд ли Алан Милн догадывался, когда брался за детскую литературу, что Винни-Пух, этот добродушный веселый мишка, подобно Франкенштейну, поглотит своего создателя. И не только его. Публика не хотела видеть автора детских книг — он был им не интересен. Они хотели посмотреть на медведя. И Кристофера Робина.

«Кристофера Робина, а не меня, американцы надеялись увидеть», — признавался сам Алан Милн. Неясно, как он к этому относился: завидовал ли славе сына или радовался за него, но известно, что во взрослую литературу Милну вернуться так и не удалось. Так же, как Конан Дойл ни у кого не ассоциируется с историческими романами, так и Милн превратился в автора «одной истории».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Роль Дороти Милн, которую все называли Дафной, и вовсе поблекла, хотя сам Кристофер Робин как-то сказал в одном из интервью New York Times: «Именно моя мать приходила играть ко мне в детскую, а потом рассказывала отцу о том, что я думал и делал. Именно она собирала материалы для его книг».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Кристоферу Робину нравилось внимание, как оно понравилось бы любому маленькому мальчику. Все прекратилось в одночасье — когда Кристофер Робин отправился в школу, а любовь превратилась в ненависть.

От любви до ненависти

Нет, не всегда Кристофер Робин ненавидел Винни-Пуха и славу, которую ему принес этот воображаемый медведь. «Слава заставляла меня чувствовать себя большим и важным», — сказал он журналистам в 70-х.

Когда Кристофер Робин отправился в школу-интернат (как большинство мальчиков из хороших семей), он столкнулся с травлей. Не в последнюю очередь из-за Винни-Пуха. Милн вспоминает это как чудовищный период в жизни. Он писал в автобиографии «Зачарованное место»: «Тогда начались мои сложные отношения с моим вымышленным тезкой — и любовь, и ненависть. Они продолжаются по сей день. Дома я все еще любил Кристофера Робина, я гордился тем, что делю с ним одно имя и на мне — след его славы. Но в школе я начал ненавидеть его, и чем старше я становился, тем сильнее делалась эта ненависть. Знал ли об этом мой отец? Не знаю».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Кристоферу Робину даже удалось сформулировать, что именно так задевало его в отношениях с отцом: «Когда мне было три, моему отцу было три, когда мне было шесть — ему было шесть. С помощью меня он сбегал из своих пятидесяти».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

До 1938 года, когда Кристофер Робин поступил в Кембридж, а позже — отправился на войну, он тем не менее проводил с отцом некоторое время. Чем они занимались вместе? «Кроссворды в Times, алгебра и Евклид», — вспоминает Кристофер Робин.

Книжный магазин

После школы, в 18 лет, Кристофер Робин поступил в Кембридж, но обучение пришлось прервать — случилось то, чего так боялся его отец, грянула Вторая мировая. Вернувшись с фронта, Кристофер Робин закончил обучение и... потерялся. Он описывает этот период в своей жизни как самый сложный.

Он перепробовал несколько профессий, но свое призвание, свою нишу, так и не нашел. Он считал, что его отец «забрался туда, где он есть, встав на его детские плечи, он украл его имя, а вся слава заключалась лишь в том, чтобы быть его сыном».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Кристофер Робин в отчаянии писал, что у него «есть имя, но нет роли в жизни». По счастью, в 1948 году Кристофер Робин встретил свою будущую жену Лесли — она была его двоюродной сестрой, и этот брак пришелся очень не по душе его матери, у которой были скверные отношения со своим братом, отцом Лесли.

Кристофер Робин с женой приняли решение переехать в Девон и открыть собственный книжный магазин. Дафна тогда воскликнула: «Но тогда ты же все время будешь встречаться с фанатами Пуха!»

Но супругов это не остановило.

Жизнь налаживается

Так Кристофер Робин сказал «прощай» — он почти не виделся с отцом и матерью. Брак, книжный магазин, собственное увлечение писательством — жизнь Кристофера Робина как будто «встала на рельсы».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В 1956 году Алан Милн умер. Он завещал своему сыну огромное состояние, которое не принесло счастья ни ему, ни его семье. Кристофер Робин воспринял это почти как оскорбление — он не хотел иметь ничего общего с этими деньгами, столько лет он жил независимо, вдали от родителей. Но, в конце концов, деньги пришлось взять: «Я принял их ради Клэр».

Клэр была их с Лесли дочерью, она родилась с тяжелым ДЦП, и ей требовалось постоянное медицинское наблюдение.

Миссис Милн скончалась спустя 15 лет после смерти мужа, и за эти годы сын встречался с ней всего раз.

Кристофер Робин умер в возрасте 75 лет. Он умер спокойно — во сне. Те, кто знал Кристофера Робина лично, говорили, что к 60 годам он гораздо спокойнее говорил о Винни-Пухе, своей семье и отце. Острота чувств прошла, остались лишь воспоминания.

«И они пошли. Но куда бы они ни пришли и что бы ни случилось с ними по дороге, — здесь, в Зачарованном Месте на вершине холма в Лесу, маленький мальчик будет всегда, всегда играть со своим медвежонком».

Загрузка статьи...