Илья Сергеев: «Самая популярная операция — маммопластика»

Илья Сергеев рассказал cosmo.ru почему решил стать хирургом, про трудности работы хирургом и о том, как пациенты после пластической операции кардинально меняли свою жизнь.

Илья Сергеев: «Самая популярная операция — маммопластика»

Почему вы решили стать хирургом? И какой у вас опыт работы?
Я из семьи врачей, отец — врач-анастезиолог, с него и началась медицинская династия в семье. Он возглавлял анестезиологическое реанимационное отделение в крупной больнице. По его стопам пошел мой старший брат, сегодня он главный эндоскопист города. Получается, что у меня (в хорошем смысле этого слова) не было выбора. Я с детства привык к медицине, понимал ее и планировал поступать медицинский институт. Выбирая между неврологией, аккупунктурными терапиями и хирургией я выбрал последний вариант. Сначала ассистировал, окончил институт по специальности общей хирургии и работал общим хирургом в разных клиниках. Больше 10 лет я был хирургом в областной клинической больнице, где в том числе участвовал в экстренных операциях с огнестрельными и ножевыми ранениями.

В один прекрасный момент ко мне обратилась девушка с просьбой скорректировать шов на животе. Как хирург я подумал: «Почему я не могу это сделать?». Почитал книги — и удачно скорректировал шов. Так все и началось! Нашёл курсы в Санкт-Петербурге (это была единственная кафедра пластической хирургии последипломного образования на тот момент), учился и практиковался 24 часа в сутки. Вскоре попал в структуру одной из городских коммерческих клиник, и именно там начал заниматься пластической хирургией. Так начался мой карьерный рост в пластической хирургии.

Расскажите самые удивительные случаи из практики: например, примеры того, как пациенты после пластической операции кардинально меняли жизнь?
Мне сложно вспомнить пациентов, которые кардинально меняли жизнь после операции. Многие говорят, что повышается самооценка. Некоторые быстро выходят замуж и рожают детей, если говорить о девушках. Помню был случай, когда ко мне пришел мужчина в возрасте 65 лет и сказал, что хочет сделать пластику ушей, объясняя тем, что одно ухо более «оттопыренное». Казалось бы, человек в солидном возрасте, прожил большую часть жизни, невольно возникает вопрос: «Где вы были раньше?». Он неплохо выглядел, да и волнующая его проблема была практически незаметна. В таких случаях необходимо понять мотивацию человека, и, задав несколько вопросов, я взял его на операцию. Вы спросите, что заставило меня принять такое решение? 65-летний пациент аргументировано объяснил: «Доктор, не могу сказать, что у меня какие-то серьезные комплексы, но все-таки есть определенное стеснение. Я был женат, но жена умерла, так как возраст дает о себе знать. Долгое время я находился один, но жизнь продолжается, и сейчас я в отношениях с новой женщиной, которая моложе меня. В ее более молодежной компании я иногда испытываю дискомфорт из-за моего несовершенства». Для меня это было достаточным основанием согласиться на проведение операции. Думаю, что после его жизнь могла действительно поменяться, и это здорово.

Главный принцип работы пластического хирурга — поднять самооценку у человека, сделать так, чтобы он меньше испытывал дискомфорт от самого себя. Но стоит разграничивать понятия: когда приходит женщина и говорит, что у нее рушится семья из-за ее маленькой груди, надо мягко отказать, потому что причина явно в другом. Если же она говорит, что испытывает комплекс из-за того, что фигура не развилась и, как следствие, у нее низкая самооценка, это может стать основанием взять человека на операцию и помочь ему. Помню еще один случай из пластической хирургии. Ко мне пришла женщина с дочкой 14−15 лет с проблемами в анорексии. Все началось с того, что ее старшая сестра сказала: «Если ты будешь столько есть, у тебя будет толстый нос». После этого девочка просто перестала питаться. Ее водили ко многим специалистам от психологов до пластических хирургов. Итог этой истории я, к сожалению, не знаю, но порой приходится сталкиваться в своей деятельности с подобными неординарными случаями. Как врач в данной ситуации я не мог помочь, но такие вещи запоминаются в практике.

Что касается результатов именно моей работы, то действительно много женщин после операций приходят и говорят, что их жизнь изменилась. У кого-то взлеты в карьере, кто-то создал семью мечты — у каждого ажные и яркие моменты. На самом деле, каждый человек должен повышать свою самооценку, как он хочет, и для этого не надо быть умным, красивым или стильным с приставкой мега-. Все должно быть гармонично.

Популярное

Многие хотят исправить недостатки, но боятся тяжелой реабилитации или того, что что-то пойдет не так. Расскажите, всегда ли реабилитация проходит тяжело и есть ли действительно какой-то процент неудачных операций?
Процент осложнений существует у каждого хирурга, просто чем больше опыта у хирурга, тем меньше процент осложнений. Самое главное — знать, как бороться со всеми этими осложнениями. Потому что, проведя множество операций, хирургу с достойным стажем проще предсказать, какие осложнения могут возникнуть в данной ситуации и что ожидать. Сейчас я могу рассчитать любую операцию вплоть до минут, тем самым прогнозируя свое время. Однако, не скажу, что молодой хирург не старается — все мои работы, которые я делал по молодости, выглядели очень хорошо. Я до сих пор встречаю пациентов, которых оперировал 20 лет назад, они довольны и счастливы. Но именно с опытом приходит определенная уверенность в своих действиях: каждое движение отточено, нет никаких погрешностей. Вообще считается, что если у хирурга до 5% осложнений, он гениальный хирург. Я считаю, что это тот процент, который легко поддается восстановлению. И в пределах подобной цифры обычно предсказываю и объясняю пациенту, что может произойти и что нам следует подкорректировать в будущем.

Сейчас пластическая хирургия очень развита. Клиники хорошо оборудованы, оснащены всеми необходимыми аппаратами, рентгенами и анестезиологическими и реанимационными отделениями. Поэтому пациент, приходя в клинику, должен понимать, что ему будет уделяться много внимания, к нему будет хорошее отношение и он будет окружен командой специалистов. Я считаю, что ни наркоза, ни реабилитации бояться давно не стоит.

Какая самая популярная среди пациентов операция в вашей практике?
Самая популярная операция — маммопластика, увеличение груди, коррекция и подтяжка. Второе место делят липосакция, липоскульптурирование и ринопластика, но маммопластика шагает впереди планеты всей.

Были случаи, когда вы отказываетесь делать пациенту операцию?
Да, как я уже говорил выше, бывает, что я отказываюсь делать пациенту операцию. По разным причинам. Первая — если у человека не все хорошо со здоровьем, но пациент все равно настаивает. Здесь уже рискует врач, а это противопоставляется врачебной этике. Поэтому таким пациентам я всегда отказываю. Если это заболевание, с которым операция полностью противопоказана, то лучше однократно отказать. Если заболевание можно вылечить, то пациент отправляется к специалистам, выздоравливает и после возвращается в мой кабинет.

Я также отказываю пациентам, с которыми мы не можем найти общий язык. Допустим, утрировано, пациент хочет себе квадратную грудь, а я не могу это сделать и отказываю. Считаю, что ничего зазорного в этом нет. Требование невозможного показывает лишь развитую фантазию пациента и склоняет меня не согласиться на операцию. И это самый верный выход, если с таким запросом ты раньше не сталкивался. Бывают пациенты психически неуравновешенные, которые сразу пытаются пойти на конфликт с доктором, особенно если они уже делали какие-то операции ранее. Они приходят и начинают ругать всех предыдущих докторов. Здесь тоже стоит задуматься, в чем вообще дело. При этом у таких пациентов часто бывает достаточно неплохой результат.

Еще один страх пациентов, что сделав одну операцию, они не смогут остановиться и будут делать еще и еще. Что вы думаете по этому поводу?
Реально пациентов, у которых «желание личных изменений» переходит в состояние болезни, можно по пальцам пересчитать. Это нормально, допустим человек испытывал несколько комплексов в себе, небольшая грудь, галифе на ногах, живот несколько подвисает и нижние или верхние веки не устраивают. Пациент, вступая на тропу хирургии, не говорит сделать ему сразу все. Он может прийти и выбрать, что он первостепенно считает нужным и безопасным для себя. Допустим мы сделали веки, пациент ощущает, что реабилитация проходит хорошо, и только тогда он начинает говорить о следующей проблеме. Когда он решил все вопросы и все комплексы исчезли — приходит понимание, что можно остановиться. Я считаю, что в стадии болезни находятся единицы, а обычный человек может сделать себе от 1 до 4 операций в зависимости от того, сколько недостатков он в себе видит. Но больше 4-ых люди обычно не делают.

С какими трудностями вы сталкиваетесь в рамках работы хирургом?
Со многими. И причем не все они касаются медицины. Наверное, самое главное — выделить достаточное количество времени на процесс взаимодействия с пациентом: правильно слышать его на консультации, качественно провести операцию и помочь достигнуть желаемого результата. Важно, чтобы пациент в конечном счете был максимально доволен. А ведь достичь отличного результата не так просто! Когда доктор только начинает заниматься пластической хирургией, он тщательно готовится к каждой операции: читает соответствующую литературу, смотрит видеоматериалы, а иногда звонит своим опытным коллегам для консультации — все это напоминает подготовку к серьезному экзамену. Рано или поздно ты становишься более опытным хирургом, и этот процесс становится обыденным. Однако все равно я перед каждой операцией стараюсь просматривать литературу и видеоматериалы.

Истории в духе, когда тебя приглашают в какую-нибудь клинику и предлагают некачественные инструменты, мы даже не будем упоминать. Хирурги стараются давно исключить подобные предложения. Важно работать в тех местах, где комфортный коллектив и нужные инструменты. Поэтому главная трудность все-таки заключается в том, чтобы твоя работа понравилась обратившемуся к тебе человеку.

Хотели ли вы когда-то что-то изменить в себе?
У меня нет комплексов, и я не вижу в себе недостатков, поэтому у меня никогда не возникало желание сделать себе пластическую операцию. Может быть, если бы у меня были несовершенства, то я бы сделал операцию. Но так как ни я, ни другие не находили их во мне, таких мыслей не возникало.

Чем вы увлекаетесь в свободное от работы время?
В молодости увлекался спортом: любил играть в большой и маленький теннис, футбол. Сейчас я также люблю заниматься активными видами спорта и продолжаю играть в теннис. Мне нравится путешествовать, обожаю, когда идёт смена картинок, когда ты получаешь новые впечатления и развиваешься. Если в детстве мы развивались духовно, то сейчас хочется помимо этого много всего увидеть: какие-то достопримечательности, о которых ты знал, или увидеть красоту природы, о которой слышал.

Трудно ли совмещать работу хирургом и личную жизнь? Ведь у хирурга часто ненормированный график?Сейчас я могу предсказать, сколько пройдет та или иная операция. Когда я работал общим хирургом, много дежурил в экстренной хирургии: 13 смен в месяцев, полторы ставки — и вот половина жизни проведена в больнице. Все это, конечно, может отражаться на твоей личной жизни и отдыхе. Поэтому сейчас, когда я все сбалансировал, стараюсь сделать больше операций в день сегодня, чтобы завтра больше отдохнуть, посетить конгресс или поехать на отдых. Стараюсь распределять свое время, чтобы хватало и на работу, и на отдых, и на обучение, и на личную жизнь.

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария