Диспансеризируй себя полностью! Девочки и достижения современной медицины

Редактор мужского журнала MAXIM Мария Микулина продолжает рассуждать о том, что общество требует от молодой женщины. Например, женщине пора бы уже начать заботиться о своем здоровье. Ну-ну.

Диспансеризируй себя полностью! Девочки и достижения современной медицины GettyImages

— От меня вам нужна только слюна? То есть я плюну и все?

— Совершенно верно. Но не просто плюнете, а в специальную пробирку, которую вам привезет курьер. Спустя пару дней вы отдадите ее курьеру.

— Скажите, а можно так: курьер приедет, я возьму у него пробирку, плюну в нее, тут же отдам ему, и он ее увезет? Для экономии времени.

— К сожалению, нет.

— Нет? Я не буду плевать у него на глазах, отойду в туалет.

— Дело не в этом, просто у нас разные курьеры на привоз и отвоз пробирки, это разные отделения компании.

— А, поняла. Ну что же, плюну в разных курьеров… Тьфу, то есть… Ну вы поняли.

Я беседую с представителем компании Genofond. Компания занимается «облегчением жизни клиента путем предоставления ему доступа к его генетической информации».

— У нас есть тест на болезни, тест на таланты, генеалогия очень популярна, потом планирование детей, диета и фитнес.

Я, признаюсь, не прочь была облегчить свою жизнь доступом к своей генетической информации, раз уж остальные способы (йога, алкоголь) не работали.

Первый раз я услышала о ДНК-анализе по слюне пару лет назад, когда моя подруга Майя, которая гуру в мире новинок (именно она купила первый в Москве робот-пылесос, еще на паровой тяге), рассказала, что хочет сделать такой анализ. Но тогда его делали только на территории США. В итоге всем своим друзьям и даже просто знакомым, отправляющимся за океан, Майя вручала пробирку со своей слюной — чтобы они передали куда следует. Судя по тому, что знакомые, пряча глаза, сообщали Майе, что «лаборатория не приняла пробирку из-за неподходящего для анализа качества слюны», все пробирки со слюной Майи упокоились на дне Гранд-Каньона или под кроватью пыльного гостиничного номера на Манхэттене.

К счастью для Майи, модная технология ДНК-анализа пришла и в Москву. Майя разорилась на комплексный анализ, узнала, что ей нельзя есть бананы, нужно бегать по утрам и что у нее в генах 3,1% от неандертальцев. ДНК-анализ изменил ее жизнь: она отказалась от бананов (но не бананового дайкири), купила беговые кроссовки и часами рассматривает свои надбровные дуги в зеркале, проверяя, не слишком ли они выдаются вперед.

И вот теперь пришла моя очередь сдать ДНК-анализ. Можно сказать, что в плане ДНК я уже обошла Майю — ведь я собиралась сделать анализ не за свои деньги, а за материал на сайте. Правда, выбрать я могла только один анализ из пяти.

— Лично я рекомендую вам генеалогию, это очень интересно! Вы узнаете, откуда пришли ваши предки, каков процент разных национальностей в ваших генах. Плюс, если захотите, мы занесем вас в нашу базу данных, и вы сможете найти родственников в других странах, например, в Ирландии!

Я как раз сбилась с ног в поисках новогодних подарков для всех своих родственников, живущих в России, и была истощена финансово и морально. Ирландских родственников я бы не потянула.

— Нет-нет, спасибо, я как-нибудь без генеалогии!.. А что еще, вы говорили, популярно?

— Болезни! Болезни — абсолютный хит! Вот, например, у вас высокая предрасположенность к раку легких…

— Правда?!

— Нет, это я теоретически. Допустим.

— Хм… — я затушила сигарету.

— И это значит, что даже одна сигарета в день значительно повышает ваш риск заболеть раком легких! А если у вас нет предрасположенности, то хоть пачку в день курите — все равно не заболеете.

— Хорошо, давайте болезни!

Всю ночь я ворочалась и не могла спать. Я представляла, как врач, сочувственно пряча глаза, рассказывает, что у меня редкая предрасположенность ко всем видам рака. Я человек внушаемый и с богатой фантазией (плачевное сочетание), поэтому мне не составило труда представить, как моя паранойя, касающаяся собственного здоровья, выходит из-под контроля и как я провожу любую свободную минуту в очереди у врачей.

— Добрый день! Вы знаете, я передумала. Не надо про болезни! Да-да, если рак легких… Но лучше мне не знать об этом. Давайте даже так: если вы вдруг узнаете, что у меня предрасположенность к какому-нибудь раку, вы мне ни за что не говорите. Хорошо? Какой еще тест можно сдать?

Я выбрала «Диету и фитнес».

Это казалось безопасным: даже если мне скажут, что мне нельзя приседать из-за слабых суставов, я не расстроюсь. (А то и обрадуюсь).

Курьер привез небольшую картонную коробочку, в которой в торжественном оформлении из инструкций лежала пластмассовая колба. Мне предлагалось заполнить колбу наполовину своей слюной. Осознавая всю важность момента, я села на край кровати и начала задумчиво пускать слюну. Удивительное чувство: всю жизнь ты живешь с мыслью, что пускать слюну невежливо, и всячески скрываешь тот факт, что слюна несанкционированно покинула рот, а здесь наоборот — сидишь и пускаешь слюну. Невероятное ощущение. Ради таких моментов стоит жить.

Я запечатала слюну, убрала ее в коробочку и отдала курьеру. И начала ждать.

Меня предупреждали, что средняя продолжительность ожидания анализа — 1,5−2 месяца. Анализ я сдала в январе. Когда наступил март, я начала серьезно волноваться за свою слюну, пустившуюся в самостоятельное плавание.

— Не волнуйтесь, Мария! Слюна прошла контроль качества.

При этих словах я непроизвольно зарделась.

— В данный момент наши специалисты вычленяют ДНК. Да, это занимает время. Но, поверьте, оно того стоит.

Прошел март.

— Не волнуйтесь, все под контролем! Специалисты работают над вашим ДНК, нет причин для беспокойства.

Прошел апрель.

— Все очень хорошо, у вас прекрасная слюна, и мы продолжаем ее расшифровывать! Не беспокойтесь.

Наступил май. Раздался звонок.

— Мария, в общем, тут такое дело… — голос на том конце был совсем не такой жизнерадостный, как обычно. — Произошла кое-какая ошибка…

Я почувствовала, как пульс пустился вскачь, а ладони взопрели.

— В общем, мы приносим свои извинения. Небольшое смещение вашего теста, задержка. Но есть и хорошие новости: в качестве компенсации мы предлагаем вам выбрать еще один. Ничего дополнительно сдавать не надо, просто мы расшифруем вам еще один раздел по вашему выбору. Может, все-таки болезни?.. Рак легких…

Я выбрала генеалогию.

Результаты пришли одновременно — спустя в общей сложности 4 месяца после сдачи слюны. Вместе с результатом пришло приглашение на консультацию с врачом лаборатории.

— У вас очень маленький процент неандертальцев, всего 1,6, — сообщила мне врач Елена Петровна таким голосом, будто в этом была моя персональная заслуга. — О, смотрите, у вас общая мутация гена с Мерил Стрип! Как я люблю Мерил Стрип. Знаете, а вы на нее похожи — те же тонкие черты лица, светлые волосы…

ДНК-анализ нравился мне все больше!

Елена Петровна нажала на следующий ген, и Мерил Стрип исчезла из списка «У вас общие гены с…». Зато появилось жуткое почерневшее лицо мумии с подписью «Человек из Гроболла». Елена Петровна тактично промолчала.

После того как мы подробнейшим образом просмотрели генеалогические данные и выяснили, что я на 15% состою из финнов, Елена Петровна переключилась на окно «Диета и фитнес». Первая шкала называлась «сила» и в ней было всего 7%.

Я бы предпочла, чтобы Елена Петровна смеялась не так долго и не так громко.

— В общем, силовые тренировки для вас бессмысленны, — подытожила врач, утирая выступившие от смеха слезы. — С силами у вас не очень.

Кроме того, оказалось, что у меня непереносимость горького (грейпфруты я и правда терпеть не могу) и поразительная генетическая устойчивость к алкоголю. Елена Петровна уверила меня, что, чтобы стать алкоголиком, мне нужно «по-настоящему постараться». Новость эту следовало немедленно отпраздновать банановым дайкири.

Едва у меня за спиной захлопнулась входная дверь центра Genofond, я набрала телефон Майи.

«Я вам перезвоню, в данный момент я на пробежке», — ответил автоответчик голосом Майи.

— Мария, постойте! — обернувшись, я увидела, что Елена Петровна бежит ко мне по тротуару в развевающемся медицинском халате. — Хорошо, вы недалеко ушли! Вам случайно сделали еще один вид анализа. Наследственные болезни. Вернемся, я вам все расскажу. Например, у вас очень любопытно про рак легких…

Я развернулась и побежала. Очень быстро. Так быстро, как никогда не бегали мои предки — не было необходимости.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария