Живи, как девчонка: каково придётся мужчинам на месте женщин

Наша колумнистка Екатерина Попова рассказывает, как будут жить мужчины, если они вдруг окажутся на нашем месте.

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Shutterstock

Всякий раз, когда женщины выступают против дискриминации, обязательно появляется мужчина, который начинает живописать, чем обернётся для нас равноправие. «В шахты собрались, бабоньки, угольной пылью дышать? — вопрошает он. — Или в армии желаете служить, год красить заборы от ворот и до обеда? А может, решили узнать, как звенит в голове от хуков слева, которые в разборках между нами, пацанами, приняты?» Послушать таких комментаторов, так жизнь мужчины беспросветна: не успел дембельнуться, так сразу отправили в забой таскать вагонетки вместо пони, и там в первый же день отмудохали коллеги. Не со зла, а потому что традиция: не так посмотрел — готовься заболеть переломом челюсти или сотрясением мозга.

Считается, что, пока мужчины таскают мешки с цементом на стройке или драят зубными щётками туалеты в военной части, женщины живут в заповеднике с молочными реками и кисельными берегами. В офисе не поднимают ничего, тяжелее бумажек. Никогда не бывают сурово, по-мужски битыми. Рожают детей в стерильных палатах в окружении улыбающихся акушерок, а потом растят их, ничего толком и не делая, а деньгами их без перебоев снабжают мужья и государство, только успевай, как волк в советской «Электронике», крутиться и подставлять под потоки монет корзину. Нам не устают повторять, что хлебни мы мужской жизни — сразу заплачем и попросим обратно свою, женскую, которую сейчас не ценим по достоинству.

Но наша жизнь — это не сеттинг с розовыми единорогами, румяными младенцами и обедами из трёх блюд, которые сами собой прорастают каждый день в мультиварках. Мы наслушались про шахты и армии — и теперь хотим рассказать, что значит жить как женщина.

Ходи на свидания, как девушка

Ты наверняка слышала эту шутку от мужчин: «Хочешь равноправия? Тогда плати за свой кофе!» Нас пугают, что в прошлое уйдут все знаки внимания: не будет больше ни ухаживаний, ни букетов. Даже руку при выходе из автобуса никто не подаст — спрыгивай со ступеньки сама как хочешь! Останется только суровое: «Хочешь заняться сексом? Нет? Ну тогда до свидания!»

Мужчины любят рассуждать, как несправедливо устроен мир: секс нужен обоим, но именно им приходится исполнять танцы с ресторанами и цветами вокруг девушки. И очень редко парни задумываются, сколько мы тратим сил, чтобы стать достойными этого эспрессо-ромашкового пасодобля. А ведь окажись мужчины на нашем месте, то уже после первого же свидания согласились бы оплатить и кофе, и букет, и даже смартфон, потому что это проще и дешевле.

Их бы взвешивали — а не слишком ли упитаны? Проверяли, подтянут ли пресс — скинни-фэт никому не нужны, даже если с фигурой повезло при рождении, изволь пойти в зал и придать телу приятную упругость и сексуальную рельефность. Всех без маникюра и педикюра клеймили бы неухоженными распустёхами, а при виде недепилированного паха высмеивали: «Милый, что это за куст?» Дурным тоном стало бы являться на свидание в пуховике: для зимы надо купить элегантное пальто, чтобы не расстраивать свою спутницу недостаточно стильным видом.

Да и к сексу требования бы возросли. Нельзя заняться им просто так — изволь закончить курсы по глубокому куннилингусу, использованию секс-игрушек и тайскому эротическому массажу. А ещё на всякий случай научись получать оргазмы от анального проникновения: вдруг девушка затейница и предпочитает страпон. Отказываться ни от чего нельзя — так делают только фригидные и закомплексованные мужчины. Про своё удовольствие, конечно, тоже надо думать, но самому и не отвлекая партнершу от её собственного оргазма.

А мы бы, честное слово, с удовольствием оплатили таким любовникам кофе и принесли розу, потому что отлично знаем, сколько стоит капучино, а сколько — элос-эпиляция.

Воспитывай, как мать

Армия, говорите? Жизнь по графику, который выбирали не вы? Год взаперти? Добро пожаловать в мир матерей: держите три таких.

Всего лишь месяц самоизоляции, и Сеть уже переполнена стонами мужчин о том, как тяжело им даётся карантин: дети скачут по головам, день превратился в череду непрекращающихся домашних дел — приготовь, научи, убери, развлеки. Мамы в декрете демонически хохочут: поздравляем и приветствуем в нашем клубе! Для них мало что изменилось: визит в гости давно уже был смутным воспоминанием о веселье и общении с друзьями, зато поход к мусорному баку или в магазин превратился в культурное мероприятие — куда там Венской опере.

Для нас социальная изоляция после рождения ребёнка — это обыденность. Мы знаем, что жизнь поменяется, и спокойно это принимаем. Мы проводим несколько лет в чужом ритме: кормления, купания, укладывания. И даже не взрываемся, когда слышим: «Дома сидишь, не работаешь, уставать не должна!» Молчим про то, что после беременности начала болеть спина и посыпались зубы. Объяснять бесполезно: женщину, говорящую, что родительство — тяжёлый труд, слушать не станут, а сразу заклеймят как плохую мать.

Хватит пугать нас службой в армии, которая ждёт девушек после торжества равноправия. Поговорим о ней, когда появится обязательный декрет для мужчин, от которого нельзя будет отказаться, прикрываясь справкой о плоскостопии или размерами зарплаты: «Милая, тебе выгоднее уйти в отпуск по уходу за ребенком!» Это не мы попросимся домой, это мужчины будут умолять пустить их обратно в казармы после месяца сна по расписанию младенца: пять часов каждый день — не проблема, просто не подряд.

Работай, как женщина

Наша работа — это не сплетни в офисе и обмен рецептами. Работать, как женщина, — это получать на треть меньше, чем мужчины, за те же обязанности; слышать отказы при приеме на работу, потому что «родите и уйдёте в декрет»; видеть, как повышают менее компетентного коллегу, ведь все знают, что женщины не годятся в руководители! Мы слывём скандалистками там, где мужчину назовут умеющим отстаивать свою точку зрения. Мы соглашаемся на любые, даже самые людоедские условия, потому что в одиночку кормим своих детей. Мы сталкиваемся с харассментом, чтобы потом услышать: прояви женскую мудрость, преврати всё в шутку!

Хватит пугать нас рудниками. Не надо рисовать картины равноправия, на которых бухгалтерша Зина машет кайлом. Вернисаж будет с совсем с другими полотнами: вот маркетолог Петя, который за 15 тысяч в месяц ворочает неподъёмных лежачих больных, а вот консультант Коля, которому теперь предстоит жить в холодной будке стрелочника и каждую зиму перекидывать тонны снега. Женская работа никогда не была простой и лёгкой — ни в прошлом, ни сейчас. А вот низкооплачиваемой — очень и очень часто. Хотите на наше место? Что ж, не удивляйтесь, если обнаружите себя в той же шахте.

Дерись, как девчонка

Нас часто обвиняют в том, что равноправия мы хотим, а вот драться с мужчинами на равных не готовы и способны лишь ныть, что девочек бить нельзя. И нас жалеют, идут навстречу, не обижают. То ли дело — суровый мужской мир, где по любому поводу в разные стороны летят выбитые зубы, а шрамы после схваток исчисляются десятками.

Но быть женщиной — это не жить в мире, где тебя пальцем не тронут. Это бояться заходить в лифт с незнакомцем и сжимать в кулаке бесполезные ключи, когда поздно вечером возвращаешься домой. Это говорить подруге, которую сажаешь в такси: «Позвони, как доберёшься!» — и демонстративно фотографировать номер машины. Это слышать, как этажом ниже бьёт соседку её пьяный муж. Это знать о домашнем насилии и надеться, что ты не станешь его жертвой. А если стала, услышать: «Подумай, чем ты его до этого довела!»

А когда дело действительно доходит до драки, то это неравный бой, где у нас только один шанс спастись — убить или покалечить насильника. И отправиться в тюрьму, утешая себя тем, что дети живы, а из тюрьмы можно вернуться — в отличие от кладбища.

Так что хватит рассказывать нам про благоустроенную женскую резервацию, где беззаботные девушки в венках водят хороводы, пока вокруг мужчины погибают от непосильной работы на шахтах или жертвуют собой, грудью заслоняя родину от захватчиков. Мы отлично знаем, каков наш мир. Он полон труда, борьбы и несправедливости. И оказаться на нашем месте — это не отправиться делать ноготочки после необременительной работы в офисе, а потом съесть в кафе пирожное, за которое не надо платить. Это работать больше и получать меньше, остаться одной с больным ребенком или молчать всю жизнь об изнасиловании, думая, что сама виновата.

И мы не желаем такой жизни. Ни себе, ни другим. И потому не боимся говорить, чем она нас не устраивает, — это первый шаг к тому, чтобы её изменить.