«Жируха, стыдись!»: кому помешали полные женщины

Отчего понятие «бодипозитив» все еще кажется многим из нас чужеродным? Почему нам не дает покоя лишний вес (не свой, а чужой) и зачем мы с таким упоением занимаемся фэтшеймингом?

«Жируха, стыдись!»: кому помешали полные женщины GettyImages

Фэтшейминг — это, по сути, травля людей с лишним (или просто большим) весом: фэтшеймеры постоянно напоминают полным людям об их весе, публично обвиняют их в нежелании похудеть и открыто оскорбляют, называя «жиробасами», «толстыми свиньями» и «грудами сала». Причем объектом насмешек и оскорблений чаще всего оказываются женщины, а не мужчины. Это серьезная проблема. В современном мире фэтшейминг достиг таких масштабов, что в ответ появилось движение «Бодипозитив», главная цель которого — побудить людей принимать чужую внешность такой, какая она есть. Но, увы, в нашем обществе эта идея пока не находит отклика. Давай разберемся почему.

«Жир — это уродливо, я не хочу смотреть на это»

На самом деле нет. Жир не уродлив сам по себе, жир принято считать уродливым сейчас. При этом всем известно, что так было не всегда: мало кто не видел фигурки палеолитических Венер или репродукции полотен мастеров Высокого Возрождения. Наши личные критерии красивого и уродливого вовсе не являются личными, они базируются на представлениях общества о прекрасном, а прекрасное тело — это худое тело вот уже много десятилетий. Оно было или просто худым (от Твигги к «героиновому шику»), или спортивным (от супермоделей 90-х к современным фитоняшам), а вот полным не было. Но времена меняются: на подиумы стали выходить модели плюс сайз, актрис с пышными формами начали приглашать на главные роли, но общество все еще не готово это принять. Почему?

Потому что мы стали путать идеальные картинки с реальной жизнью. Вокруг нас слишком много визуальной информации — информации ненастоящей, придуманной: идеально выглаженные в фоторедакторах снимки, фильмы со спецэффектами. Мы очень часто видим красивое, настолько часто, что некоторые решили, будто у них есть право не видеть того, что они считают некрасивым. «Будь жирной, но не показывай никому свои фотографии, нам неприятно это видеть». А еще некоторым неприятно видеть полных людей в обтягивающей или открытой одежде: «Фу, прикройся». Но с какой, собственно, стати? Почему бы тогда не запретить разговаривать и смеяться людям с неправильным прикусом? А люди с искривленными или широкими носами пусть носят медицинские маски — в моде же тонкие прямые носы.

Но нет, только лишний вес является поводом открыто оскорблять людей и требовать, чтобы они не «выпячивали свои жиры». Потому что…

«Жирные просто ленивые «

Ленивые и безвольные люди, неспособные «просто взять себя в руки и похудеть». Приписав людям с большим весом грехи лени и чревоугодия, общество пошло дальше. Полные люди считаются глупыми и сталкиваются с дискриминацией в сферах образования и карьеры: если ты не глупый, то почему не сообразишь, как похудеть? Полнота также ассоциируется с плохой гигиеной: раз уж толстухе лень ходить в зал, то и мыться наверняка лень. Таким образом общество стигматизирует людей с большим весом, ставит на них клеймо. И это словно бы дает индульгенцию фэтшеймерам: они не просто оскорбляют и унижают людей, они обличают «страшные» пороки толстяков, а значит, совершают якобы хороший поступок. Кто, если не они, укажет этим жиробасам на то, что те неправильно живут?

И эта проблема — не только проблема лишнего веса. Это проблема общества, которое создает искусственные рамки — для того, чтобы был повод пинать тех, кто в них не вписался. И женщины — первые кандидаты на место вне рамок. Потому что «женщина должна». Должна быть красивой, обязана следить за собой и за фигурой — в первую очередь. Типичный патриархат, в котором нельзя быть негодным товаром, иначе станешь парией.

«Ожирение — это нездорово, эти люди больны!»

Откровенно лицемерное утверждение: никто, кроме неофитов от здорового образа жизни, не осуждает людей, которые не увлечены физкультурой. Никто не беспокоится о том, как часто посторонние люди делают флюорографию. Никто не хочет знать, как вредят своему здоровью курильщики и алкоголики — пока те не вторгаются в чужое пространство со своим вонючим дымом и пьяными дебошами. Никого не интересует, как давно сдавал анализ крови сосед по лестничной клетке и в каком состоянии его сосуды и суставы. А вот сосуды и суставы полных людей отчего-то интересуют всех. С какой, казалось бы, стати? Каждый заботится о своем здоровье сам, кому какое дело до чужого геморроя?

Дело очень простое: это не вопрос здоровья, это вопрос власти. Худые люди очень любят рассказывать толстым, как именно им нужно питаться, чтобы похудеть, как лечиться, чтобы похудеть, как двигаться, чтобы похудеть. Сам факт лишнего веса у полного человека словно бы превращает любого худого в строгую училку Марьиванну: «Сейчас я тебя, жиробас, научу жить правильно, а ты будешь слушать и слушаться. Ходите сюда, свиньи, я вам открою истину». Таким образом любой человек, неспособный достичь успеха в выбранной сфере деятельности, имеет возможность потешить чувство собственной важности, самоутвердиться за счет другого: я худой — значит, я успешнее толстяка, умнее и вообще лучше. Мне положена роль учителя и наставника. И чем агрессивнее фэтшеймер, тем выше вероятность того, что маленький размер одежды — единственное его жизненное достижение. Вполне вероятно, что просто генетическое.

Еще один важный момент — обвинение полных людей в пропаганде нездорового образа жизни: «На это смотрят наши дети! Они могут решить, что быть толстым — нормально!» Дети — это вообще универсальный щит, им можно прикрыть все что угодно. В том числе и собственное нежелание этих самых детей хоть как-то воспитывать. Потому что привычка к здоровому образу жизни как к норме воспитывается личным родительским примером. Но делать зарядку по утрам вместе с детьми — это слишком тяжело. Проще стигматизировать полных. Правда, некоторые полные все-таки тоже дети, а травить детей грешновато. Но зато можно травить их родителей, которые допустили такое. «Да, точно, это виноваты они, а вовсе не мы», — именно так и мыслят фэтшеймеры.

«Сами виноваты, как можно было так себя запустить!»

Вообще, чувство вины за вес как таковое навязывается людям с большим весом по умолчанию. Вопрос лишь в степени этой вины. Есть не очень виноватые — это те, кто располнел из-за проблем со здоровьем. По сети давно гуляет фейк о том, что таких людей якобы всего 5%. Это совершенно не так, но это прекрасный повод заклеймить всех полных вообще: вы просто разожрались и сами в этом виноваты! Это типичное обвинение жертвы. На самом деле, все понимают, что унижать других людей ради собственного удовольствия — это нехорошо. Но если сделать этих людей виноватыми, то вроде уже и можно. Они ведь сами выбрали для себя этот путь, они добровольно жирели, а значит, должны быть готовыми к роли изгоев. Кто не хочет быть униженными, тот не жрет в три горла. еще одна индульгенция: это не я был жесток, это меня спровоцировали, они сами этого хотели.

Вторая сторона этой медали — лицемерная жалость. За счет полного человека всегда можно побыть добреньким: я тебе расскажу, как плохо быть толстым, и сразу стану хорошим и заботливым добрым человеком. Благодари же меня! Кто тебе еще глаза откроет на то, как ты себя запустила?!

«Жирные не имеют права на счастье»

И вот тут фэтшейминг разворачивается своим уродливым лицом исключительно к нам, к женщинам. Потому что мужчина с лишним весом право на счастье имеет, а женщина — нет. При этом нападать на нее будут оба лагеря. И если мужчин с их ценным мнением на предмет «Я б не вдул!» можно игнорировать, то женщин игнорировать не получится. Потому что это вопрос иерархии в патриархальном обществе: ты жирная, а я — нет, значит, мой статус выше. Казалось бы, ну так и радуйся, ведь чем больше полных женщин, тем меньше конкуренция за статусных самцов, которые, естественно, предпочитают худых. Зачем травить неудачниц, они же тебе не конкурентки?

Все очень просто, вернемся в пункт 1: красиво то, что общество согласилось считать красивым. Если не травить толстых, завтра их, не приведи мироздание, могут и красивыми счесть. А это значит, что все блага, положенные красавицам, достанутся им, а не тебе. Потому что блага выдают статусные самцы.

Второй момент — идея о том, что счастье надо заслужить, желательно путем тяжкого труда и суровых ограничений. Годы пахать в спортзале и сидеть на куриной грудке с гречкой — и ради чего? Ради того, чтобы какая-то жируха, всю жизнь жующая тортики, получила тот же самый кусок счастья? Да с какой стати? Пусть сперва добьется!

Но дело тут вовсе не в том, что только толстые якобы не имеют права на счастье. Дело в том, что женщины не имеют права на счастье. Ни на какое счастье, кроме того, которое общество признало самым правильным: будь худой и красивой, привлекай внимание мужчин, отхвати себе самого правильного и никогда-никогда не толстей и не старей.

Если вдуматься, то жить в этой парадигме — большое несчастье. Для всех нас.

Фото: Gettyimages; Depositphotos;
 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить