РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Я не видела его два месяца»: москвичка пытается вернуть своего ребенка

13 июня — по словам Ирины Павловой, именно в этот день она видела своего сына Андрея в последний раз. Ни обнять, ни поговорить с ребенком ей тогда не удалось. Женщина рассказывает, что уже два месяца отец ребенка и ее бывший гражданский муж Алексей Гавриков не позволяет ей видеться с мальчиком.
Тэги:
«Я не видела его два месяца»: москвичка пытается вернуть своего ребенка

Мы встречаемся с Ирой в кафе. Стройная невысокая женщина с аккуратно подстриженными светлыми волосами крепко сжимает чашку с кофе и время от времени делает большой глоток, чтобы перевести дыхание.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

У Иры большие глаза и очень выразительная мимика. Когда она нервничает, кусает губы, взгляд напряженный и отстраненный. Только когда разговор заходит об Андрюше, лицо Ирины ненадолго освещает улыбка.

«Я знаю, что все матери считают своих детей лучшими. Но мой Андрюша действительно уникальный. Он чуткий, добрый, мудрый даже».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ира на всю жизнь запомнила тот последний раз, когда встретилась с сыном. В середине июня, с привлечением опеки, ей удалось попасть в квартиру бывшего мужа. Она заранее уточнила время, когда лучше приехать, чтобы не попасть на дневной сон ребенка. Но переступив порог, Ира узнала, что малыш сладко спит, и отправилась на кухню ждать, когда он проснется.

Не прошло и десяти минут, вспоминает Ира, как бывший муж заставил Иру уйти — никакие уговоры не помогли. Ира не знает, слышал ли Андрюша их конфликт, проснулся ли от криков отца, испугался ли. С тех пор ей больше не удалось его повидать.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Жизнь сегодняшним днем

Когда отношения Ирины и Алексея только начинались, ей и в голову не могло прийти, чем все обернется. Пара познакомилась случайно, но связь развивалась стремительно: через месяц Алексей познакомил Иру со своей мамой, а еще через полтора молодые люди уже жили вместе. Ира верила, что намерения у ее избранника самые искренние. Но потом оказалось, что мужчина рассказывал о себе далеко не все.

«О его материальном состоянии я не знала, — признается Ира. — Он говорил, что снимает квартиру, работает по найму, но подробнее о своей должности никогда не распространялся. На самом деле у него свой бизнес, квартира своя. Даже когда мы жили вместе, я никогда в дела Леши не заглядывала — считала, что это его часть жизни. Я хотела просто строить с этим человеком семью».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ира верила, что ее призвание — обеспечить мужу уют. Поэтому, едва вернувшись с работы (она трудилась бизнес-аналитиком в крупной логистической компании), Ира принималась за хозяйство. «Своим присутствием он просто вытеснил друзей из моей жизни, — продолжает Ирина. — После работы я спешила домой, чтобы приготовить ужин. Когда родился Андрюша, убирала каждый день». По словам Ирины, Алексей сразу стал настаивать, чтобы она ушла с работы, но она любила то, чем занималась, и на уговоры не поддалась. Сейчас Ирина радуется, что настояла тогда на своем.

Совсем скоро Алексей стал заводить разговор о ребенке. Но Ире казалось, что отцовство с образом жизни преуспевающего бизнесмена никак не вяжется. «У Алексея было много увлечений, — рассказывает она, — он очень любил путешествовать, занимался спортом. Я говорила ему: "Ты понимаешь, какая это ответственность?» Это же полная смена графика и образа жизни! Меня пугало, что он избегал серьезных разговоров на эту тему. Но Леша любил повторять, что живет сегодняшним днем, верил, что о будущем думать бессмысленно. Сейчас я думаю, что, если бы тогда копнула глубже, никогда не решилась бы рожать от этого человека детей. С другой стороны, когда я вижу, какой у меня невероятный мальчик, я верю, что все было не зря».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Недостаточно крупный ребенок

«Когда я узнала, что беременна, — вспоминает Ира, — очень обрадовалась. Правда, свое счастье мне так и не удалось разделить с близкими. Леша никого не пускал к нам и контролировал, чтобы с работы я сразу ехала домой и нигде не задерживалась». По словам Ирины, единственное, что сказал Алексей, когда узнал, что станет отцом, — выразил желание, чтобы роды прошли в Америке. На этом разговор был окончен.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Официально они так и не поженились. Ире, конечно, хотелось, чтобы ребенок родился в браке, но она считала, что это не самое главное. Она хотела, чтобы первым человеком, который увидит малыша, после ее мамы и врачей был Алексей.

«Наша жизнь превратилась в холодное сосуществование. Я думала, это временные трудности, все ждала, когда в Леше проснется отцовский инстинкт».

Сын появился на свет в августе 2016 года. «Я родила ребенка на месяц раньше срока, — говорит Ира. — Это был крупный здоровый малыш, но Леша был недоволен. Он сам родился весом в 5 кг и был убежден, что женщина обязана родить именно такого "богатыря". Я пыталась ему объяснить, но он продолжал повторять, что ребенок недостаточно крупный».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Вернувшись в Москву, Ира вся ушла в заботу о ребенке. «Когда Андрюша родился, мы искупали его вместе, наверное, раза два-три за все время, хотя я всегда считала это важным семейным ритуалом, — продолжает Ира. — Наша жизнь превратилась в холодное сосуществование. Я думала, это временные трудности, все ждала, когда в Леше проснется отцовский инстинкт. Просила его помогать мне, но в ответ слышала только, что я ленивая. Он говорил, что любая женщина должна воспитывать ребенка сама, а до трех лет отец ему вовсе не нужен».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Жизнь в кайф

Когда Андрюше было 7 месяцев, его родители разъехались в первый раз. «Мы должны были вместе лететь в Сочи, но за 12 часов до самолета у нас случился конфликт, и Леша велел мне собирать вещи и улетать к маме», — говорит Ирина. Отдыхать Алексей уехал один, а она действительно сложила вещи в два чемодана, купила билеты и отправилась в родительский дом. После этого отец ребенка как будто пропал: Ира не дождалась от него даже дежурного звонка с вопросом, как долетели.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дома Иру встретили с распростертыми объятиями, и ненадолго она окунулась в родительское тепло. Когда все немного успокоились, Ира стала пытаться наладить общение с Алексеем. Она верила, что ребенку нужен отец. В конце концов паре удалось установить шаткое перемирие, и они снова стали жить вместе. Но ничего не складывалось — у каждого к тому моменту уже была своя жизнь.

Устав от холодности, Ира на этот раз сама предложила мужу разъехаться. Ей показалось, что Алексей встретил это предложение с облегчением. «Я спросила, думал ли он сам о расставании. Он честно ответил: "Да, я хочу жить кайфово". И мы с сыном уехали».

Ира купила квартиру и переехала с маленьким Андреем и своей мамой на новое место. «Первое время Леша приезжал повидаться с сыном пару раз в неделю, — вспоминает она, — но его хватило всего на несколько недель. Он все время был недоволен — жаловался, что сын с ним не разговаривает. Хотя ребенок прекрасно говорит, просто почему-то в присутствии папы молчит. Через несколько недель Леша "исчез с радаров" на пару месяцев. Потом возобновил встречи, стал забирать сына. Впрочем, возвращал он его быстро — ему все время не нравилось, как Андрей себя вел. Сын возвращался от папы какой-то отрешенный. Стоило ему оказаться дома, он вцеплялся в меня и не отпускал».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Он сказал, что сына я больше не увижу»

В начале мая Андрюша заболел. Ирина не отходила от него ни на шаг. Мальчик уже шел на поправку, когда внезапно позвонил отец и сказал, что хочет забрать его. Ира пыталась отговорить бывшего мужа: хотя температуры не было, Андрюша был все еще слаб. Но Алексей, по словам Иры, и слушать ничего не хотел. Он приехал, увез ребенка и... заблокировал ее номер.

Очень скоро стало понятно, что это не просто попытка припугнуть бывшую жену. День за днем Ирина пыталась выйти с Алексеем на связь, даже просила сестру позвонить ему, чтобы не раздражать его своим голосом. Отчаявшись получить ответ, она стала бродить во дворе своего бывшего дома в надежде подгадать момент, когда отец с сыном выйдут гулять.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Однажды ей это удалось. Воспользовавшись тем, что Алексей отвлекся на телефонный разговор, Ира подошла к сыну и заговорила с ним. Она не стала брать малыша на руки — боялась, что напугает ребенка своим внезапным появлением.

«Тут Леша закончил разговор, заметил меня, взял ребенка на руки и сказал, что сына я больше никогда не увижу, — рассказывает Ирина. — Я пошла за ним, просила дать мне обнять Андрюшу. Не выпуская ребенка из рук, на глазах у всего двора Алексей начал меня бить кулаками... Оттуда меня забирала скорая. Диагноз — сотрясение мозга».

«Сразу после этого я написала заявление в полицию, — продолжает Ирина, — обратилась к органам опеки и стала готовиться к суду. Опеке Алексей сказал, что не препятствует мне видеться с сыном. Я продемонстрировала сотрудникам, что не могу до него дозвониться, — он заблокировал мой номер. Тогда представители органов опеки сами набрали его и договорились, чтобы я встретилась с сыном. Он поставил условие, что приехать я должна немедленно, пока ребенок не лег спать. Я рванула туда».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Тогда-то и состоялась та злополучная встреча, когда Ира смогла увидеть ребенка только спящим.

Семейный киднеппинг в России

Если у двух взрослых людей есть общий ребенок, но счастливой семейной жизни у них не сложилось, они обязаны договариваться, где он будет жить. «Согласно статье 61 СК РФ, родители имеют равные права и обязанности, — говорит Рабадан Кабтиев, адвокат Международной Коллегии адвокатов "Москва". —  Все вопросы, касающиеся воспитания и образования, решаются по взаимной договоренности с учётом мнения детей».

Тут мы наталкиваемся на интересную правовую лакуну. В законодательстве нет нормы, которая защитила бы права матери в случае, если отец скрывает общего ребенка. «Нахождение ребёнка у одного из родителей вопреки мнению другого родителя не может рассматриваться как уголовное преступление, так как равенство прав родителей допускает такую ситуацию, — подчеркивает Рабадан. — По закону мать и отец имеют равные права на воспитание сына или дочери, и полиция не может просто взять и забрать ребенка у одного из родителей по требованию другого». Более того, в правовом поле просто не существует понятия «семейный киднеппинг».

Как правило, суд выносит решение, что ребенок должен жить с матерью, особенно если он младше десяти лет. Согласно Декларации прав ребенка, «малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью».

Но и тут не все так просто: между решением суда и исполнением — пропасть. «Решение суда должно исполняться судебными приставами, — написано на сайте, посвященном семейному киднеппингу "STOPкиднеппинг". — Однако рычагов воздействия у них немного, а стимулов для активных действий – и того меньше».

Неделю назад состоялось первое заседание суда. Но ответчик на суд не явился, прислав вместо себя представителя. Следующее заседание назначено только на конец августа.

Каждый день она думает о своем малыше: что он ест, достаточно ли гуляет, помнит ли ее... В августе ему исполнится два года. Ира признается: она боится, что Андрюша забудет ее. Но тут же одергивает себя и говорит, что это неважно, главное — чтобы с ним все было хорошо.

Загрузка статьи...