РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Время шлюх»: как нас начали оскорблять федеральные СМИ

Дело Buceta Rosa продолжает шествие по стране. Вчера «Московский комсомолец» выпустил статью, в которой писатель Платон Беседин, нимало не смущаясь, назвал всех нас шлюхами. Извини, но нам придется процитировать этот текст — для того, чтобы наглядно показать, как к нам относятся русские мужчины. Ну, чтобы у тебя не было больше иллюзий.
«Время шлюх»: как нас начали оскорблять федеральные СМИ
GettyImages

Начать следует с того, что весь этот текст, по сути, является прямым нарушением уголовного кодекса  Российской Федерации. Так, нелюбимая в обществе 282-я статья запрещает действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам ПОЛА, расы, национальности, языка, происхождения и так далее. Но желание указать русским женщинам их место в обществе, судя по всему, оказалось сильнее желания не переступать законы этого самого общества. Давай почитаем, что о нас думают и Платон Беседин, и редакция федеральной газеты с почти миллионным тиражом.

"Мы гордимся тем, как Россия разрушает стереотипы о себе, но есть один, который упорно поддерживается на ЧМ: речь о продажности российских девушек. Не все таковы, конечно, вот только паршивые овцы позорят все стадо. Да и, будем откровенны, немало этих паршивых овец.

Соцсети забиты видео, на которых юные и не очень россиянки ведут себя как потасканные девки с заниженной социальной ответственностью.

И подобная картинка — во всех городах нашей Родины, которым выпало принимать мундиаль. Перед иностранцами многие россиянки ведут себя как шлюхи».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Заметь, с какой феерической легкостью автор в трех абзацах подряд прямо обвиняет русских женщин в торговле телом. Оставим пока в стороне отношение нашего общества к вовлеченным в проституцию людям как к «неженщинам» (привет, республика Гилеад!), к этому мы еще вернемся. Давай сначала подумаем, откуда вообще взялась эта манера рассматривать сексуальные отношения женщин как торговлю собой.

Женщина и ее тело — это, в понимании российских мужчин, судя по всему, все еще объект. Секс – это ресурс, которым коварные женщины завладели, и с его помощью шантажируют мужчин: могут «давать», могут «не давать». При этом у русского мужчины есть совершенно законное право на этот ресурс – то есть он так думает: «давать» ему обязаны, это же «по природе»! И когда женщины «не дают» условному русскому Ване, а «дают» условному испанскому Хулио, русские Вани впадают в крайнюю степень фрустрации. Э! Куда?! Это мое! Ты моя, твоя вагина моя, тебя придумали для моего удовлетворения, ты мне должна дать, а не ему!

Тот факт, что женщина – тоже личность, живой человек и может хотеть секса с кем угодно и заниматься им с кем угодно, в головы возмущенных российских мужчин, вероятно, никак не укладывается.

При этом мундиаль просто стал той самой соломинкой, что переломила хребет верблюду: нас регулярно называли шлюхами и раньше (особенно доставалось жертвам изнасилований), но когда русский Ваня понял, что бабы «дают» еще и «не нашим», адская смесь из мизогинии, невежественности и расизма щедро выплеснулась из его головы прямо на страницы федеральных СМИ: его личная собственность (а именно так, судя по всему, условный Ваня видит русскую женщину) не просто посмела «дать» не ему, она посмела переметнуться в стан врага! Чернильница! Западная подстилка! Сжечь еретичку!

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

 Читаем дальше:

"В такой шизофрении и существует наша страна: Запад плох и порочен, но его надо копировать, — странное сочетание раболепия и ненависти. Но в основе своей с 80-х мало что изменилось: в России одно дерьмо, на Западе — сладкая вата; таковы массовые представления».

Мы снова видим, как автор отказывает женщинам в том, в чем не готов отказать себе: это он, мужчина и человек, может хотеть хорошего секса с приятной партнершей. Женщина – не может. Если женщина целуется на улице с условным Хулио, то она либо продает свое тело за деньги, либо раболепно преклоняется аж перед самим Иностранцем (произносим с придыханием), либо надеется приобрести от связи с ним какие-то выгоды – например, возможность выйти замуж и уехать из страны.

Согласно этой логике, женщина действительно либо шлюха (то есть человек, обменивающий доступ к своему телу на доступ к материальным благам), либо недоразвитая туземка, исповедующая карго-культ. Вот только согласно этой логике женщина — вообще не человек.

Потому что базовые потребности человека, включая потребность получить сексуальное удовлетворение, из этой парадигмы напрочь вычеркиваются. Женщина не может хотеть секса с красивым и сексуально привлекательным партнером. Женщина вообще не может хотеть секса, а может хотеть быть функцией – обслуживающим персоналом для мужа и детей. Хотеть секса только потому, что она хочет секса, женщине запрещается. Можно ли в таком случае считать женщину полноценным человеком? Разумеется, нет. Они и не считают. И потому не видят ничего предосудительного в оскорблении половины нации на страницах федерального СМИ. Ну что вы, право, это же не люди, это функции.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

"Можно сказать, что за них стыдно. Но, боюсь, слово «стыд» тут будет выглядеть атавизмом. Это чувство многим российским девицам неведомо в принципе. Говорить им о нем — все равно что цитировать исламскому радикалу Нагорную проповедь. У российских девиц, окучивающих иностранцев, понятия стыда, морали, нравственности напрочь вычеркнуты из сознания».

Вот, например, еще одна яркая иллюстрация: автор сокрушается на предмет того, что нет у русских женщин никакого стыда. Чего же именно он предлагает нам стыдиться? Снова своих базовых и абсолютно естественных потребностей и желаний.

Впрочем, не только о сексе речь: недавно певец Влад Топалов на всю Сеть сокрушался, что полная женщина позволяет себе... есть. Понимаете масштаб, да?

Но вернемся к сексу: мы уже много раз писали о «двойных стандартах» в нашем обществе. Мужчина, часто меняющий партнерш, – «жеребец», женщина в такой же ситуации — «шлюха». Для мужчин открывают курсы пикаперов, где учат «снимать давалок на один раз», - для женщин открывают секс-тренинги, где учат глубокому минету и объясняют, что анальный секс можно и потерпеть, раз мужчине это нужно (то, что это ему прямо жизненно необходимо, даже не подвергается сомнению). Женщина, ставшая жертвой изнасилования, – шлюха и сама виновата. Мужчина в той же ситуации – практически национальная святыня: после трагической истории с изнасилованием задержанного бутылкой из под шампанского прошло уже семь лет, но ее до сих пор вспоминают как страшное, нечеловечески жестокое преступление против личности. И это совершенно правильно. Вот только изнасилованным и даже убитым женщинам такого отношения не полагается. Вспомним хотя бы жуткую историю смерти Тани Страховой и реакцию общества на нее.

И нам полагается стыдиться и за себя, и за ту деву. За ту, которую изнасиловали и убили (шлюха!); за ту, которая позволяет себе часто менять партнеров (шлюха!); за ту, которая позволяет себе целоваться с условным Хулио через полчаса после знакомства (шлюха! Шлюха! Шлюха!).

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но все же, откуда это взялось? Можно заглянуть в глубины темного патриархата и найти однозначный ответ на этот вопрос, но сейчас все-таки на дворе 2018 год, железный занавес пал, когда часть возмущенных российских мужчин вообще еще не родилась, в Гугле никого не забанили и можно посмотреть, как живут люди везде, а не только в России. И увидеть, что условный Хулио, может, где-то глубоко внутри себя и считает условную «Натащу» легкодоступной женщиной, но, по крайней мере, молчит об этом. И не потому, что он так счастлив, что ему «дают», а потому, что в его-то стране быстрый секс по обоюдному желанию – норма, а не повод женщину публично клеймить. Но что не так с нами?

Судя по всему, мужская часть нашего общества намерена и на елку влезть, и попу не оцарапать. То есть, с одной стороны, они желают видеть межгендерные отношения в России лайт-вариантом отношений в исламском мире: женщина – собственность мужа, на других мужчин не смотрит, себя им не показывает, ее задача – рожать, молиться, поститься, носить юбку в пол и относиться к мужчине как к господину и повелителю, а также полностью его обслуживать – эмоционально, сексуально, ну и в бытовом плане тоже, потому что он – «добытчик и каменная стена».

С другой стороны, наш мужчина желает видеть рядом с собой эмансипированную женщину: сетевые холивары на тему «Кто должен платить за кофе?» не утихают уже лет 15; «меркантильные твари» — уже даже не оскорбление, а совершенно нормальное описание женщин в мужских сообществах; алименты не платят 70% разведенных российских отцов, потому что, по их мнению, бывшая будет на его кровные 5 тысяч рублей ежемесячно любовника на Мальдивы катать – нечего, пусть сама-сама, он ей не донор! Ребенок из этой схемы, понятно, выпадает – будто его и не было никогда.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

При этом мужчины считают, что у нас в стране правит проклятый матриархат: коварные женщины сплошь и рядом отбирают у бедных мужчин жилье, зарплату, детей, никакой управы нет в государстве на этих мерзавок!

То есть понимаете, да? Мужчинам хочется, чтобы мы совместили в себе несовместимое: подчинялись им, но содержали и себя, и зачастую и мужчину же; несли ответственность за семью и быт, но не имели права голоса; полностью взяли на себя все проблемы семейной жизни, но не имели права распоряжаться ничем, включая собственное тело; и – вишенкой на торте – были бы всегда бодры, веселы, стройны и «вдувабельны».

Совершенно очевидно, что это невозможно никак, но мужчины, гордящиеся своей настоящей логикой (в отличие от женской), все еще ждут, когда настанут эти благословенные времена. Вот, например, Платон Беседин тоже ждет и даже предлагает план действий:

"И с этим надо бороться — созданием альтернативных образов, альтернативной картинки. Необходимы чистые примеры реальных людей, для которых честь, мораль, достоинство, любовь к Родине — не пустые слова. Тот же патриотизм, те скрепы, которые нам втюхивают сегодня шлюхи разных мастей и ориентаций, не работают. И если мы не хотим, чтобы образ России ассоциировался с хабалистой давалкой, вычисляющей иностранную жертву, то действовать надо прямо сейчас. Мы и так уже, как показал ЧМ, слишком много времени потеряли».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Понимаете, да? Тот самый человек, который в каждом абзаце своей статьи обзывал русских женщин шлюхами, «давалками», продажными и бесстыдными туземками, преклоняющимися перед «белыми господами» из других стран, предлагает нам всем срочно начать нести в массы доброе, разумное, вечное. Так, девочки, встали, почесали синяки от пинков, утерли плевки с лиц, улыбнулись и – Оле-оле-оле-оле! — пошли представлять Россию-матушку как положено: очи долу, в руках каравай, вид лихой и придурковатый, а в голове держи, что тебе сегодня еще борща наварить, детей накормить-уложить, господину ноги мыть и воду пить, а потом, так и быть, – спи-отдыхай. В смысле – иди поработай, мужчину надо поддерживать!

И полагается тебе за все это один-единственный пряничек: условный русский Ваня в интернетике скажет, что ты-то нормальная женщина. Не то, что все эти шлюхи.

Кажется, дорогие читательницы, мы все должны поблагодарить условных Хулио, Педро, Хансов, Ксавье, Петеров и Йоханов за то, что они, сами того не желая, показали нам, как к нам относятся русские мужчины. И наплевать, что условные Хулио, Педро, Хансы и им подобные могут про себя думать что-то в этом же духе. Но они от нас ничего не требуют, а говорят: «Ты такая классная! Давай повеселимся!» И веселятся с нами, если мы говорим «да», или с улыбкой желают хорошего вечера и уходят, если мы говорим «нет». Те из нас, кто хотел от веселых болельщиков  хорошего секса, – получили его. Но и они, и все остальные русские женщины получили гораздо больше: мы узнали, что к нам можно относиться как к людям, и, кажется, за месяц чемпионата привыкнем и сами к себе так относиться.

Шах и мат, Ванечка. То есть – победа команды женщин по пенальти.

И еще: команда Cosmo создала петицию против статьи в «МК». Мы все подписали. Присоединяйся! 

Загрузка статьи...