Убей ее за носки: как мизогинная реклама превратилась в людоедскую

Мизогинный ролик к 23 февраля компании DNS, в котором мужчина вывозит связанную заплаканную женщину в лес, кидает на снег и заставляет рыть могилу, уже удалён с Youtube. Глава компании Дмитрий Алексеев принёс неловкие извинения и тем не менее «творческие и креативные ребята», как выразился Алексеев, не уволены. Непонятно даже, вынесли ли им выговор за этот «эксперимент». В том, должны ли мы оставить все как есть, попыталась разобраться в своей колонке Ольга Карчевская.

Убей ее за носки: как мизогинная реклама превратилась в людоедскую

Рейтинг страниц региональных представительств DNS в соцсетях обрушен: везде стоят оценки «1» и много возмущенных комментариев. Тысячи пользователей соцсетей написали, что отныне бойкотируют эту торговую марку и никогда не посоветуют её знакомым. Запущены хештеги #dnsучитнасилию и #бойкотdns. Инициативная группа во Владивостоке заявила о намерении подать коллективный иск к компании DNS по 282-й статье — за возбуждение ненависти к женщинам и нормализацию домашнего насилия. Быть сексистами в эпоху уже почти победившего феминизма — крайне вредно для репутации и экономики бизнеса.

Впрочем, и поддерживающих компанию комментаторов, считающих ролик смешным, тоже немало. Кто эти люди и что с ними не так?

Давайте посмеемся над трупами и калеками

Мизогиния — понятие, обозначающее ненависть, неприязнь либо укоренившееся предубеждение по отношению к женщинам, женоненавистничество. По оценкам правозащитниц, занимающихся вопросами гендерного насилия (то есть насилия мужчин над женщинами), в России в год около 30 тысяч женщин становятся жертвами домашнего насилия. То есть примерно десять посёлков рабочего типа в год — столько женщин каждый год бьют, калечат, насилуют и убивают.

При этом, когда в семье женщина убивает мужчину, в большинстве случаев это значит, что она защищала свою жизнь — как, например, Галина Каторова из Владивостока (где как раз таки и проживает генеральный директор DNS Дмитрий Алексеев), которую недавно суд Находки приговорил к 3 годам колонии за то, что она попала ножом в сердце мужа, который в этот момент её душил.

Случаев, когда мужчина убил жену или бывшую жену и остался на свободе — немало. Только за последнее время было несколько вопиющих случаев такого рода: Андрей Москвин убил свою бывшую жену Ираду Москвину, но поскольку от нанесенных им ранений она скончалась в больнице, ему вменяют всего лишь «причинение тяжкого вреда здоровью, по неострожности приведших к смерти».

Жительницу села Лебедянь Липецкой области Анастасию Овсянникову до смерти забил гражданский муж Максим Грибанов. Он снимал пятичасовое избиение на телефон и отправлял фото друзьям, женщина на фото полностью покрыта гематомами. В результате сотрясения мозга она захлебнулась собственной рвотой, судмедэкспертиза признала это «смертью в результате несчастного случая», Максим Грибанов по сей день на свободе и очень доволен собой.

На Камчатке прошлым летом мужчина убил жену, в сентябре её нашли закопанной в подвале с мешком на голове и связанными руками и ногами. Убийце также инкриминируют «причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть».

Почему мужчин в случаях явно умышленных убийств с применением пыток обвиняют лишь в причинении вреда здоровью и сажают в среднем на 2 года или не сажают вовсе, а женщинами, защищавшими свою жизнь, переполнены колонии? Ответ прост: мизогиния. Наше общество пропитано ей, как солёные огурцы пропитаны рассолом. Криминальные сводки свидетельствуют о масштабном феминициде и неадекватно мягких наказаниях или их отсутствии для убийц, насильников и домашних боксёров на фоне фактического запрета на самооборону для женщин. Если вас убивает ваш муж или сожитель, выбор у вас такой: смерть или 3−7 лет тюрьмы в среднем. И очень повезет, если дадут хотя бы отсрочку исполнения приговора до 14 лет ребенка. Галине Каторовой так не повезло — её арестовали прямо в зале суда.

А про лес — еще смешнее, не так ли?

Ещё не отшумело обсуждение недавнего чудовищного случая с Маргаритой Грачёвой из Серпухова: бывший муж Дмитрий Грачёв два часа пытал Маргариту в лесу, куда вывез силой. Он отрубал ей пальцы фаланга за фалангой, пока не отрубил обе кисти рук. Сейчас Маргарита проходит реабилитацию, пытаясь восстановить функции одной кисти, которую хирургам удалось пришить, а Дмитрий шлёт ей из тюрьмы обещания закончить начатое после освобождения. Эту дикую ситуацию обсудили на всех федеральных телеканалах, в СМИ не рассказал об этом только ленивый. Общество, особенно женская его половина, получило коллективную психологическую травму, просто наблюдая это со стороны. Многие признавались в начавшихся панических атаках, в дебюте тревожного расстройства, в ретравматизации в случаях пережитых в прошлом эпизодах насилия.

Другая дикая история гендерного насилия — случай Артёма Исхакова, жестоко убившего и посмертно изнасиловавшего Татьяну Страхову, усилила общую тревожность, женщины стали намного сильнее бояться мужчин. Незадолго до этого в Сети бурлил «лифтогейт» — для многих мужчин стало сюрпризом, что женщины, оказывается, боятся заходить с незнакомыми мужчинами в подъезды и ездить в лифтах. А ещё раньше акция #янебоюсьсказать ошеломила многих масштабами гендерного насилия — оказалось, что жертвой того или иного вида насилия со стороны мужчин стала едва ли не каждая женщина.

Извините, но вы сами виноваты

Через два дня Дмитрий Алексеев посчитал нужным извиниться второй раз. На это раз в духе «но вообще вы сами виноваты. Сами это нашли, растиражировали, ругаетесь чего-то. Добрее надо быть и юморнее». Клуб весёлых и находчивых просто.

Дорогой Дмитрий Алексеев, у меня для вас плохие новости. Если что-то выглядит как утка, плавает как утка и крякает как утка, то, вероятнее всего, это утка и есть. И если назвать ее орлом, уткой она быть не перестанет.

Отдельно порадовали двойные стандарты: «Компания ДНС не предпринимала никаких действий к распространению ролика. К сожалению, раскрутку ролика обеспечили как раз противницы семейного насилия. Eva Moor хайпанула серьезно и обеспечила на сегодня 44 тысячи просмотров ролика. Алёна Попова обеспечила выход на федеральный уровень, зачем-то тщательно прикрепляя ролик ко всем своим постам».

То есть когда я сам прикрепляю ролик к своему посту — это просто потому, что если его упомянуть, но не показать, то всё равно найдут и посмотрят. А когда-то же самое делают другие — они «рубят хайп».

И какая же всё-таки пропасть между этическими стандартами на цивилизованном Западе и в России — просто беда. В Apple или Microsoft сотрудников, позволивших себе такое, разумеется, уволили бы с черным билетом и обязательно бы об этом сказали, чтобы не поощрять такие «эксперименты» в будущем и не марать своё имя. У нас же «мы благодарны креативным ребятам», а что такого, добрее надо быть.

Да нет, надо быть злее в таких случаях.

«Я считаю, что тут действительно есть за что извиняться, — пишет Алексеев, — готов приносить свои извинения столько, сколько это потребуется. Как официальные, так и человеческие. Прошу прощения у всех, кому мы невольно принесли неприятные чувства, или вызвали неприятные воспоминания. Как только я увидел проблему, так извинился сразу, не дожидаясь волны хайпа. При этом хотел бы отметить, особенно для противников насилия, что не нужно поддаваться „злобе толпы“. В игру: „Он плохо извинился. Нужно встать на колени! Нет, на колени мало, нужно встать на битое стекло и целовать ноги. Нет, нужно деятельное раскаяние, мы хотим, чтобы выдали того, кто это сделал — мы его растерзаем. И т.д.“, я играть не буду. Простите. Ненависть. Друзья, больше всего меня огорчила та ненависть, которую так легко излучают люди. К сожалению, даже те люди, которые говорят правильные вещи, говорят их с ненавистью. Друзья, ненависть не побеждает насилие, а только умножает его! Злоба — плохой советчик. Юмор и доброта, вот путь к лучшему миру».

На самом деле, никто не просил Дмитрия вставать коленями на толчёное стекло. Хотелось бы банально извинений без «но», без ёрничества, виктимблейминга и переноса ответственности за инцидент на пострадавших. Умилило, вот правда другого слова не могу подобрать, что глава большой компании, умный и начитанный человек пытается сделать вид, что живёт под стеклянным куполом, как в шоу Трумана или как принц Гаутама во дворце, не ведая страданий мира. Ну вот не знал человек, что каждая четвёртая женщина в России подвергается домашнему насилию. Ну откуда такое вообще можно знать, если сам никого не бьёшь и телевизор не смотришь. И, конечно же, лучший способ разрядить любую неловкую ситуацию — это вспомнить о юморе. Все же знают, если у кого-то неприятный флэшбэк, паническая атака или там горе, например, то самое уместное — это пошутить и посмеяться.

А путь к лучшему миру лежит через развитие эмоционального интеллекта и эмпатии в частности. Если она работает как надо, то вопросов о том, смешной ли ролик и почему все такие злые оказались, просто не возникнет. Как и замешательства, как на это всё реагировать. А вложиться в качестве комплимента от заведения в поддержку борьбы с гендерным насилием — любым близким тебе способом — это не «попытка замести мусор под ковёр», а нормальная человеческая реакция. Если ты кого-то, пусть и нечаянно, задел, сделав больно, ты естественным образом хочешь не только извиниться, но и как-то компенсировать причинённый вред. Это вот «я просто продолжу вкладываться в робототехнику и медицину» — это не интересовался никогда тем, как там половина человечества живёт, и не собираюсь начинать. Нет на Дальнем Востоке убежища для женщин, переживающих насилие дома? Ну, не беда, когда-нибудь наверняка появятся, держитесь там, главное — не терять позитивного настроя!

Как квалифицировать этот, как сам Алексеев выразился, «маркетинговый идиотизм» — как недальновидность ввиду отсутствия эмпатии или как циничное стремление «хайпануть немножечко» на горячей обсуждаемой теме? Как бы то ни было, и то и другое — в высшей степени печально.

Уверена, что просто «чуточку извиниться» с добавлением «поздравляю всех с праздником» под этим пугающим роликом, размещённым на YouTube в разделе «Юмор» — этого, мягко говоря, недостаточно для нивелирования репутационного провала такого масштаба.

Построить во Владивостоке шелтер, где могли бы находить убежище и проходить реабилитацию жертвы домашнего насилия, — только такой масштаб реакции на «креатив» одного из своих региональных рекламщиков мог бы хоть как-то удержать пизанскую башню репутации DNS. Жаль только, что машину времени ещё не изобрели, что Галина Каторова не может попасть в прошлое и там уйти с маленькой дочерью в такой кризисный центр и не сесть в тюрьму. И многие убитые своими мужьями женщины, в том числе «пропавшие без вести» в лесах близ Владивостока и других российских городов, тоже этого не могут — вернуться в прошлое и остаться в живых. И нет, ролик — не смешной.

Текст: Ольга Карчевская

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария