Сотворение «золотых лотосов»: страшный сексуальный фетиш бинтования ног Китая

«Женщины, не прошедшие обряда бинтования ног, выглядят как мужчины, поскольку крошечная нога и является знаком различия». Именно такого взгляда на протяжении тысячи лет придерживались в Китае вплоть до начала XX века. Чудовищный и калечащий тело и жизнь обычай сохранялся в стране так долго, что врос в плоть ее культуры.

Сотворение «золотых лотосов»: страшный сексуальный фетиш бинтования ног Китая

Существует множество легенд, откуда пошел обычай бинтования ног в Древнем Китае. Самая распространенная из них гласит, что у императора Сяо Баоцзюань была наложница с крохотными ногами. Она танцевала босиком на золотом помосте, украшенном жемчугом, где были изображены цветы лотоса. Восхитившись, император воскликнул: «От каждого прикосновения её ножки расцветают лотосы!»

Вероятно, именно после этой легенды в обиход вошло выражение «нога-лотос», то есть очень маленькая перебинтованная ступня.

Деформированные стопы, по мнению китайцев, подчеркивали слабость и хрупкость женщины, а вместе с тем придавали ее телу чувственность. Чудовищная практика была не только мучительна, но и смертельно опасна. Женщина, по сути, становилась заложницей собственного тела — без возможности свободно передвигаться, ее жизнь была полностью подчинена прихотям мужчин.

Идеальная нога не должна была превышать 7 сантиметров в длину — именно такие ноги назывались «золотыми лотосами».

Кровь и сломанные кости

Бинтование ног было не просто болезненным, но и очень долгим процессом. Оно проходило в несколько этапов, первый из которых начинался, когда девочке было лет 5−6. Иногда дети бывали старше, но тогда кости были не так податливы.

Бинтовали ноги мать или другая старшая женщина в семье. Считалось, что мать в таких делах не очень хороша, потому что жалеет собственное дитя и оттого недостаточно сильно стягивает ножку.

Сначала девочкам подрезали ногти, чтобы предотвратить их врастание, обрабатывали ступни настоями трав и квасцами. Затем брали ткань метра 3 в длину и 5 см в ширину, подгибали все пальцы, кроме большого, и перебинтовали ноги таким образом, чтобы пальцы стремились к пятке, а между ними и пяткой образовывалась арка.

Вот как вспоминает процесс своего бинтования пожилая китаянка в 1934 году:

«После того как все закончилось, она приказала мне пройтись, но, когда я попыталась это сделать, боль показалась невыносимой.

В ту ночь мать запретила мне снимать обувь. Мне казалось, что мои ноги горят, и спать я, естественно, не могла. Я заплакала, и мать стала меня бить. <…> Мать никогда не позволяла менять повязки и вытирать кровь и гной, полагая, что, когда из моей ступни исчезнет все мясо, она станет изящной. Если я по ошибке сдирала ранку, то кровь текла ручьем. Мои большие пальцы ног, когда-то сильные, гибкие и пухлые, теперь были обернуты небольшими кусочками материи и вытянуты для придания им формы молодой луны.

Каждые две недели я меняла обувь, и новая пара должна была быть на 3−4 миллиметра меньше предыдущей. Ботинки были неподатливы, и влезть в них стоило больших усилий. <…> Летом ноги ужасно пахли из-за крови и гноя, зимой мерзли из-за недостаточного кровообращения, а когда я садилась около печки, то болели от теплого воздуха. Четыре пальца на каждой ноге свернулись, как мертвые гусеницы; вряд ли какой-нибудь чужестранец мог представить, что они принадлежат человеку. <…> Мои голени ослабели, ступни стали скрюченными, уродливыми и неприятно пахли — как я завидовала девушкам, имевшим естественную форму ног».

Конечной, самой большой опасностью была инфекция ног. Хотя ногти девочкам постригали, они все равно врастали, это приводило к воспалению. В результате временами возникал некроз тканей. Если инфекция перекидывалась на кости, пальцы отпадали — это считалось хорошим знаком, потому что позволяло забинтовать ноги еще туже. Значит, ступня уменьшится и приблизится к заветным 7 сантиметрам.

Неспособность женщин передвигаться и постоять за себя провоцировала зверства со стороны мужчин.

Андреа Дворкин в своей работе «Гиноцид, или китайское бинтование ног» пишет: «Мачеха или тетя при „бинтовании ног“ проявляли куда большую жесткость, чем родная мать. Существует описание старика, которому доставляло удовольствие слышать плач своих дочерей при наложении повязок…»

Там же приводится еще один случай. Если деревня подвергалась опасности, то женщины с искалеченными ногами не могли убежать: «Около 1931… разбойники напали на семью, и женщины, прошедшие обряд „бинтования ног“, не смогли убежать. Бандиты, раззадоренные неспособностью женщин быстро двигаться, заставили их снять повязки и обувь и бегать босиком. Те кричали от боли и отказывались, несмотря на избиения. Каждый бандит избрал жертву и заставлял ее танцевать на острых камнях… Еще хуже относились к проституткам. Их руки пробивали гвоздями, ногти заталкивали внутрь тела, они кричали от боли в течение нескольких дней, после чего умирали. Формой пытки было привязывание женщины таким образом, чтобы ее ноги висели в воздухе, причем к каждому пальцу ноги привязывали по кирпичу, пока пальцы не вытягивались или даже отрывались».

«Сладострастные бедра»

Забинтованные ноги были одним из мощнейших сексуальных фетишей китайцев. Рядом со слабой, неспособной на самозащиту женщиной любой мужчина чувствовал себя «героем» — на этом и строилось притяжение. Мужчины безнаказанно могли делать с женщинами все, что им захочется, и те не могли убежать или спрятаться. Вседозволенность искушает.

Впрочем, ирония была в том, что, несмотря на возбуждающее действие деформированных стоп, мужчины никогда не видели их без обуви — вид голой женской ноги считался в высшей степени неприличным. Даже на так называемых «весенних картинках», китайских эротических изображениях, женщины были изображены обнаженными, но в обуви.

Одним из сильнейших эротических переживаний было, к примеру, созерцание следов женских ног на снегу.

Представления китайцев о последствиях такого увечья были двойственными: с одной стороны, они якобы делали женщину целомудренной, с другой — чувственной. Из-за постоянного нагрузки на небольшую площадь ноги бедра и ягодицы отекали, становились полнее, и мужчины называли их «сладострастными».

Вместе с тем мужчины были убеждены, что женщины с маленькими ногами своей походкой укрепляли мышцы влагалища, а прикосновения к ним приносило женщине наслаждение. Ноги считались слишком крупными, если они были устойчивыми — к примеру, если женщина могла противостоять ветру. Китайская сексуальная эстетика рассматривала искусство походки, искусство сидения, стояния, лежания, искусство поправления юбки и искусство любого движения ног.

Маленькую ступню идеальной формы сравнивали с молодым месяцем и с весенними побегами бамбука.

Один из китайских авторов писал: «Если вы снимете обувь и повязку, то эстетическое наслаждение будет навеки разрушено». Перед сном женщина могла лишь слегка ослабить бинты, меняя уличную обувь на домашние туфли.

В 1915 году один китаец написал сатирическое эссе в защиту обычая:

«Бинтование ног есть условие жизни, при котором мужчина обладает рядом достоинств, а женщина всем довольна. Поясню: я китаец, типичный представитель своего класса. Я слишком часто был погружен в классические тексты в юности, и мои глаза ослабели, грудная клетка стала плоской, а спина сгорбленной. Я не обладаю сильной памятью, а в истории прежних цивилизаций есть еще много такого, что надо запомнить перед тем, как познавать дальше. Среди ученых я невежда. Я робок, и голос мой дрожит в разговоре с другими мужчинами. Но по отношению к жене, прошедшей обряд бинтования ног и привязанной к дому (за исключением тех моментов, когда я беру ее на руки и несу в паланкин), я чувствую себя героем, мой голос подобен рыку льва, мой ум подобен уму мудреца. Для нее я целый мир, сама жизнь».

А если не бинтовать?

Женщина с забинтованными ногами была показателем статуса мужчины. Считалось, что чем меньше она способна двигаться, чем больше времени проводит в праздности, тем состоятельнее ее муж.

Долгое время считалось, что бинтование ног существовало только среди китайской элиты, но это было не так. Забинтованные ноги могли «проложить дорогу» к лучшей жизни. Крестьяне, чьи женщины были вынуждены работать в поле, бинтовали ноги не так туго, как девочки из хороших семей, но старшей дочери, на которую возлагали большие надежды в плане замужества, доставалось больше других.

Женщин с обычными ногами презирали, над ними смеялись, издевались, они были исключены из общества с его зверскими законами. Шансов на удачный брак у таких девушек почти не оставалось. Они даже не могли устроиться прислужницами в богатый дом, потому что даже прислуга оттуда была с забинтованными ногами. Так, девочки предпочитали пройти через пытки, но не остаться незамужними.

Это была чудовищная практика порабощения женщин. Девочек калечили собственные матери в угоду эротическим фантазиям мужчин.

Полного запрета на бинтование ног удалось добиться только к приходу коммунистов в 1949 году, хотя указ императора о запрете вышел еще в 1902 году.

Последняя пара туфелек для «золотых лотосов» была сшита в 1999 году. После этого состоялась торжественная церемония закрытия обувной фабрики, а товар, оставшийся на складе, был передан в дар этнографическому музею.

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария