Семья должна быть с кулаками: Госдума одобрила декриминализацию домашних побоев

В то время, когда весь мир борется с проблемой домашнего насилия, депутаты Государственной Думы Российской Федерации сделали послабление для домашних побоев, совершенных родственниками. Чиновники приняли законопроект о декриминализации однократных побоев. То есть теперь первый эпизод побоев в семье считается административным, а не уголовным преступлением. «Один раз можно».

Семья должна быть с кулаками: Госдума одобрила декриминализацию домашних побоев GettyImages

Напомним, что в июне 2016 года статья «Побои» (116 УК РФ) была частично декриминализирована: от уголовного преследования за избиения без причинения вреда здоровью освободили всех, кроме близких родственников. Вчера в государственной думе в первом чтении был принят законопроект, вносящий еще одну поправку в 116 статью: декриминализацию побоев в отношении близких. В законопроекте уточняется, что административное наказание распространяется лишь на первый эпизод побоев — то есть один раз можно ударить близкого (а близкие, согласно законопроекту, это супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки, опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство) и заплатить за это штраф, а вот во второй раз нужно быть готовым к уголовному преследованию. Депутат госдумы и одна из авторов законопроекта Ольга Баталина заявила журналистам следующее: «У людей вызывало объективное недоумение, почему конфликты внутри семьи, нанесение побоев в отношении родственников являются преступлением, а такие же действия, совершенные на улице, — административным правонарушением. Наш законопроект предлагает эту коллизию устранить».

Бей своих, чтоб чужие боялись

И действительно, при поверхностном рассмотрении ситуация кажется странной: деяние — одно, а наказания за него разные. Спорить о допустимости декриминализации побоев от посторонних бессмысленно — поправка уже принята. Но давай попробуем разобраться, существует ли она на самом деле, эта «коллизия».

Насилие недопустимо ни в каком виде, в том числе — в виде побоев, и естественно, за этим эпизодом должно следовать наказание. Сегодня, когда побои от посторонних считаются административным правонарушением, наказание за побои от посторонних существенно смягчено.

На практике побоями признаются действия, не причинившие никаких телесных повреждений (в этом случае факт нанесения побоев устанавливается на основе свидетельских показаний или иных доказательств) либо причинившие незначительные телесные повреждения, такие как ссадины, синяки, кровоподтёки, царапины и так далее. И декриминализация побоев не делает их социально одобряемым деянием: попробуй вспомнить ситуацию, когда посторонние люди вдруг начинают наносить друг другу эти самые побои на глазах у свидетелей. Как правило, первое, что делают окружающие — это вызывают полицию.

Популярное

Происходит ли то же самое, когда кто-то систематически подвергается побоям в семье? Нет. Свидетелей этому, как правило, не находится, и единственный, кто может заявить о преступлении — сама жертва. Поправка к 116 статье УК РФ лишит ее возможности защитить себя от побоев вообще, в то время как жертва побоев от посторонних защиты не лишается, несмотря на декриминализацию деяния.

Просто потому, что семейное насилие, в виде тех самых «шлепков», почему-то социально одобряется.

В феврале 2014 года центр АКСИО (Агентство по культурно-социальным исследованиям общества) опросил 43 687 человек из всех регионов Российской Федерации (за исключением Крыма и Севастополя) об их отношении к шлепкам, подзатыльникам и наказанию ремнем в отношении детей. 51% опрошенных ответили, что считают подобное поведение нормой, и только 2% опрошенных назвали это преступлением.

Вдумайся: побои, как и любое нарушение неприкосновенности личности — это насилие, и более половины россиян считают насилие в семье нормой. И сегодня Госдума поддерживает это, выводя побои в семье из сферы уголовных преступлений.

Один раз можно

Впрочем, депутаты настаивают на том, что речь идет только и исключительно о первом эпизоде побоев. И подчеркивают, что даже административное наказание за побои остается довольно строгим: штраф до 30 тысяч рублей, административный арест на 10−15 суток или обязательные работы.

Что ж, давай попробуем приложить этот факт к среднестатистической российской семье. Допустим, женщину ударил муж. Обратится ли она в правоохранительные органы, зная, какое наказание его ждет? Штраф до 30 тысяч рублей? Мы все прекрасно представляем себе, что для многих российский семей эта сумма — весь семейный бюджет. Рискнуть им, чтобы муж почувствовал себя наказанным? А детей потом на что кормить?

Административный арест? Да, но через 15 суток он вернется и, прямо скажем, едва ли в добром расположении духа. Он вернется мстить, и женщина это понимает. И ей страшно за свою жизнь — в буквальном смысле. Обязательные работы? Это ровно та же ситуация.

Поправка к закону делает жертв домашнего насилия абсолютно беззащитными. Садист может годами истязать жертву, не причиняя вреда ее здоровью, и выхода из этой ситуации больше нет. Ведь закон, по сути, поощряет садистов: вы все делаете правильно! Ведь самое главное — это семейные ценности и традиции!

Семейные ценности и традиции превыше всего

Госпожа Мизулина заявила, что цель законопроекта — защита семьи и семейных ценностей. Декриминализация домашних побоев «позволит оградить семьи от необоснованного вторжения», а также защитить «традиционную семью».

Но мы искренне не понимаем, как слова «семейные ценности», «традиционная семья» и «побои» вообще могут пересекаться в одном пространстве. Побои — это прекрасная традиция? Это то, что нужно законодательно защитить? Право бить своих близких — это семейная ценность?

Применение физического насилия в семье — это не традиция и не ценность. Это индикатор серьезных проблем в семье: межличностных, психологических, социальных. И эти проблемы нужно решать, а не объявлять их «традиционными ценностями». Насилие недопустимо. Шлепки, пинки и пощечины — это насилие.

Больше безнаказанности!

Важно понимать, что домашнее насилие — это не разовое преступление, а серийное. И если оно началось, то в дальнейшем будет только расти: домашний садист, чувствуя себя безнаказанным, позволяет себе все больше. При этом жертвы домашнего насилия, как правило, не обращаются в правоохранительные органы до тех пор, пока ситуация не будет напрямую угрожать их жизни. Кризисные центры для жертв домашнего насилия существуют только в крупных городах, так что большинству жертв в прямом смысле слова некуда бежать. И это значит, что даже уголовное преследование насильника может жертву не спасти: пока маховик правоохранительной машины будет раскручиваться, садист успеет ее добить. И он прекрасно знает об этой ситуации. Но все же раньше у жертвы был шанс: первый эпизод домашнего насилия, та самая пощечина — это пусковой механизм, и для того, чтобы привести его в действие, садисту требовалась определенная решимость. Потому что жертва еще не совсем забита. Она еще может вызвать полицию. А это значит, что можно было стать уголовником «ни за что, просто так».

Теперь нельзя. Теперь домашний садист всего лишь правонарушитель. Как человек, который решил выпить пива в метро. Ну да, это неприятно, но в целом он — добропорядочный гражданин, который ничего ужасного, в сущности, не совершил.

Понять и простить.

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария