«Он учил дочь как покончить с собой»: как многодетная мать спасается от тирана

25 ноября — Международный день борьбы против насилия в отношении женщин. Сегодня Центр защиты пострадавших от домашнего насилия запустил проект «16 женщин»: каждый день на сайте проекта будет появляться история женщины, которая обратилась в центр за помощью. Мы хотим поддержать этот проект, и сегодня рассказываем историю Алисы: матери четверых детей, которой пришлось спасаться от мужа-абьюзера самой и спасать своих детей.
«Он учил дочь как покончить с собой»: как многодетная мать спасается от тирана

Shutterstock

«Шестнадцать женщин» — проект Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских неправительственных объединений. В рамках международной компании «16 дней против гендерного насилия» он  расскажет 16 историй о женщинах, ставших жертвами домашнего насилия и давших отпор агрессорам. В некоторых историях защита прав пострадавших привела к выходу из ситуации домашнего насилия, а в некоторых ситуациях было уже слишком поздно.

Мы хотим, чтобы ты знала о том, каким разным, но каким одинаково страшным может быть домашнее насилие. Сегодня мы расскажем об Алисе (имя изменено) и ее борьбе, которая пока не закончена. 

Алиса – коренная петербурженка. В браке родила четырех дочерей. Спустя 15 лет совместной жизни  Алиса подала на развод. На тот момент, в 2017 году, старшей дочери было 12 лет, средним – по семь и пять, а младшей не исполнилось и года. После развода Алисе пришлось залезть в долги и уйти в отпуск, чтобы заботиться о детях:  помимо малышки, в уходе нуждалась и еще одна дочь Алисы — у девочки расстройство аутического спектра. Оставаться с мужем и отцом Алисе и девочкам было опасно: он постоянно оскорблял жену и детей, угрожал и распускал руки. Последней каплей стала история, которую просто невозможно придумать: отец попытался довести собственного ребенка до суицида. 

Алиса рассказывает, что ее муж очень хотел сына. Совершенно безобидное желание переросло в идею-фикс, и муж Алисы стал заявлять, что дети — не его, потому что они девочки. 

«Мне стало страшно находиться с ним в одной квартире, — рассказывает Алиса. -  Боялась, что схватится за нож и убьет, он об этом говорил постоянно. Даже при детях обещал зарезать, расчленить. Он часто угрожал, но с годами я поняла, что он может сделать то, о чем говорил».

В 2015 году муж напал на Алису с ножом, она при этом держала на руках дочь. Алиса ушла из дома и обратилась в полицию, но свекровь вынудила ее забрать заявление и вернуться.

«Я думала, свекровь его к себе заберет, но она отказалась, — говорит Алиса. — У моего бывшего мужа очень трепетная мама, она для него ничего не жалеет. А про внучек говорит, что у нее таких еще сколько угодно будет, а вот сын всего один».

Отец объяснял старшей дочери, которой на тот момент было всего 12 лет, как ей лучше покончить жизнь самоубийством. Он предлагал ей алкоголь и сигареты. Он постоянно толкал ее, выворачивал руки, бил.

«Он мог ударить ребенка ни с того, ни с сего, — говорит Алиса. — Младших он бил в мое отсутствие, когда я была на работе. Я старалась защитить старшую дочь сама. Когда я звонила в полицию, мне говорили, что мы женаты, что им эта бытовуха и эта писанина не нужны. Говорили, что я сама забрала заявление, когда он на меня бросился с ножом, а надо было его сажать».

Алисе удалось развестись и выгнать мужа из квартиры, но он поселился в том же подъезде у собутыльника и подкарауливал дочку, приставал к ней, оскорблял.

После развода бывший муж продолжал преследовать Алису и детей. Приходил, когда ему вздумается в старую квартиру или на дачу, изводил и запугивал. Мог приехать поздно вечером и собирать детей на прогулку или запереть дочку в машине и не выпускать.

«Меня он уже не мог третировать, поэтому стал манипулировать детьми, — говорит Алиса. — Например, не давал разрешение второго родителя, когда дочке требовалась стоматологическая операция под общим наркозом».

Чтобы защитить детей, нужно было лишить бывшего мужа родительских прав. Но это оказалось непросто. В аппарате уполномоченного по правам ребенка Алисе сказали, что «родительских прав лишают, только если отец кого-нибудь убьет». Самостоятельные обращения в суд ни к чему не привели, поэтому Алиса обратилась в Центр социальной помощи населению, где ей посоветовали адвокатов Консорциума. Галина Ибрянова взялась за дело.
 

«Она не такая, как другие адвокаты, которые сидят и ждут, когда тебя убьют», — рассказывает Алиса.

Галина Ибрянова объясняет, что действия отца в отношении дочек попадают под статью 156 УК. Неисполнение либо ненадлежащее исполнение родительских обязанностей, сопряженное с жестоким обращением с ребенком. Когда доказательства были собраны, Алиса обратилась в полицию. Следственный комитет принял заявление и возбудил уголовное дело. Сейчас Алиса ждет, когда дело поступит в суд. После этого они с адвокатом инициируют дело о лишении бывшего мужа родительских прав.

Старшая дочь рассказала, что в школе знают об обращении в Следственный комитет. «Иногда обсуждают, спрашивают есть ли новости. Друзья у меня начали появляться только после того, как отец исчез из нашей жизни», — говорит она.

Алисе повезло: она вовремя обратилась за помощью, и у нее есть шанс избавиться от домашнего насильника навсегда. Но, увы, так повезло не всем жертвам домашнего насилия. В следующие 16 дней мы расскажем тебе другие истории. Потому что ты должна об этом знать. 

Фото: Shutterstock